Через три-четыре дня после российского вторжения в Грузию - ровно год назад - я добрался до Тбилиси, забросил чемоданы в отель, и вместе с двумя друзьями-грузинами отправился на машине к линии фронта. Российские танковые части уже прошли Южную Осетию, ворвались на территорию собственно Грузии и заняли Гори - родной город Сталина, расположенный примерно в часе езды к северу от столицы. Администрация Буша, связанная по рукам и ногам двумя войнами и зависящая в стратегическом отношении от доброй воли Владимира Путина, прикусила язык и не делала резких движений. А русские танки тем временем безостановочно двигались вперед.

К этому моменту я уже посоветовал президенту Грузии Михаилу Саакашвили написать авторскую статью для Wall Street Journal - обращение к миру в поворотный момент истории, когда на карту были поставлены судьба его страны и репутация Запада. Дальнейшие события скорее всего определят, удастся ли России быстро вернуть себе утраченную гигантскую империю, занимающую все пространство от Украины до среднеазиатских 'станов'. Я провел немало часов, крича в мобильный телефон, - чтобы заглушить звуки боя - пытаясь организовать публикацию этой статьи.

До нашего приезда в Гори русские подвергали его ковровым бомбардировкам, вызвав настоящий исход беженцев. Они уже 'проглотили' всю территорию между городом и сепаратистской Южной Осетией. В этой и других зонах они изгоняли жителей грузинских сел и устанавливали блок-посты. От взрыва российской бомбы в Гори погибли члены телевизионной съемочной группы из Голландии. Как раз перед нами на дороге была обстреляна группа турецких телевизионщиков. Они повернули влево, в сторону югоосетинской столицы Цхинвали, и где-то среди холмов попали под огонь. Самое удивительное, они даже смогли заснять, как пули пробивают ветровое стекло машины, а одна из них попадает их водителю в глаз.

Пока администрация Буша медлила, Wall Street Journal напечатала статью Саакашвили и провела заседание редколлегии, пытаясь ответить на вопрос: что еще они могут сделать? У 'бушевцев', похоже, в арсенале не было ничего, кроме словесных порицаний. Journal опубликовала передовицу, где осудила администрацию за бесхребетность и предложила направить в Тбилиси Кондолизу Райс. Вашингтон громко и публично раскритиковал эту статью, и заявил, что именно это и входит в его намерения. Российские самолеты день и ночь барражировали над грузинской столицей на малой высоте, но через нее, по крайней мере, проходила твердая 'запретная линия' установленная Западом, и Москва не посмела ее пересечь. Когда Конди добралась до Тбилиси, ситуация стабилизировалась. Если бы русские напали на город, Москва и Вашингтон оказались бы в состоянии войны. Путин на это не решился, и Тбилиси был спасен.

На северном фронте, в Южной Осетии, русские заняли позиции в нескольких милях от Гори. Кроме того, они начали наступление из другого сепаратистского анклава, - Абхазии, расположенной на побережье Черного моря - заняли ряд грузинских военных баз и порт Поти. Тем временем, моим друзьям удалось обнаружить мало кому известную дорогу, - по ней ездили трактора местных крестьян - ведущую на окраину Гори. Конечно, не было никаких гарантий, что мы не подорвемся на мине и не попадем в засаду. Российские военные действовали по методике, успешно опробованной на Кавказе еще в девяностые - во время армяно-азербайджанского конфликта, войны в Чечне и событий вокруг Грузии. Они окружали город или село танками, а затем предоставляли всю грязную работу иррегулярным формированиям. В войне против Азербайджана они выступили на стороне Армении. Так, в 1992 г. в азербайджанском Коджалы российский 366-й мотострелковый полк окружал городок в то время, когда там происходили массовые убийства мирных азербайджанцев. Позднее Москва использовала 'контрактников' - наемников, навербованных по контракту, среди которых было немало уголовников, выпущенных из тюрем - для 'замирения' чеченских городов и сел. Теперь они применили ту же тактику в грузинских районах вокруг Южной Осетии.

Тем не менее, мы благополучно добрались до Гори. Поскольку мы проникли в город тайно, российские военные не могли отслеживать наши передвижения. Поэтому мы остановились у местных жителей и могли воочию наблюдать, как по ночам улицы города словно вымирали: ведь югоосетинские иррегулярные формирования изгоняли людей из одного района за другим, грабили дома, похищали мирных граждан. Точно так же эти ополченцы мародерствовали и на собственно грузинской территории, разрушали памятники культуры - все это проходило незамеченным, ведь журналистов в эту зону не допускали. Как-то меня с огромным риском для моих провожатых отвели после захода солнца в одно из таких мест, и я смог рассказать о подобных инцидентах на страницах Journal.

Как я отмечал в той статье, ни грузины, ни остальной мир, не должны были узнать о том, что подобное происходит, поскольку Россия фактически аннексировала эти районы, включив их в расширенную зону своего контроля. Как выяснилось позднее, план действий Москвы включал, в частности, и высокоэффективную пропагандистскую кампанию. Днем танки покидали Гори, и тогда официально аккредитованных журналистов допускали в город, чтобы они убедились - там все тихо и спокойно. По ночам же, после их отъезда, танки возвращались - а с ними и ополченцы. Однако главной целью пропагандистов было убедить мир в том, что действия российской стороны были спровоцированы президентом Саакашвили, отдавшим приказ о неспровоцированном нападении на Цхинвали, результатом которого стал 'геноцид' местного населения, и Россия сочла делом чести защитить осетин. В доказательство Москва приводила леденящие кровь четырехзначные цифры погибших мирных граждан (позднее оказалось, что они сфабрикованы).

