Абхазская элита смотрит в будущее с оптимизмом. Высокопоставленные чиновники открыто говорят о строительстве отношений не только с Россией - но и, в частности, с Турцией и Ираном; однако Абхазии предстоит пройти свое первое серьезное политическое испытание с момента грузинской войны 2008 - по мере того, как разгораются жаркие споры на тему гражданства для возвращающихся грузинских беженцев.

Сухуми восстанавливается. Дорожки расчищены, сталинские колоннады выкрашены в белый цвет, но железнодорожная станция в стиле советского барокко все еще лежит в развалинах - символ двадцати лет изоляции анклава.

Год прошел с того момента, как Кремль официально признал оба мятежных грузинских региона (Абхазию и Южную Осетию) в качестве независимых государств. Теперь абхазская элита надеется отойти от своего покровителя и построить отношения с мусульманским миром.

До Турции рукой подать. Учитывая ее большую абхазскую диаспору и исторические связи с Кавказом, есть очевидная уверенность в том, что развитие закулисных отношений с Турцией может принести реальные прибыли.

В эксклюзивном интервью ISN Security Watch министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба описывает эту стратегию как 'мультивекторную внешнюю политику', добавляя, довольно уклончиво, что они провели встречи с представителями всех ветвей власти в Анкаре, 'исполнительной, законодательной и парламентской'.

Секретарь Совета безопасности Абхазии Станислав Лакоба рисует более подробную картину зачинающихся связей.

'Благодаря нашей большой и активной диаспоре мы провели неформальные встречи с турецкими лидерами, встретились с большим кругом высокопоставленных чиновников и поработали с турецкими неправительственными организациями. У нас с Турцией значительные торговые отношения, и в военное время турецкие добровольцы оказывали нам поддержку', - говорит Лакоба.

Высокопоставленные чиновники Абхазии подтверждают, что имела место встреча с турецким премьер-министром Тайипом Эрдоганом (Tayyip Erdogan). Также интерес к Абхазии проявил Иран, не так давно Сухуми посетила делегация из Тегерана. А в Москве прошла менее впечатляющая встреча с представителями Демократической Республики Конго.

В ходе обсуждения государств и организаций, которые признали Абхазию, корреспондент ISN Security Watch ощутил полное замешательство, узнав, что Хамас и Хезболла предложили признание.

Учитывая момент и низкое освещение в новостях, абхазские власти рассчитывали, что эти контакты в конечном итоге помогут Сухуми выбраться из стратегического тупика, в котором он находится из-за чрезмерных усилий России.

Младенческие шаги

Однако, Абхазия может начать пытаться бегать раньше, чем научится ходить. Оппозиционные силы собрались у стен правительственных зданий Сухуми. Это смесь пылкого ораторства и призывы избежать принятия нового закона, который подарит гражданство возвращающимся грузинским беженцам в южном регионе Гали. На стенах появились плакаты, заявляющие, что 'враги абхазской независимости' скоро будут обладать официальными паспортами.

Надир Битиев, старший советник президента Сергея Багапша, в ужасе разглядывает одни из таких плакатов.

'На самом деле они злятся из-за того, - объясняет он ISN Security Watch, - что если беженцы получат гражданство, они будут голосовать за нашу партию, и они не смогут прийти к власти'. Вкратце, ирония ситуации состоит в том, что вернувшиеся будут голосовать за правящую партию просто потому, что они разрешили им вернуться в Абхазию. Соответственно, шансы оппозиции на возврат к власти будут еще слабее.

Рискованная демография

Но у Абхазии, как и у многих других стран, есть своя демографическая угроза. Битиев это признает, комментируя, что на самом деле 'в регионе Гали армян примерно столько же, сколько абхазцев, а также значительное число русских и порядка 30 000 грузин. Население - около 200 тысяч. Это нас чрезвычайно беспокоит, и мы думаем над тем, как решить этот вопрос мирным и законным путем'.

