На этой неделе вслед за 'шпионско-дипломатическим' скандалом и взаимной высылкой дипломатов, сопровождавшейся публичной перепалкой на официальном уровне, что стало беспрецедентным случаем в новейшей истории украинско-российских отношений, последовали заявления высокопоставленных российских представителей о том, что российско-украинские отношения серьезно испорчены и являются недружественными. Собственно, украинские официальные лица с этим и не спорят, хотя корень зла видят как раз по другую сторону границы с влиятельным соседом, де-факто признавшим независимость бывшей республики, но так и не избавившимся от фантомных болей распада СССР.

Нынешнюю ситуацию трудно назвать уникальной. Украинско-российские отношения за 18 лет никогда не были ровными и безоблачными, но, по сути, впервые за все эти годы возникла опасность переноса конфликтности на межгосударственном уровне на отношения между народами двух стран.

Сегодня украинско-российские отношения пребывают в критическом состоянии. Наблюдается рост конфликтности в ключевых сферах сотрудничества - политической, социально-экономической, гуманитарной. Ряд проблем, усложняющих двусторонние контакты, по сути, заморожены. Углубились различия позиций сторон по ряду ключевых внешнеполитических вопросов, и в целом - расхождение геополитических курсов Украины и России.

Нынешнее состояние и характер сотрудничества по ряду направлений (энергетика, авиастроение, военно-техническая, гуманитарная сферы) не отвечают формату стратегического партнерства, закрепленному в большом договоре. Более того, сложно говорить о стратегическом характере отношений при радикальном расхождении геополитических позиций сторон, отсутствии совместных долгосрочных приоритетов сотрудничества.

Значительно ухудшили атмосферу взаимоотношений конфликт на Кавказе (август 2008 г.), повлиявший на архитектуру безопасности в региональном и глобальном масштабах, украинско-российская газовая война в январе 2009 г., в которую оказались втянутыми страны европейского континента.

Багаж двусторонних отношений переполнен рядом проблемных вопросов, приобретшими уже хронический характер, из года в год переходя в повестку дня двусторонних контактов, независимо от сменяющихся режимов в обеих странах. Несмотря на то что между Украиной и Россией подписано около 400 двусторонних документов, добросовестное выполнение которых сделало бы невозможным обострение ситуации, сегодняшние реалии партнерства часто не соответствуют духу и букве договорно-правовых отношений.

За почти два десятилетия взаимодействия в роли независимых государств стороны так и не оформили надлежащим образом общие границы. Практически заморожен процесс правового оформления (делимитации) государственной границы в Азово-Керченской акватории и демаркации ее сухопутного участка.

Нерешенные проблемы пребывания ЧФ РФ в Крыму провоцируют напряженность в отношениях. Ряд неурегулированных в правовом аспекте вопросов приводит к постоянным осложнениям, политико-дипломатическим конфликтам.

После военного конфликта на Кавказе заметно обострилась ситуация вокруг российской военной базы в Севастополе. Резко актуализировалась проблема вывода подразделений ЧФ РФ к 2017 г. Российская сторона заявляет о намерении пролонгации своего военного присутствия на территории Украины. Очевидно, по мере приближения даты вывода флота напряженность вокруг этой темы будет нарастать.

Углубились расхождения в позициях сторон относительно содержания, форм и перспектив интеграции на постсоветском пространстве. Россия рассматривает СНГ как зону своих привилегированных интересов. Укрепление позиций Содружества, ЕврАзЭС и ОДКБ как механизмов политико-экономического, военно-политического, гуманитарного влияния РФ на постсоветском пространстве не отвечает внешнеполитическому курсу Украины. Для официального Киева деятельность в рамках СНГ не входит в число приоритетов так же, как и участие в проекте ЕЭП, который в настоящее время фактически заблокирован.

Заметно сокращается двустороннее сотрудничество в военно-технической сфере. Российская сторона блокирует ряд предложенных Украиной инициатив в областях оборонно-промышленной кооперации, создания совместных предприятий, утилизации вооружений. Ограничиваются кооперационные связи по таким направлениям, как ракетно-технические программы, модернизация авиационной техники, производство наземных средств ПВО. Снижается активность во взаимном использовании военных полигонов двух стран.

