Факт наличия в Грузии политзаключенных уже подтверждают международные организации по защите прав человека. В отчете, опубликованном 'Международной федерацией по защите прав человека' говорится, что в Грузии есть политзаключенные. Это Нора Квициани, Джони Джикия, Реваз Клдиашвили, Шалва Рамишвили и задержанные вместе с ними лица, а также Демур Антия, Омар Куцнашвили и Мераб Ратишвили.

Представители грузинских неправительственных организаций говорят, что на сегодняшний день в Грузии политзаключенных намного больше. По заявлению руководителя ассоциации 'Закон для народа' Закарии Куцнашили, количество политзаключенных превышает 80 человек. Большинство было задержано за последние несколько месяцев.

О существовании политзаключенных правительству часто напоминает пока еще действующий омбудсмен. Исходя из его подсчетов, в Грузии есть политические заключенные и они обвиняются в использовании наркотиков или в незаконном хранении оружия.

Отчет Федерации по защите прав человека члены организации составили в феврале 2009 года после визита в Грузию. После пятимесячной работы они установили, что в Грузии есть люди, арестованные по политическим мотивам.

Политзаключенные

Основатель телеканала '202' Шалва Рамишвили, чей четырехлетний тюремный срок заканчивается 26 августа. В отчете федерации дело Рамишвили описано, как смешанное дело, где фигурируют признаки определенного криминала, но следствие и суд не учли, что это дело было спровоцировано представителем правительства.

Судя по отчету 'Международной федерации по правам человека',политзаключенными были признаны сторонники Игоря Георгадзе: Майя Топурия, Вахтанг Талахадзе, Заза Давитаия, Реваз Булия, Георгий Метревели, Каха Кантария, Кока Квиникадзе, Рамаз Самнидзе, Георгий Ахобадзе, Теймураз Жоржолиани, Гурам Папукашвили, Варлаам Галдава. Следствие и суд уже 'доказали' их вину и участие в заговоре, целью которого было свержение правительства и взятие власти в свои руки.

Международные организации как правило не ограничиваются материалами, распространенными местными защитниками прав человека и омбудсменами. С целью лучше изучить дело как незаинтересованные лица они встречаются и выслушивают обвинителей, адвокатов, неправительственные организации , представителей правительства и членов семей арестованных по политическим мотивам.

В отчете был признан политзаключенным Мераб Ратишвили, которого задержали по обвинению в купле-хранении наркотиков. Ему присудили 9 лет лишения свободы. Взамен информации о лидерах политической оппозиции, ему обещали свободу.

Также в списке политзаключенных бывшие полицейские Реваз Клдиашвили и Давид Татишвили. Клдиашвили обвинили в незаконном преобретении и хранении огнестрельного оружия, а Татишвили в хранении наркотических средств.

Политическая заложница

Нора Квициани, которой грузинское правосудие уже присудило 6 лет и 6 месяцев за создание или руководство незаконных вооруженных формирований и в купле и хранении огнестрельного оружия. В отчете ей присвоили статус политической заложницы. Народный защитник Созар Субари называет ее также 'узницей совести'. В отчете федерации прав человека сказано, что Нора Квициани была задержана из-за деятельности своего брата, Эмзара Квициани,что является давлением на члена семьи, так как Эмзара Квициани еще не задержали.

Политическим заложником правительства в этом отчете назван также Омар Куцнашвили, он обвиняется в присвоении государственной собственности, ему присудили 4 года. 'Я уже давно говорю ,что в Грузии людей арестовывают по политическому признаку, это уже признано международной общественностью, вы еще увидите, какие рычаги задействуют, чтобы их освободить. Мы правы и будем бороться до конца', - заявляет Захария Куцнашвили.

Политические беженцы

У демократической власти Саакашвили есть не только политические заключенные, но и политические беженцы. Со статусом политического беженца за границей сегодня живет не один грузин, не говоря уже о больших начальниках времен Шеварднадзе.

Их большинство это крупные чиновники правительства роз. В их числе бывший начальник департамента лесного хозяйства Бидзина Георгобиани, бывший генеральный прокурор, министр внутренних дел и обороны Ираклий Окруашвили, политическое убежище ему предоставила Франция.

Также скрывается за границей бывший губернатор Средней Картли Михаил Карели и Кибар Халваши, которому убежище предоставила Германия.

Новые ' претенденты' на политзаключение.

Они пока еще не попали в отчет международных организаций, но грузинские правозащитники после так называемого 'мухрованского заговора', 5 мая 2009 года ,рассматривают задержанных по этому поводу как политических заключенных. Правозащитники заявляют, параллельно проведению акций оппозиции, правительство начало задержание военнослужащих, 'подозреваемых' в так называемом заговоре, и проводит репрессии по отношению к военнослужащим, потому что они отказались участвовать в разгоне акций.

По обвинению в подготовке мятежа или по подозрению участия в нем были задержаны: Николай Бибилейшвили, Зураб Микадзе, Заза Мурджикнели, Важа Хуцураули, Ираклий Топуридзе, Коба Отанадзе, Леван Амиридзе, Теймураз Меликидзе, Ираклий Баткуашвили, Каха Кобаидзе, Давид Сулханишвили, Коба Кобаладзе, Вахтанг Маисаия, Лаша Чхенкели, Малхаз Гвелукашвили.

Правозащитники и представители оппозиции говорят также и о том, что в период проведения акций протеста власти несправедливо преследовали их сторонников и активистов и задержали по политическому признаку не одного человека. Некоторые из них отбыли тридцатидневный срок заключения, некоторых освободили после оплаты штрафа.

В центре защиты прав человека заявляют, что до сих пор ни одна международная организация не подтверждала факт наличия в Грузии политических заключенных.Федерация обращается к правительству Грузии, посодействовать созданию группы независимых экспертов Евросоюза, которая изучит дела условных политзаключенных. А также просит правительство дать федерации право встречи с ними в местах их заключения.

Обсудить публикацию на форуме

________________

В Грузии есть антироссийские настроения, но нет антирусских ("Евразийский Дом", Россия)

Я оказался в полном 'оперативном информационном вакууме' ("Georgian Times", Грузия)