Недавние столкновения на кыргызско-узбекской границе подчеркнули назревающие социальные проблемы в многочисленных изолированных анклавах Ферганской долины и в ее окрестностях. В обществе нарастает недовольство в связи с неспособностью властей региона разрешить пограничные вопросы, считают эксперты.

Власти Узбекистана и Кыргызстана ведут расследование обстоятельств происшествия, имевшего место в конце июля, в ходе которого группа граждан Узбекистана забросала камнями кыргызский пограничный пункт у узбекского анклава Сох - района на территории Баткенской области Кыргызстана. По имеющимся сообщениям, в результате столкновения пострадали два сотрудника кыргызских правоохранительных органов. По данным Пограничной службы Кыргызстана, нападение произошло после того, как кыргызские пограничники задержали двух жителей анклава Сох за незаконный переход границы.

"Сразу же на место происшествия прибыли сотрудники государственного комитета национальной безопасности КР, министерства внутренних дел и представители органов местной власти двух государств. В результате переговоров инцидент был исчерпан. Два зачинщика конфликта были переданы правоохранительным органам Узбекистана", - сообщил 22 июля информагентству "Kazakhstan Today" первый заместитель председателя Пограничной службы Кыргызстана Чолпонбек Турусбеков.

Граждане, проживающие в анклаве Сох и в его окрестностях, постоянно жалуются на ограничение свободы передвижения, особенно после жестоких столкновений, имевших место в конце мая на узбекской территории - в Ханабаде и Андижане. [Для получения дополнительной информации см. архив рубрики "Взгляд на Евразию"]. Ужесточившиеся меры и ограничения негативно сказываются на торговле, не давая многим фермерам, проживающим в этой местности, доставлять свою продукцию на рынки. Кроме того, предпринимаемые меры усиливают у жителей анклава ощущение оторванности от родины.

Помимо анклава Сох, на территории Ферганской долины имеются и другие анклавы. Узбекские территории Шахимардан, Сох, Калача и Джангайл - все они находятся на территории Баткенской области Кыргызстана. В Ферганской области Узбекистана расположились кыргызский анклав Барак и таджикский Сарвак. В Баткенской области находятся и два таджикских района - Ворух и Западная Калача.

В ранний постсоветский период границы Ферганской долины были по большей части неохраняемые и их легко было преодолеть. Нападения Исламского движения Узбекистан (ИДУ) летом 1999-2000 годов подтолкнули центральноазиатские власти принять меры по ужесточению пограничного контроля, положив конец свободному пересечению гражданами границ, а также активизировать борьбу с торговлей наркотиками и оружием. Подобные меры имели самые неблагоприятные социально-экономические последствия для жителей данного региона.

Таксист Сохибжон из узбекского города Фергана рассказал нам о сложностях, сопряженных с путешествием из одного узбекского города в другой. "Если вы хотите добраться из Ферганы в Шахимардан, вам придется пересечь по меньшей мере четыре погранпоста и ряд полицейских постов. Очень вероятно, что вас будут трясти пограничники и таможенники. Сытые по горло всеми этими сложностями, многие люди стараются вообще не ездить в Шахимардан", - говорит он.

Помимо всего прочего, ужесточившиеся пограничные меры, по словам местных жителей, поставили под угрозу туристический сектор - главный источник дохода для пяти тысяч жителей Шахимардана. Этот анклав, с его живописными окрестностями и горными озерами, издавна являлся одним из излюбленных мест отдыха в регионе. На его территории находится ряд священных для мусульман мест, в свое время также привлекавших сюда значительное количество паломников.

"Мы жили на то, что зарабатывали в оживленные летние месяцы. Ежедневно [в Шахимардан] стекались тысячи людей. Эти дни давно в прошлом. Улицы пусты, никакой торговли. Мы едва сводим концы с концами", - рассказал EurasiaNet один из жителей Шахимардана, пожелавший остаться неназванным.

В 2007 и 2008 годах жители Шахимардана провели перед зданием местной администрации ряд акций протеста, пытаясь тем самым привлечь внимание к своим социально-экономическим нуждам. Однако достучаться до местных чиновников жители не сумели: их жалобы остались практически без ответа.

Жители анклава Сох сетуют на изоляцию иного рода. 35 тысяч жителей этого анклава являются по большей части этническими таджиками, а большинство местных правительственных чиновников - узбеками. Власти в Ташкенте давно с подозрением присматриваются к этому району компактного проживания таджиков. Эти их подозрения усилились в связи с набегами боевиков ИДУ, подтолкнув власти принять меры по ужесточению контроля над въездом и выездом из анклава. В период с 1999 по 2001 год на минах, установленных узбекскими властями с целью воспрепятствовать проникновению на территорию страны исламских боевиков, погибло по меньшей мере десять местных жителей. В начале 2000 гг. власти и начали работы по разминированию территории, но жесткие меры безопасности по-прежнему затрудняют жителям процесс въезда и выезда из анклава.

Если говорить о сельском хозяйстве, жители анклава сетуют на нехватку пахотной земли и пастбищ, что то и дело приводит к столкновениям между жителями соседних сел. С начала 2000 годов кыргызские неправительственные организации, специализирующиеся на предотвращении конфликтов в Ферганской долине, зафиксировали более десятка пограничных столкновений с участием жителей анклава.

Правительства региона стремятся провести делимитацию государственных границ с тем, чтобы ослабить напряженность в анклавах и прилегающих территориях. Так, например, кыргызско-узбекская комиссия по делимитации и демаркации границ завершила делимитацию около 993 километров границы между двумя государствами общей протяженностью 1375 км. Правда, работы по демаркации продвигаются с большим трудом по причине нехватки финансирования. Так, например, в 2008 году кыргызский парламент выделил на работы по делимитации менее 10 млн. сомов (порядка 230 тыс. долларов).

Серьезнейшим препятствием на этом пути являются и сложные топографические условия и противоречащие друг другу карты советских времен - напечатанные при советской власти, когда вопрос разграничения границ был не слишком актуален. В качестве временного решения узбекские и таджикские власти стремятся в неофициальном порядке создать на территории Кыргызстана наземные коридоры, которые бы соединили анклавы с территориями соответствующих стран. Но кыргызские власти против подобного решения возражают, полагая, что это затруднит передвижение для граждан Кыргызстана.

По словам некоторых местных жителей и конфликтологов, правительствам не стоит принимать поспешных решений и соглашений по вопросу делимитации, предоставив больше полномочий в этом вопросе властям на местах. Аналитик из узбекского города Фергана Максумжон Рахматуллаев считает, что "представители местных властей не в состоянии решать [пограничные] проблемы по причине отсутствия у них соответствующих полномочий. По каждому вопросу и каждой проблеме им приходится консультироваться со столичными властями. А на то, чтобы получить ответ из столицы, уходит время".

Алишер Хамидов является научным сотрудником из Южного Кыргызстана.

Обсудить публикацию на форуме

_________________________________________________________

Россия стремится укрепить свой стратегический тыл ("Жэньминь жибао", Китай)

Новая база РФ в Кыргызстане будет носить скорее символический, нежели стратегический характер ("Trend News Agency", Азербайджан)

Северное воздействие на Среднюю Азию ("The New York Times", США)