Узген, Киргизстан. - Расширяющаяся наступательная операция Вашингтона против Талибана отдается в этом отдаленном пыльном городишке на юге Киргизстана.

Независимым образом подтвердить подробности пока тяжело, но эксперты и местные власти утверждают, что в этот уголок постсоветской Центральной Азии просачиваются из Афганистана исламистские боевики.

Мотивы боевиков - если, конечно, они существуют, - разгадать сложно. Некоторые из них, вероятно, ищут тихую гавань, чтобы перегруппироваться и после вернуться в Афганистан; другие решили открыть новый фронт и сосредотачивают свою энергию на попытке свергнуть местные шаткие правительства, в особенности, в соседнем Узбекистане. Иные - члены центрально-азиатских группировок, некогда союзничавшие с Талибаном, а теперь переживающие отход, - просто возвращаются домой.

Что бы это ни было, сейчас местные правоохранительные органы борются с очагами хорошо вооруженных группировок. В Таджикистане власти в попытке изгнать, как они их называют, 'афганских повстанцев', отрезали регион Тавилдара от чужаков. В мае в Узбекистане власти заявили, что в одном из городов на юге в результате нападения боевиков был убит милиционер.

В прошлом месяце власти Киргизстана осуществили два рейда на юге страны - сначала в Джалал-Абаде, где, как они заявили, было убито пять вооруженных людей, а после в Кош-Коргоне, селе возле Узгена, где были уничтожены три человека. Власти объявили, что в общем они арестовали 18 человек за 'содействие международным террористическим группировкам'.

Киргизский Государственный комитет по национальной безопасности, наследник КГБ, заявил, что лидером 'уничтоженной террористической группировки' был Хазан Сулейманов, который родился в Оше, Киргизстан, в 1977 и проходил тренировку в 'международных террористических центрах в Пакистане', по сообщениям агентств. Однако, согласно другой информации, часть боевиков были русскоговорящие и не местные.

У боевиков были запасы оружия, и, вероятно, связи с Исламским движением Узбекистана, организацией, мечтающей о свержении авторитарного режима узбекского президента Ислама Каримова и создании исламского государства. Власти Узбекистана заявляют, что ИДУ ответственно за многочисленные теракты внутри страны, хотя само движение обычно не берет на себя ответственность за подобные нападения.

Что совершенно точно, однако, так это то, что ИДУ связано с Талибаном - они воевали наравне с афганцами во время натовской кампании 2003-2004 годов, а после, вероятно, в Пакистане. Тем не менее, многие эксперты по безопасности считают, что западные силы истребили ИДУ как действующую организацию.

Уже не в первый раз власти предупреждают об угрозе исламского экстремизма. Киргизские власти проводили подобные рейды три года назад, в одном из них погиб известный местный имам. Боевики также, по-видимому, нападали на пограничные пункты, а в ряде инцидентов несколько лет назад воевали против правительственных войск в отдаленной горной местности и захватывали заложников.

Так же, как и в прошлых случаях, заявления правительств встречаются с большой долей скептицизма. Некоторые наблюдатели говорят, что масштаб угрозы преувеличен, или даже она вовсе не существует. Власти региона, по их словам, используют угрозу терроризма для оправдания наращивания милицейских сил, разгона несогласных или просто чтобы заполучить расположение Запада. Местные 'войны против терроризма' по-прежнему вызывают моментальную симпатию в Вашингтоне, и не только там.

'Сообщения об этих событиях изначально исходят от служб безопасности, которые славятся сообщением ложных сведений', - говорит Алишер Амидов, аналитик с юга Киргизстана, пишущий докторскую в Университете Джонса Хопкинса (Johns Hopkins University).

'Преступные группировки называются экстремистскими', - добавляет он.

Однако, другие настаивают на том, что угроза, которую представляют эти боевики, очень даже реальна.

'Их тяжело выследить - это очень плохие люди, подкладывающие бомбы, и очень опытные', - рассказывает 'не для печати' один западный чиновник в Киргизстане. Одна из проблем, с которой столкнулись местные службы безопасности, по словам западных властей, состоит в том, что боевики скорее подорвут сами себя, чем позволят себе попасть в тюрьму, и потому не могут представлять собой дальнейший источник для получения информации.

Вероятно, признаком того, что террористов воспринимают всерьез, является недавнее заявление о том, что Россия создаст базу на юге Киргизстана в чувствительной Ферганской долине, которая простирается через Киргизстан, Таджикистан и Узбекистан.

Объект будет уже вторым российским объектом такого рода в стране - после авиабазы на севере. Также там есть американская транзитная база в Бишкекском аэропорту, служащая для обеспечения операций в Афганистане.

Власти говорят, что в Узгене, Ферганской долине, экстремисты появлялись в последнее время довольно редко, и, кажется, были изгнаны из этого региона. 'Здесь все всех знают - и вокруг все тихо', - говорит Мурад, пожилой житель Узгена, попивающий чай напротив главной мечети города в ожидании начала молитвы. Но он также добавляет: 'очень многие из местной молодежи, кто побывал в Афганистане и Пакистане, возвращаются и ведут себя так, словно им мозги хорошенько промыли'.

Обсудить на форуме

_____________________

Средняя Азия опасается исламского радикализма ("The New York Times", США)