Стремление российской стороны создавать собственные замкнутые циклы по производству военной техники и отсутствие адекватной политики украинского правительства по отношению к отечественной оборонной промышленности ограничивает украинско-российское военно-техническое сотрудничество.

Россия, выступая с позиций энергетической сверхдержавы, использует критическую зависимость Украины от поставок российского газа для достижения собственных политико-экономических интересов. При этом РФ не оставляет попыток получить контроль над украинской газотранспортной системой, обеспечить монопольные позиции поставщика и транзитера энергоресурсов на европейском направлении. Для этого используются различные средства политико-экономического воздействия. Знаковой в этом плане была резко критическая реакция российской стороны на решения международной конференции в Брюсселе (март 2009 г.) по модернизации украинской газотранспортной системы.

Негативное влияние глобального финансового кризиса и рецессия мировой экономики не могли не отразиться на состоянии торгово-экономического сотрудничества между странами. Резкое ухудшение конъюнктуры как на внешних, так и на внутренних рынках, падение производства, зафиксированное в обеих странах, девальвация национальных валют и другие факторы привели к значительному снижению внешнеторгового оборота между Украиной и РФ. Общий внешнеторговый оборот Украины товарами и услугами с Россией в I квартале 2009 г. снизился по сравнению с аналогичным периодом 2008 г. на 42,9% и составил 5,28 млрд. долл. (против 9,25 млрд. долл. в январе-марте 2008 г.). При этом объем двусторонней торговли товарами сократился почти наполовину (47%). Экспорт украинской продукции в РФ уменьшился на 54%, а импорт - на 58,2%.

Существенные изменения произошли и в сфере двусторонней торговли. Так, в структуре украинского экспорта значительно возросла доля услуг, которые составили треть всего экспорта (33,6%), снизились доли продукции машиностроения (до 21,2%) и металлургии (до 13,2%).

В то же время в структуре импорта из РФ в Украину доля энергоносителей возросла до 66,5%, снизились доли продукции машиностроения (до 6,2%) и металлургии (до 4,5%). Сходство отраслевых структур промышленного сектора обеих стран послужило причиной усиления конкуренции между ними как на внутренних, так и на внешних рынках.

Продолжается процесс дистанцирования государственно-политических элит двух стран, а политико-дипломатический диалог в значительной степени обрел характер взаимных обвинений и демаршей.

Заметно снижается активность контактов на двустороннем уровне между представителями политического истеблишмента, экспертных сообществ, бизнеса, научных кругов, общественности. Многочисленные декларации Киева и Москвы о 'нормализации, прагматизации, деполитизации' отношений не привели к успеху.

За время президентства Д.Медведева (с марта 2008 г.) главы государств не проводили ни официальные, ни полномасштабные рабочие визиты в Украину и Россию. Состоялась лишь одна рабочая встреча в рамках неформального саммита СНГ (июнь 2008 г., Санкт-Петербург). Таким образом, механизм контактов на высшем уровне фактически блокирован.

Политика украинской власти на российском направлении осуществляется преимущественно в ручном режиме, носит непоследовательный, противоречивый характер. Позиции Украины в диалоге с РФ ослабляются острым противостоянием в среде политической элиты, разбалансированностью системы государственного управления, постоянными внутриполитическими кризисами. Наличествует критический дефицит стратегического видения перспектив партнерства с РФ, системного прогнозирования последствий нынешних действий руководства страны.

Политика России относительно Украины носит более скоординированный, целенаправленный и жесткий характер. Руководство РФ активно использует рычаги политико-дипломатического давления, газовую зависимость Украины, пророссийские настроения среди политического истеблишмента и значительной части украинских граждан.

