Прошел год после августовской войны, и многое подтверждает то, что несмотря на заявления об обратном, Россия, по сути дела, поглотила крошечную Южную Осетию, подлив тем самым масла в огонь грузинских заявлений о том, что цель России в ходе той войны заключалась в аннексии грузинской территории.

В эти выходные тысячи людей собрались в югоосетинской столице Цхинвали, чтобы отметить годовщину грузинского нападения с целью возврата под свой контроль отколовшейся территории. Наряду с воспоминаниями о примерно 200 осетинах, погибших в ходе войны, люди праздновали "независимость" своей территории, которая после конфликта была официально признана Россией.

В пятницу вечером жители Цхинвали собрались на главной площади города на концерт, который начался в 23:35, то есть примерно тогда, когда началось грузинское наступление на Южную Осетию. Трагические музыкальные композиции перемежались минутами молчания, когда зрителям на большом экране показывали кадры прошлогодней войны. Рядом со снимками погибших появлялись кадры с изображением грузинского президента Михаила Саакашвили и бывшего госсекретаря США Кондолизы Райс. Россия и Южная Осетия обвиняют Вашингтон в том, что это он в прошлом году подтолкнул Грузию к проведению наступления.

Вскоре после полуночи на сцену, украшенную огромным югоосетинским флагом с одной стороны, и российским с другой, вышел президент самопровозглашенного государства Эдуард Кокойты, который обратился к собравшимся с речью. "Благодаря храбрости осетинских и российских солдат были сорваны злобные планы, которые вынашивались не только в Тбилиси, но и за океаном, - сказал он, - сейчас Южная Осетия это свободная и независимая страна".

Несмотря на то, что неприятная история отношений между двумя народами означает, что осетины не хотят быть частью Грузии, мысль о Южной Осетии как о подлинно независимом государстве абсурдна. По словам аналитиков, Абхазия - второе мини-государство, заявившее о свое независимости от Грузии и признанное Россией после прошлогодней войны, имеет больше шансов на существование в качестве отдельной страны. У нее есть черноморское побережье, туристическая индустрия и небольшой сельскохозяйственный сектор.

С Южной Осетией дела обстоят иначе. Ее территория ничтожна, население не превышает 70 тысяч человек, там нет промышленности, инфраструктуры, собственной валюты, аэропорта. Единственно возможный вариант для Южной Осетии, если она не хочет быть частью Грузии - стать частью России. Осетины это отдельная этническая группа, говорящая на языке, родственном фарси. Большинство из них проживает в Северной Осетии, входящей в состав России. У этого народа давнее желание объединить две Осетии. Русские хоть и рады фактически контролировать эту территорию, но не хотят, чтобы Южная Осетия входила в состав России официально, поскольку это послужит основанием для заявлений о том, что прошлогодняя война на самом деле велась не за ее освобождение а за ее присоединение.

Вскоре после войны Кокойты заявил, что Южная Осетия войдет в состав России, на что сразу отреагировал российский министр иностранных дел Сергей Лавров, сказавший, что Южная Осетия "не хочет входить ни в чей состав", и что журналисты неправильно поняли слова президента. На прошлой неделе Кокойты снова высказал мнение о том, что когда-нибудь его территория будет поглощена Россией. Затем он выступил с опровержением этих слов, предположительно, после телефонного звонка из Москвы.

Но несмотря на тщательно сформулированные московские опровержения, Южная Осетия уже, по сути дела, является частью России. У 98 процентов населения российские паспорта. Каждый здесь говорит по-русски. Местной валютой является рубль, а большую часть бюджета составляет российская помощь. Русские построили новую военную базу на окраине Цхинвали и официально разместили на территории Южной Осетии 800 своих военнослужащих. Реально же численность российских войск оценивается в 4 тысячи.

