Сейчас наше правительство с усердием решает важнейшую экономическую проблему - старается осуществить переход на евро, причем сделать это по возможности максимально быстро. Активность, связанную с переходом на евро, проявляют и премьер-министр, и министр финансов, и другие высшие эстонские чиновники. Для такого перехода нужно выполнить целый ряд важных экономических условий, без которых заявку даже не будут в ЕС рассматривать.

Одно из самых существенных и сложных требований - это снижение дефицита госбюджета до величины не более 3% от ВВП. Государство сейчас экономит на всем, стараясь выполнить заданные параметры и сократить дефицит бюджета. Однако в условиях мощного кризиса такая задача не из простых.

Очень обидно, когда, решая глобальные проблемы, прижимают в первую очередь самых бедных и беззащитных - пенсионеров. По существующему закону средняя пенсия должна была подняться в апреле этого года более чем на 600 крон, но она выросла только чуть больше чем на 200. Это значит, что из пенсии каждого человека государство забрало 400 крон, или больше 8%. Ведь повышение пенсии не есть повышение в обычном понимании, это обеспечение прожиточной возможности с учетом инфляции и других факторов.

Режут и другие важные социальные расходы, в том числе и затраты на медицину.

С одной стороны, все понятно - переход на евро является серьезным фактором развития отечественной экономики. Но, с другой стороны, нельзя забывать, что Эстония была очень близка к переходу на евро еще несколько лет назад.

Однако...

Нередко всего одно быстрое решение посредственного человека, не умеющего трезво оценить реальную ситуацию, может изменить жизнь очень многих людей.

Сразу после выборов в Рийгикогу в 2007 году экономика Эстонии развивалась прекрасно и до евро не хватало только одного показателя - нужно было сократить инфляцию менее чем на 2%. В тех условиях это было сделать совсем просто, если отойти от либеральной экономической доктрины и вмешаться в экономические процессы, возможно, даже не совсем рыночными механизмами.

Но, как говорят, "овчинка стоила выделки", один раз подавив силовыми методами инфляцию, страна получала устойчивую и надежную денежную единицу.

Вопреки логике, был принят иной подход - правительство решило искусственно поднять инфляцию, с тем чтобы сдержать ее позднее и потом перейти без особого труда на евро. Инструментов в руках государства было не так уж много, и самое простое решение заключалось в повышении акцизов. Поэтому ничего удивительного нет в том, что правительство, реализуя свой подход к проблеме, решило поднять с 2008 года акцизы на топливо, табачные изделия и алкоголь.

На состоявшейся в конце мая 2007 года пресс-конференции министры заверяли собравшихся, что рядовые граждане даже не заметят этого повышения, ибо одновременно ежегодно на 1% будет понижаться подоходный налог с частных лиц.

Особенно интересна категоричность, с которой премьер-министр Андрус Ансип говорил о необходимости такого повышения акцизов и пролонгации сроков перехода на евро. На предложения провести дискуссии в обществе по такому решению Ансип отреагировал достаточно резко, сказав, что тут нечего обсуждать. Думается, что победа на выборах, полученная премьер-министром после известных апрельских событий, вскружила ему голову.

Когда речь заходит о самоуверенной недальновидности власть имущих при принятии важных решений, напрашивается аналогия с одним историческим фактом.

Речь идет о почти забытом наполеоновском маршале Груши. А ведь этот человек изменил в начале XIX века жизнь всей Европы. Из-за его неправильного, мгновенно принятого решения, Наполеон проиграл сражение при Ватерлоо и сошел с политической арены. Что бы произошло, выиграй император этот бой, можно только догадываться, но, наверняка, сегодня Европа была бы совсем иной.

Накануне битвы Наполеон послал треть своей армии под руководством Груши на поиски прусской армии Блюхера. В самый критический момент сражения Блюхер пришел на помощь Веллингтону, а Груши блуждал в тумане в трех часах от Ватерлоо. На все просьбы своих генералов, которые хотели пойти на помощь Наполеону, так как слышали орудийную канонаду, Груши отвечал, что его послали искать Блюхера, что он и будет делать. Результат - падение Наполеона.