Реализуя внешнеполитический курс, российская сторона осуществляет целенаправленное и скоординированное политико-дипломатическое давление на Украину, цель которого - удержать соседнюю страну в сфере собственного влияния. Очевидно, что руководство РФ не видит в Украине равноправного экономического и геополитического партнера. Создается впечатление, что среди значительной части российского истеблишмента сформирован стереотип 'должного' поведения Украины внутри и вовне, и действия, не соответствующие этому стереотипу, воспринимаются, по меньшей мере, как недружественные. Это усложняет контакты между элитами двух стран.

Также на отношения элит Украины и России влияют устаревшие и неизжитые поныне стереотипы. Среди российского истеблишмента бытует восприятие Украины как второстепенного, подконтрольного государства с несамостоятельной внешней политикой, которое является ареной противостояния интересов России и Запада. В украинском политикуме присутствует опасение того, что углубление сотрудничества с РФ непременно ведет к усилению ее контроля над Украиной, вмешательству в ее внутреннюю и внешнюю политику. При этом среди украинской элиты нет консенсуса относительно того, как выстраивать отношения с Москвой, наличествуют разные позиции в тактических вопросах сотрудничества, наблюдается явный дефицит стратегического видения перспектив партнерства с РФ.

Конфликты в политической сфере, противостояние на уровне государственно-политических элит широко транслируются в медийном пространстве, что формирует негативный фон двустороннего сотрудничества. СМИ обеих стран, прежде всего российские, работают преимущественно в режиме критики, создавая в общественном сознании искаженные стереотипы и порой неадекватные реалиям представления о процессах в соседней стране. При этом стоит отметить, что присутствие украинских СМИ в российском информационном пространстве весьма незначительно, и говорить об их влиянии на граждан РФ не приходится. А вот присутствие российских электронных и печатных СМИ в украинском медиапространстве весьма ощутимо.

В итоге, наметилась крайне тревожная тенденция ухудшения отношения граждан России к сопредельному государству, фиксируемая исследованиями социологов. Весьма наглядно динамику отношения украинцев к России и россиян к Украине иллюстрируют результаты параллельных исследований, проведенных авторитетными социологическими структурами в 2008-2009 гг. в Украине (КМИС) и России (Левада-Центр). Согласно результатам репрезентативных опросов, количество россиян, которые негативно относятся к Украине, с марта 2008 года по май 2009-го возросло с трети (33%) до более половины (56%).

В списке наиболее недружественно, враждебно настроенных по отношению к России государств в восприятии российских граждан Украина заняла третье место, уступив верхние позиции на этом сомнительном пьедестале лишь Грузии и США и опередив не только Балтийские страны, некогда бывшие составными частями 'единого и неделимого', и продолжающие с Россией достаточно острую дискуссию, но и такие 'мирные' страны, как Афганистан и Ирак.

Хотя количество украинских граждан, хорошо относящихся к России, за этот же временной период парадоксальным образом не только не уменьшилось, но даже возросло (с 88% до 93%), успокаивать себя не стоит - опыт России показывает, что при хорошо срежиссированной и ресурсно обеспеченной пропагандистской кампании существенно понизить этот показатель можно от силы за год-два.

Названные процессы и тенденции дают основания говорить о кризисе доверия и в целом - о системном кризисе украинско-российского партнерства, неготовности сторон к позитивному переформатированию сотрудничества.

Эскалация конфликтности несет обоюдоострую угрозу, девальвирует геополитические активы обеих стран. Для России - это угроза оказаться в роли непопулярного регионального силового лидера, отягощенного постимперским синдромом, с неадекватными претензиями на контроль над постсоветским пространством. Для Украины - угроза пребывания в неопределенном, транзитном состоянии, в серой зоне конфликта интересов Запада и Востока.

К сожалению, есть основания полагать, что в ближайшем будущем не удастся кардинально изменить характер двусторонних отношений. Возникла очередная недружелюбная пауза в диалоге Киева и Москвы, связанная, вероятнее всего, с приближением президентских выборов в Украине.

