Вопреки охлаждению отношений с Россией и разговора о возможном военном конфликте, Украина и дальше обороняется за советской системой распознавания военных объектов - общей для нас и России, "вражеской" к Европе

На Украине проблемами обороноспособности государства власть занимается по остаточному принципу или не занимается совсем. Финансирование нужд армии уже давно и без иронии называют "бюджетом проедания", ни одного проекта по перевооружению не доведено до конца, советское наследство на границе окончательного морального и физического упадка. Обороноспособность страны никогда не давала быстрых сверхприбылей (наоборот - это довольно затратное занятие), и даже сейчас - в разгар очередной предвыборной кампании - политики не рассматривают ее как "фишку", которая принесет хотя бы некоторые разовые политические дивиденды. Возможно, из-за падения популярности темы НАТО.

До недавнего времени руководство успокаивало нас и себя тем, что, дескать, "по оценкам экспертов" никакой прямой военной угрозы для Украины нет в принципе. Однако последний конфликт между Грузией и Россией удостоверил: в межгосударственных отношениях все может измениться стремительно и непрогнозируемо. И вот уже среди тех самых экспертов стало модным примерять на Украину так называемый кавказский сценарий. Хвороста в огонь подбрасывает Дмитрий Медведев, который инициировал законопроект о порядке применения Вооруженных сил России за пределами страны параллельно с гневными эскападами в сторону Украины.

История учит, что все армии по обыкновению оказывались неготовыми к войне, суть лишь в степени неготовности. В январе в этом году совсем незаметным остался десятилетний юбилей программы создания на Украине национальной системы государственного распознавания объектов, больше известной под названием со сленга военных как "чужой". После ряда, как у нас водится, перенесений проект должен был быть завершен в 2008 году. Тем не менее, как и подавляющее большинство оборонительных программ Украины, он жив лишь на бумаге. Весь "джентльменский набор", через который тормозится практически любой армейский проект, есть и здесь. Это, прежде всего, недофинансирование, и, как следствие, хроническая невозможность Министерства обороны своевременно и в полном объеме оплачивать роботу оборонительных предприятий.

Просто о сложном

Систему "чужой" используют во всех видах вооруженных сил для обозначения государственной принадлежности. Так называемые ответчики системы устанавливают на кораблях, бронетехнике, летательных аппаратах, объектах инфраструктуры и пр. Проще говоря, это предохранитель, который исключает возможность нанести удар "в спину", по своим. В вооруженных конфликтах, современных, такое не редкость. В частности, упоминавшаяся выше война на Кавказе не стала исключением. Система "свой-чужой" должна работать в автоматическом закрытом режиме, должны быть исключена возможность вмешательства извне, имитация сигнала запроса/ответа и т.п. Если недооценить систему государственного распознавания в мирное время, то за это можно заплатить чрезмерно высокую цену в военное. Надежная система "свой-чужой" - обязательный атрибут каждого государства, которое строит адекватную оборонительную политику.

Со второй половины 1940-х годов, после установления биполярного мира, реализовать такой технологически сложный проект, как создание системы государственного распознавания военного назначения, могли лишь избранные. Главные "избранники" угадываются сразу. Сегодня в России и других странах СНГ эксплуатируют советскую систему "Пароль", а в США и их союзников по НАТО функционирует система МК-12 и ее модификации. Но на Украине возникла целиком логическая идея самостоятельного пути.

Туманность выбора

В украинском войске сейчас действует система, которая досталась в наследство от Советского Союза. Она целиком рабочая, во времена СССР характеризовалась высокой надежностью. Тем не менее, как отмечают специалисты, в частности и российские, на сегодня имеет целый комплекс проблем, связанных прежде всего с возрастом. Обычная картина для техники советского производства, которой замены нет, а потенциал для усовершенствования небеспредельный. Если даже в России откровенно признают, что значительная часть аппаратур системы "Пароль" морально и физически устарела, то на Украине, если ситуация и отличается, то в худшую сторону. "Пароль" начали разрабатывать в конце 1960-х годов, а массовое снабжение аппаратурой практически для всех видов и родов войск осуществляли в 1970-1980 годах. Отсюда проблемы с элементной базой и способами обработки информации, перманентная потребность в ремонте и модернизации аппаратуры. И если криптографическую стойкость системы все еще оценивают довольно высоко (о фактах ее взлома на сегодня неизвестно), вообще низкая надежность системы "Пароль" специалистам внушает серьезные опасения. Кроме того, ее неоднократная модернизация так и не решила проблемы адаптации элементов, прежде всего опрашивающих, к современному вооружению.

Даже если оставить "все, как оно есть", для нормального функционирования системы все равно придется осуществлять наукоемкие работы, которые без привлечения разработчика (РФ) проблематично. В России, кстати, это чудесно понимают. Еще лет пять поэтому в Москве на совещании по военно-техническому сотрудничеству (ВТС) в пределах СНГ прозвучало, что в Украине практически отсутствует техническое сопровождение средств системы "Пароль". Безусловно, россияне предложили помощь в создании такой системы сопровождения. Но побочные следствия подобной помощи предусмотреть несложно.

