Термин "футбольная дипломатия" появился год назад, когда президент Турции Абдулла Гюль приехал в Ереван, а формальным поводом для этого стал футбольный матч между сборными командами двух стран.

Это дало повод для оптимизма, что наконец будет открыта граница между Турцией и Арменией, и страны начнут процесс примирения. В последние недели, однако, Ереван обвиняет Анкару в замораживании этого процесса.

Наш корреспондент Гэбриэл Гейтхаус побывал в Ереване и спросил президента Армении Сержа Саргсяна, поедет ли он в Турцию на ответный футбольный матч между сборными командами двух стран.

- Знаете... на этот вопрос есть два ответа. Один ответ: поеду я или нет - не существенно. Я хочу сказать, что мы можем не привязывать поездку на футбол к нашим взаимоотношениям с Турцией. Понимаете? Представим по крайней мере два варианта. Предположим, мы замораживаем наши переговоры с Турцией, и я еду в Турцию, на футбольный матч. И второй вариант: мы продолжаем переговоры, но я не еду. Что же важнее? Хочу сказать, что если вы задаете ваш вопрос в контексте наших переговоров с Турцией и можем ли мы достичь каких-либо результатов до октября, то вот таким будет мой ответ.

- А какого знака вы ожидаете от Анкары, чтобы разморозить переговоры?

- Я дважды заявлял об этом, и заявлял следующее: я поеду в Турцию на этот футбольный матч, если наша граница будет уже открыта, или если мы будем на пороге этого. То есть если турки выполнят наши договоренности - это будет одно, а если не выполнят - другое. У нас есть договоренности. И я думаю, что нормальный, правильный путь - это когда стороны выполняют свои договоренности. К сожалению, я до сих пор не видел большого желания или стремления выполнять эти договоренности. Наше желание остается прежним: установить взаимоотношения без предварительных условий.

- Готовы ли вы пойти на уступки в вопросе событий 1915 года и в том, назовет ли Турция их геноцидом?

- Конечно, это очень важно. Важно для нашего народа, важно для Турции, важно для всего мира. Важно, чтобы историческая справедливость была восстановлена. Важно, чтобы наши народы смогли установить нормальные взаимоотношения. Важно, наконец, чтобы в будущем это не повторилось. Но мы не рассматриваем признание геноцида как предварительное условие для установления взаимоотношений.

- То есть существует возможность компромисса?

- Нет, это нельзя назвать компромиссом. Это не тот случай, когда можно говорить о компромиссе. Мы говорим: да, был геноцид, и независимо от того, признает ли Турция это сегодня, есть факт, признанный всеми специалистами по геноцидам в мире, признанный многими и многими странами мира. Но в нынешних условиях мы не признаем это как предусловие для установления отношений с турками.

- Но все равно, эта проблема мешает вашим взаимоотношениям с Турцией. Один человек, с которым я говорил в Ереване ранее, предложил такое сравнение: когда вы ведете машину, вы должны контролировать, что происходит на дороге за вами, и для этого время от времени смотреть в зеркальце заднего вида. Но главное - это дорога впереди. Насколько верно это отражает ситуацию?

- Правильно. Я понимаю, что хочет сказать этот человек. Он говорит, что мы должны смотреть в будущее. Но он говорит также, что мы не имеем права забывать прошлое.

Обсудить публикацию на форуме

__________________________________________________________

Турция - Армения: закрытая граница ("BBCRussian.com", Великобритания)

Турецко-армянские отношения под углом 'футбольной дипломатии' ("Geopolitika", Литва)

Баку надеется, что Турция не откажется от позиции по Карабаху ("BBCRussian.com", Великобритания)

Забыв на время о прошлом, армяне едут на отдых в Турцию ("EurasiaNet", США)