Эта рискованная демографическая ситуация была движущей силой действий абхазцев с начала 90-х годов, когда они установили контроль над провинцией в ходе жестокой войны и этнических чисток. - И это несмотря на то, что по результатам последней переписи 1989 года, они составляли лишь 17,8% населения.

Российский эксперт по Кавказу Сергей Маркенадов (прим. пер. - на самом деле эксперта зовут Сергей Маркедонов) утверждает, что Абхазия балансирует на грани рокового выбора между этноцентричной или гражданской моделью будущего политического развития. Конечный выбор Абхазии будет иметь широкие последствия для судьбы более 200 тысяч этнических грузинских беженцев, которые стали жертвами чисток в начале 90-х годов. С тех пор порядка 30 тысяч вернулись в южный регион Гали.

Высокопоставленный чиновник министерства иностранных дел объяснил ISN Security Watch: 'Это наша демографическая проблема. Мы можем принять еще 30 тысяч, не больше. Если мы пойдем на это, мы пробуксуем и не сможем оставаться жизнеспособным государством'.

Российское подкрепление

Недавний визит российского премьер-министра Владимира Путина в Сухуми подтвердил, что, несмотря на абхазские идеи, Россия остается владыкой анклава.

Было обещано создание российской военно-морской базы в Очамчире и военно-воздушной базы в Гагауте.

'Абхазии не нужны отношения с другими странами', - сказал Путин.

Число российских войск в Абхазии за последние месяцы выросло. Тысяча пограничников наблюдают за грузинской границей, и их станет еще больше, от 1500 до более 3500. Россия также внесет 77 миллионов долларов в бюджет Абхазии, а российская Роснефть намерена развивать нетронутые нефтяные месторождения Абхазии.

Что интересно, в интервью ISN Security Watch за неделю до приезда Путина большинство абхазских чиновников были враждебно настроены на развитие месторождений и скептически реагировали на то, что Россия может увеличить количество войск. (Сообщается, что во время визита Путина взрывы бомб в Абхазии убили двух человек, поставив точку на приятном августовском спокойствии на Черном море).

Эти события заставили некоторых аналитиков выразить беспокойство по поводу намерений Москвы. Российский военный эксперт Павел Фельгенгауэр предсказал грузинскую войну 2008 года. Теперь он полагает, что у России есть абсолютный императив для контроля над Грузией, и по этой причине она наращивает силы в регионе.

'Если вы контролируете Грузию, у вас есть связь с Арменией, и Азербайджан также встает в строй. При условии контроля над кавказскими трубопроводами, вы получаете также контроль над Центральной Азией', - сказал он ISN Security Watch.

В регионе Гали российское присутствие - видимо и свежо, с танковыми лагерями и палатками на обочинах дорог.

Бывший эксперт ЦРУ Пол Гобл (Paul Goble) полагает, что мало что поменяется.

'Скорее всего, Москва продолжит поддерживать Абхазию и Южную Осетию как частично признанные государства, аннексирование их территории ужесточит проблемы Москвы с соседями и международным сообществом', - сказал он ISN Security Watch.

Недавно Кремль предложил новый законный механизм для того, чтобы российские вооруженные силы смогли вмешиваться в события за пределами границ Федерации. Первоначальная причина - чтобы 'иметь возможность защищать российских граждан за границей', рассказывает он.

Именно такие рассуждения были подоплекой прошлогоднего конфликта. Пыль на поле битвы улеглась, но Абхазия лежит на тектонических геополитических плитах, и они никогда подолгу не остаются спокойными.

Бен Джуда - корреспондент ISN Security Watch, сейчас он работает в России и на Кавказе. Он также работал в Economist Online, New Republic Online и в Standpoint Magazine.

Новые ИноСМИ

Обсудить публикацию на форуме

________________________________________________________

Абхазия выражает обеспокоенность российским господством ("Al Jazeera", Арабская пресса)

Абхазия и Южная Осетия - полигон для российских военных баз ("Наша Абхазия", Грузия)

Пиар-агентства зарабатывают на российском конфликте ("The Guardian", Великобритания)