Мировые СМИ проглотили все это, не в последнюю очередь потому, что очень многие европейцы и американцы не желали ввязываться в еще один конфликт - на сей раз с русскими. Москва отлично осознает эту вечную слабость Запада, ведь она уже проявлялась неоднократно - от довоенного Мюнхена до послевоенных Берлинского и Чехословацкого кризисов и т.д. (список вы можете продолжить сами). Достаточно было обвинить во всем 'излишне горячего' Саакашвили, и Запад с облегчением подхватил эту версию - как заметил однажды ныне забытый мудрец-англичанин, 'многие были бы трусами, будь у них достаточно смелости'. Тем временем страны российского 'ближнего зарубежья' должны были усвоить урок: не ссорьтесь с Москвой, ведь за последствия придется отвечать в одиночку, никто не придет на защиту. И напрасно грузинский президент доказывал, что русские танки выдвинулись для наступления в Южную Осетию через Рокский тоннель еще до того, как он отдал приказ об ответных действиях. Иначе каким образом сотни единиц российской бронетехники могли бы всего через 48 часов занять ряд районов собственно Грузии?

Москва намеренно унижала гордость грузин, подчеркнуто неторопливо отводя войска в пределы своей новой, расширенной зоны контроля. Все, что они делали, преследовало одну цель - дестабилизировать положение Саакашвили - иными словами, осуществить 'смену режима'. С тех пор Москва в одностороннем порядке признала Южную Осетию и Абхазию независимыми государствами: этот шаг не поддержала ни одна страна мира, кроме Никарагуа.

О том, кто все же начал войну, и сегодня идут споры. Дискуссия вновь обострилась в канун первой годовщины августовских событий, а тем временем швейцарская рабочая группа завершила расследование цепочки событий, произошедших в последние часы перед российским вторжением. Публикация ее отчета отложена, пока годовщина не останется далеко позади, поскольку выводы комиссии обернутся немедленными последствиями в Закавказском регионе. Как отмечается в статье, опубликованной недавно в Wall Street Journal, 'грузинские официальные лица признают, что теперь их задача затруднилась, поскольку лишь в том случае, если в отчете вина будет однозначно возложена на российскую сторону, статус Абхазии и Южной Осетии можно будет изменить'.

Положение Грузии выглядит незавидно. США по нескольким важнейшим направлениям нуждаются в сотрудничестве России - для того, чтобы обуздать рост влияния и ядерную программу Ирана, чтобы наладить снабжение американского контингента через Центральную Азию, поскольку пакистанский маршрут стал слишком опасным, чтобы не допустить создания Москвой военных баз в Сирии и Венесуэле, и др. Очевидно, вице-президент Байден уже дал понять Тбилиси, чтобы там не ожидали слишком активной помощи от Вашингтона в противостоянии Грузии с Москвой, а это - верный способ поощрения воинственности России, которая рано или поздно перерастет в проблему европейского и мирового масштаба, куда более серьезную, чем 'иранский вопрос' или действия 'Аль-Каиды'.

Кажущаяся равнозначность усилий Москвы по смене режима в Грузии и действий США в Ираке никого не должна никого вводить в заблуждение. Грузия - страна с полноценной демократией и процветающей экономикой. В Ираке же до вмешательства Соединенных Штатов свирепствовала кровавая диктатура. США пытаются сохранить целостность Ирака, Москва же ведет дело к раздроблению Грузии. С точки зрения россиян более подходящим аналогом может служить распад Югославии и создание Западом на ее руинах новых государств, например, Боснии и Косово. Но опять же, руководство Сербии никак нельзя было назвать эталоном гуманизма и толерантности. Первая из народных 'цветных революций' произошла именно в Белграде, и ее результатом стало свержение кровавого тирана - это событие вселило надежду в сердца людей на постсоветском пространстве, в результате чего пришел к власти Саакашвили. Грузия предлагала абхазам и южным осетинам все мыслимые права, от региональной до лингвистической автономии. Кремль же предлагает им тот же политический строй, который мы наблюдаем во всех странах, чьи правящие режимы поддерживает Москва - да и в самой России. Вы сами что бы выбрали?

За последние годы Запад создал для Москвы слишком много пропагандистских 'поводов' - от нестабильности в Ираке до недавнего коллапса в мировой экономике. Альтернатива, предлагаемая Кремлем, с каждым днем все больше приближается к советской модели: административно-командная система в экономике, поддержка политических элит со стороны России, субсидирование промышленности, гарантированная занятость, государственный контроль над СМИ. В общем, весь знакомый набор. Немало людей (особенно тех, кто стоит у власти) в целом ряде стран - от Венесуэлы до Узбекистана - сегодня считают эту альтернативу привлекательной. И если мир снова будет рассечен железным занавесом, нам необходимо решить, кого необходимо спасать, и чем пожертвовать. Солженицын как-то заметил: в конечном итоге русские скорее всего восторжествуют, поскольку они привычнее к лишениям и жертвам. Крушение СССР доказало его неправоту - на какое-то время. Но сегодня это пророчество может снова обрести актуальность.

Мелик Кайлан - публицист, живущий в Нью-Йорке, обозреватель Forbes.com. Его статья 'Грузия во времена Миши' ("Georgia In The Time of Misha") названа среди лучших путевых заметок, опубликованных в США в 2008 г.

___________________________________________________________

Международные организации признали наличие в Грузии политзаключенных ("Georgian Times", Грузия)

Для России грузинские анклавы - не капитал, а долговое обязательство ("The Independent", Великобритания)

Обсудить публикацию на форуме