Конечно, сравнивать Ансипа с Груши не совсем корректно. Однако ситуации в какой-то мере похожи, ошибка премьер-министра, когда он в самый разгар экономического подъема Эстонии отказался сделать всего один шаг, чтобы перейти на евро, уже очень дорого стоит эстонской экономике. Однако уверенность премьера в том, что эстонская экономика будет процветать бесконечно, привела к плачевным результатам. Только дилетант в экономике не знает, что за подъемом всегда следует спад.

Насколько реально вернуть утраченный ранее шанс, покажет только время. Совершенно ясно пока одно: ЕС не очень горит желанием в период кризиса расширять число стран еврозоны, да еще и за счет государств с нестабильной экономикой.

Даже если Эстонии и удастся выполнить все требования, связанные с переходом на евро - это еще не гарантирует такого перехода.

Ведь кроме формальных критериев, значение имеет и общее состояние экономики страны-претендента. А говорить о том, что в стране начался стабильный рост, не осмелится даже самый упертый оптимист. Следовательно, можно опасаться, что министры стран еврозоны могут даже и при всех выполненных показателях отложить до лучших времен такой долгожданный переход.

Однако и это еще не все. Важно не только разрешение на включение Эстонии в зону евро, но и курс, по которому такой переход может произойти. И тут тоже имеются большие опасения. У европейских министров есть право требовать изменения существующего соотношения евро - эстонская крона. Конечно, в таком случае курс может измениться не в пользу кроны.

На Западе иногда звучат высказывания о необходимости девальвации эстонской кроны. Причем, что самое неприятное, подобные реплики слышны и в скандинавских странах.

Однако, если Эстония по-прежнему будет находиться не в числе пяти самых богатых стран Европы, как нам еще недавно обещал Ансип, а совсем наоборот, в числе пяти стран с самыми худшими экономическими показателями, то весьма вероятно, что Европа при переходе на евро потребует изменить курс. Взять, например, снижение розничных продаж. В начале года в среднем в ЕС они составляли немного больше одного процента, а у нас почти 13%. Такое падение потребления очень опасно.

Посмотрим, к чему может привести снижение курса кроны. Осмотритесь в любом гипермаркете и обратите внимание, сколько вас окружает товаров отечественного производства. Есть целые отделы магазинов, где нет ни одного эстонского товара.

А теперь представим, что курс кроны при переходе на евро упал. Значит, все импортное, что мы потребляем, повысится в цене. Следовательно, на нашу зарплату или пенсию купить можно будет намного меньше импортных товаров и услуг, которые составляют основу нашего существования. Ведь рассчитывать на повышение оплаты в ситуации кризиса просто абсурдно. Это, как говорят, раз.

И второе, для эстонской экономики огромное, если не определяющее значение имеют зарубежные инвестиции, во многом, благодаря которым мы так быстро развивались. Ожидать прихода новых инвесторов взамен ушедших весьма трудно, когда речь идет о нестабильности валюты. Никто не станет вкладывать деньги в страну, у которой есть большая опасность снижения курса национальной валюты.

Тем более, что, как показал кризис, нам нужны инвесторы в реальное производство, где прибыли должны быть стабильными, но относительно небольшими. Ведь до последнего времени основная часть зарубежных инвестиций шла в финансовый сектор, в развитие недвижимости и в розничную торговлю. Финансовый сектор обеспечил огромное количество кредитов, использованных на закупку недвижимости. Сейчас, когда лопнул пузырь нереальных цен на дома и квартиры, десятки тысяч жителей Эстонии оказались заложниками прошедшего бума. Они купили свою недвижимость по завышенным ценам и должны будут многие десятилетия расплачиваться за обесцененное имущество. Трудно себе представить более плачевное экономическое положение человека.

Очень хочется надеяться, что правительству удастся выполнить все требования, связанные с переходом Эстонии на евро, и Европа их признает, это хоть как-то позволит исправить ошибку, допущенную еще совсем недавно. Кроме того, переход на евро в условиях кризиса не позволит продавцам поднимать цены, как это было в других странах. Ведь и так покупательная способность населения резко снизилась, а повышение цен неминуемо приведет к еще большему снижению товарооборота.

Пока же остается только ждать и надеяться, что сокращения бюджета не очень сильно ударят по нашим карманам.

Обсудить публикацию на форуме

______________

Миcсия центристов - не пропустить русcких ("Вести Дня", Эстония)

Лояльность и равновесие: нужна партия консерваторов ("Delfi", Эстония)