Судя по всему, российская сторона в очередной раз пребывает в ожидании более лояльного режима. Некоторые украинские дипломаты не исключают, что получивший на днях от украинской стороны агреман на назначение послом Российской Федерации в Украине Михаил Зурабов может также получить инструкции не спешить в Киев выполнять свои обязанности и вручить верительные грамоты уже вновь избранному президенту.

Такие ожидания изменений во внешней политике Украины не беспочвенны, хотя бы исходя из того, что никаких конституционных изменений до выборов уже не будет, и президент останется в Украине ключевой фигурой, руководящей и направляющей внешнюю политику государства, а наиболее рейтинговые на сегодня претенденты не раз демонстрировали готовность творчески подойти как к толкованию, так и к имплементации определенного законодательством Украины курса на европейскую и евроатлантическую интеграцию.

И если В.Януковича, заявившего на съезде 'Единой России' в ноябре 2008 года, что альтернативы ЕЭП нет, и множество раз повторявшего о необходимости придания русскому языку статуса официального, понять можно - среди тех, кто готов сегодня проголосовать за его президентство, три четверти (73,2%) выступают за приоритетные отношения с Россией и лишь 6,4% - за приоритет отношений с ЕС, то Ю.Тимошенко придется выстраивать более тонкую линию. Картина с внешнеполитическими предпочтениями действующего премьера зеркально иная: среди ее сторонников лишь четверть (25,8%) тех, кто смотрит на северо-восток. Относительное же большинство электората Ю.Тимошенко выступает за приоритетные отношения со странами ЕС (40,2%). (Опрос проведен социологической службой Центра Разумкова с 20 по 28 июля 2009 года. Опрошено 2006 респондентов старше 18 лет во всех регионах Украины. Техническая погрешность выборки не превышает 2,3%).

С точки зрения внешнеполитических предпочтений, электорат конкурирующего с Ю.Тимошенко А.Яценюка практически идентичен. Схожая ситуация и с предпочтениями сторонников действующего президента. За приоритетность отношений со странами ЕС выступают 44,5% готовых проголосовать за А.Яценюка и 44,6% тех, кто поддерживает В.Ющенко. В то же время сторонников приоритетности российского направления среди поддерживающих В.Ющенко практически в два раза меньше (14,5%), чем среди тех, кто хочет видеть президентом А.Яценюка (25,9%).

Логика избирательной кампании неминуемо в очередной раз подтолкнет претендентов на необходимость учета позиций так называемой пророссийской части электората. К тому же соблазн принять небескорыстную помощь (политтехнологами, медиаресурсом, а главное, газовым вентилем) со стороны внимательно следящего за событиями в Украине соседа достаточно велик.

Надо лишь четко осознавать всю иллюзорность ожидания, что с избранием нового президента в Украине все проблемы в украинско-российских отношениях исчезнут сами собой.

Очевидно и то, что украинско-российские отношения должны выстраиваться не только и не столько в кабинетах президентов (тем более не на ипподромах, как предлагал недавно президент России), а на многоуровневом механизме взаимодействия: через нахождение взаимопонимания элит (и не только политических), выстраивание надежного межпарламентского и межправительственного сотрудничества, контактов между предпринимателями, экспертными сообществами двух стран, и наконец, что наиболее важно, стать действительно международными, учитывающими интересы не правящих режимов либо корпоративных групп, а граждан двух вечных соседей.

Альтернативы налаживанию добрососедского партнерства Украины и России не существует. Это партнерство должно выстраиваться на основе европейских норм и правил, паритетности и взаимной выгоды, прозрачности, взаимоуважения суверенитета и территориальной целостности, учета интересов друг друга, мирного урегулирования споров без применения силы, политико-экономических и других рычагов давления.

Потенциал прагматического партнерства наших стран во взаимовыгодном взаимодействии без чрезмерной политизации и груза прошлого при его эффективной реализации будет полезен не только народам Украины и России, но и стабильному развитию всего нашего региона. Задача политиков и будущих государственных деятелей - использовать его.

Обсудить публикацию на форуме

________________

Ющенко разочарован недружественностью письма Медведева ("BBCRussian.com", Великобритания)

Инструкция Кремля ("Diena", Латвия)