Имеем ситуацию, когда идентичная нашей система государственного распознавания остается на вооружении в России и других странах СНГ. Все, точка. Ведь военным уже одного этого факта должно быть достаточно, чтобы настойчиво рекомендовать обеспечить армию собственной, и соответственно, защищенной, системой распознавания "свой-чужой". Что ни в коем случае не должно восприниматься как какое-то неуважение к союзникам по СНГ.

На заре независимости мы могли, например, спокойно иметь несколько десятков не просто партнеров, а партнеров стратегических, особенно, когда речь шла о соседях. Наверное, это правильно с точки зрения дипломатии. Военных все эти внешнеполитические сентименты не должны волновать, они должны быть готовы дать отпор агрессии с любого направления, тем более, когда государство находится во внеблоковом статусе. И в самом деле, кто бы еще несколько лет тому мог вообразить себе то, что в прошлом году состоялось между Грузией и Россией? Не следует забывать также, что территориальные претензии к Украине имеет не только Россия.

Нынешняя ситуация с системой "свой-чужой" в Украине выглядит патовой. Определенные оценки свидетельствуют, что та же Россия, несмотря на свое наследство от СССР, чему-то разрабатывает собственную систему "свой-чужой". Больше того, есть основания считать, что разработка находится на завершающем этапе. И это дает основания партнерам России по СНГ, ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности, где заправляет Россия и куда настойчиво зазывают Украину искреннейшие антинатовцы) выискивать у нее камни за пазухой.

И в 1999 году, когда принимали программу создания национальной системы государственного распознавания объектов, и в 2005м, когда она была пролонгирована, украинские специалисты стояли перед дилеммой: оставаться и в дальнейшем "красными", используя, в сущности, советскую систему, перекрашиваться в "синих" и принимать систему НАТО или же придумать что-то свое. Если браться за первый вариант - утрачивается любой смысл создавать собственную систему "свой-чужой". Ведь сегодня мы пусть и косвенно зависимы от обязательств, взятых на себя Россией еще в 1992 году, когда было подписано соглашение об использовании системы "Пароль" как единой для госопознавания на местностях СНГ. Под документом подписались Армения, Беларусь, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан и Украина.

Препятствие для реализации другого варианта: туманность евроатлантических перспектив Украины. Ведь программа 1999 года сначала предусматривала, что украинская система распознавания должна быть интегрированной для работы в режиме, принятом в странах СНГ. Потом у нее дополнительно планировали интегрировать подсистему распознавания по стандартам НАТО. Реализация программы должна была стать одним из важнейших технических подтверждений внешнеполитических устремлений Украины. Показательно, что декларированные сроки введения в эксплуатацию отечественной системы "свой-чужой" (2007-2008 гг.) совпадали во времени с периодом, когда много экспертов и политиков пророчили вступление Украины в НАТО.

Итак именно сейчас время остановиться на третьем варианте - "что-то свое" - и начать создавать национальную систему "свой-чужой" военного назначения, поскольку натовские перспективы стали, скажем так, еще туманнее.

Прогнозировать перспективы украинской программы создания системы "свой-чужой" вместе с тем и тяжело, и легко. Понятно, что после десяти лет пусть и полного простоя от программы не откажутся. Но проект ждет очередная пролонгация. Скажем, еще в 2004 году рассматривали возможность привлечь к проекту структуру, которая смогла бы обеспечить беспрерывное поступление средств как собственных оборотных, так и инвестиций под государственные гарантии. Заинтересованность в этом высказывала государственная компания Укроборонсервис - один из отечественных спецэкспортеров (Украина и сейчас входит в десяти главных мировых экспортеров вооружений). Тогда же под это дело "подтянули" ведущие отечественные научные и производственные структуры, программа предусматривала около десяти разных конструкторских разработок. Так что стартовать будет с чего. Была бы лишь политическая воля.

Для Украины проект "чужой" есть уникальным еще и из-за того, что может быть реализованный исключительно силами отечественных разработчиков с обеспечением замкнутого цикла производства. На сегодня это редчайшая возможность, потерять которую будет по меньшей мере неразумно. И последнее. Кое-кому надо наконец понять: такие популярные сегодня нейтралитет или внеблоковость - это не только "електорально беспроигрышные" лозунги, а и статусы, которые предусматривают выполнение комплекса требований по гарантированию национальной безопасности государства.

Перевод: Антон Ефремов

Новые ИноСМИ

Обсудить публикацию на форуме

______________

'Дикие гуси' от украинского кума ("Georgia Times", Грузия)

Россия обвиняет Украину в том, что украинские войска воевали на стороне Грузии ("The Times", Великобритания)