В новой Южной Осетии, которая находится под контролем России, нет места тысячам этнических грузин, что жили там прежде. На небольшом расстоянии к северу от Цхинвали находится село Тамарашени. До войны это был грузинский анклав, который контролировался правительством в Тбилиси и который населяли грузинские семьи. Там был банк, школа и вся инфраструктура функционирующего грузинского населенного пункта. Когда грузинская армия была изгнана из Южной Осетии, село Тамарашени было сожжено дотла и разграблено. Сейчас там нет ни единой живой души.

Однако на земле прямо у края села, где раньше находились сады и виноградники грузинских семей, ведется строительство жилья. Это один из строительных проектов, осуществляемых в Южной Осетии после прошлогодней войны.

Район Московский, строительство которого финансируется правительством Москвы, предоставит роскошное жилье 800 семей. Вызывающий неоднозначную реакцию московский мэр Юрий Лужков активно скупает собственность и инвестирует средства как в Южную Осетию, так и в Абхазию. Действует он при этом настолько активно, что три года назад название одной из главных улиц Цхинвали сменили с Тбилисской на улицу Лужкова. (Сейчас тройка основных городских магистралей носит весьма интригующие названия: улицы Ленина, Сталина и Лужкова.)

По всей территории Южной Осетии места проживания грузин разрушены, а российское влияние усиливается. Осетинское село Днениси находится всего в нескольких километрах от Цхинвали на пути в Грузию. Это простая деревня, где проживает несколько сот человек. Она на этой неделе живо смахивала на толстовскую крестьянскую идиллию: женщины с косами и охапками сена, идущие по деревне посреди стада; мужчины, работающие в поле. Но за фасадом спокойствия страсти горят не на шутку.

 

Между Днениси и Цхинвали находилось грузинское село Эредви. До прошлого лета его контролировала Грузия, и там проживали сотни грузинских семей. По словам жителей Днениси, чтобы попасть в Цхинвали, они были вынуждены делать крюк в 80 километров, потому что охранявшая грузинское село охрана их не пропускала. Как говорят осетины из Днениси, когда началась августовская война, через их деревню прошли 800 грузинских солдат. Большинству жителей удалось своевременно бежать, но четыре пожилых жителя, оставшиеся в селе, были убиты.

Впоследствии осетинские ополченцы из Днениси и других мест Осетии сожгли соседнее Эредви дотла, и сейчас деревенские жители добираются до Цхинвали за считанные минуты, проезжая мимо разрушенных домов, когда-то принадлежавших их грузинским соседям.

"Конечно, печально видеть эти дома в руинах, но грузины сами на себя навлекли эту беду, - говорит 50-летний житель Днениси Тейран Бестаев, - здесь 20 лет не было настоящей жизни. Они обращались с нами как с грязью. Сейчас у нас, наконец, независимая Осетия, и нас никто не унижает".

Понятно, кого благодарят за это деревенские жители. "Всю жизнь Россия нас спасает, - говорит Бестаев, - это благодаря России и Владимиру Путину мы все еще живы. Мы всегда будем вместе с Россией, и если бы сейчас провели референдум, то мы бы все проголосовали за официальное объединение с Россией, мы бы бегом побежали на избирательные участки голосовать!"

Примерно в 30 километрах от Днениси находится грузинский город Гори, который обстреливали и на какое-то время заняли российские войска в рамках своих яростных ответных действий против грузинского нападения на Южную Осетию. В пятницу президент Михаил Саакашвили произносил собственную речь в память о начале той войны, которую грузины называют российским вторжением в Южную Осетию.

Он пообещал, что когда-нибудь Грузия восстановит свой контроль над этой самопровозглашенной территорией. "Наше будущее будет написано не в далекой, враждебной и холодной столице", - заявил он многотысячной толпе, которая собралась в этот памятный день несмотря на проливной летний дождь.

К сожалению для Саакашвили, события в Южной Осетии говорят о том, что именно это сейчас там и происходит.

___________________________________________________________

Обсудить публикацию на форуме