Выступлению известного грузинского оперного певца Пааты Бурчуладзе на благотворительном концерте в Москве ведущие грузинские телеканалы посвятили репортажи, в которых прозвучала критика в его адрес.

Факт I: 7 сентября в Москве состоялся благотворительный концерт. В этом концерте участвовал известный грузинский оперный певец Паата Бурчуладзе.

Комментарий: точное место проведения концерта неизвестно, в патетически-риторических речах о месте называется то двор Кремля, то царство Медведева.

Факт II: 5 сентября в связи с днем Москвы при дворе Медведева были замечены определенные мероприятия, благословленные выступлением Медведева.

Комментарий: СМИ (грузинские - прим. пер.) эти два мероприятия перепутали, хотя неточность для скептиков решающего значения не имеет.

Факт III: до этого момента Паата Бурчуладзе относился к числу тех грузин, которые выразили России протест после августа 2008 года. Конкретно, грузинский бас отказался петь в России.

Обсудить публикацию на форуме

_____________

Грустная песня знаменитого грузинского певца прозвучала в России фальшивой нотой ("Radio Free Europe / Radio Liberty", США)

200 лет презрения к 'лохам, которые нас кормят и поят' ("Газета 2000", Украина)

Комментарий: сегодня среди его оппонентов лидируют те, которые решили, что после российско-грузинской войны России не посвящать 'реверансов' и романсов, хотя их число крайне незначительно. От Кикабидзе до Нани Брегвадзе... Не один известный грузинский представитель искусства, врач или ученый лишен той степени эмпатии, которая могла бы им дать возможность для острого выражения протеста.

***

Дело, которое условно можно назвать 'Бурчуладзе в Москве', общество рассматривает в онлайн режиме, с помощью телеэфира, рассматривают СМИ, разные чиновники, несколько певцов, хотя этих певцов нельзя назвать коллегами Бурчуладзе. Несмотря на то, что в связи с этим делом состоялось уже много заседаний, ни сторона обвинения, ни сторона защиты не пошла дальше поверхностных оценок и аргументов.

Сторона обвинения упрекает Бурчуладзе в недостаточности патриотизма. В неэтичности поступка и в аморальности по отношению к обстоятельствам. Вместе с тем, отовсюду слышен болезненный риторический вопрос грузин - как можно петь в России для русских?!

У защиты, наверно, есть, или должны быть комментарии такого типа: в Москве состоялся благотворительный проект. Бурчуладзе был связан обязательствами партнерства с теми певцами, которые сами ему не отказывали в участии в благотворительном проекте "Иавнана", созданном Паатой Бурчуладзе в помощь для бездомных и беженцев. И более того, один из русских вокалистов принял участие в 'Реквиеме', проведенном Паатой Бурчуладзе в Тбилиси после войны. Перед концертом Паата Бурчуладзе на пресс-конференции ясно выразил свою точку зрения, что 'для него, как и для каждого грузина, территориальная целостность превыше всего'. Кроме того, где-то было сказано, что есть такие люди, для которых добро и помощь ближним в лице благотворительности стоит выше войны и национальной идеологии. Правда, реально такие фразы в нас уже вызывают цинизм и отвращение. Но следует отметить и то, что истинная сущность добра и благотворительности заключается именно в этом - она не признает ни наций, ни корысти, ни политики.

Чуть выше я упомянула о взглядах, вызванных однозначным, поверхностным, зачастую, примитивным мышлением. Они звучат таким образом: С одной стороны, нельзя критиковать человека, который так прекрасно поет 'Бориса Годунова', нельзя критиковать того, кто единствен и неповторим, были и другие соображения насчет того, что нельзя обрывать контакты с Россией, так как оттуда в Грузию поступают деньги, и еще другие разговоры о том, что Паата 'отличный парень'. Не стоит распространяться на эту тему. Но как ее игнорировать, если взгляды такого типа уже наводнили нашу действительность. С другой стороны, недопустимо чрезмерно радикальное отношение и ничем не обоснованная критика в чрезвычайно жестоких формах. В телевизионных драмах и примитивных подтекстах нам рассказывают о том, как некий добрый человек на самом деле оказался либо жестоким, либо он не сострадает близким погибших грузин, либо идеологически он принадлежит к другому лагерю.

***

Факт IV: Бурчуладзе лично и его фонд до этого одинаково помогали и абхазцам, и курдам, и армянам, и грузинам. Помощь помощи рознь. Эта помощь всегда была намного весомей и жизненно более важной, чем наша каждая в отдельности взятая, которая ограничивалась двумя связками 'памперсов', несколькими корзинами дешевых конфет.

Комментарий: очевидно, что и здесь существует это вечное и животрепещущее 'НО'. Существуют одновременно наипростейшие и наисложнейшие обстоятельства - в Грузии стоят оккупанты, и эти оккупанты русские. В Грузии, практически, идет война. На нашей земле с нами воюет Россия. Воюет с нами из-за наших земель. Если мы увидим эту остроту, если мы сможем проникнуться ее болью, тогда московские вояжи вызовут у нас слезы, и, со стороны грузин, в России совсем неприемлемыми станут песни и любая активность во имя мира. Потому что, исходя из существующего опыта, 'мир с Россией' для меня означал поставленную под сомнение принадлежность к грузинской нации, бесперспективность и уничтожение. Если ты реально ощущаешь это с такой остротой, то тогда существует одна истина - Россия враг! Россия захватчик! И никакого значения нет ни у политических предпочтений, ни у того, в каком поезде или камере ты сидишь.

Факт V: грузинские политические ответвления и команды устраивают серьезный марафон известных, точнее, узнаваемых лиц. Возможно, они не видят разницы между Зумбой, Нато Метонидзе, Бубой Кикабидзе, Ирмой Сохадзе, Нино Сургуладзе, Давидом Сакварелидзе, Нукри Кантария, Темо Цецхладзе или Темо Гоксадзе, но стоять рядом с ним важно для всех, без исключения. С учетом этого, дистанцируясь от Пааты Бурчуладзе, авторы пиар-кампании властных сил, подобно Кахе Каладзе, забили гол в свои ворота. У Бурчуладзе, в отличие от многих, практически, незапятнанное прошлое, вместе с тем, он никогда не был раздражительно политизирован, но всегда поддерживал политику государства не только своей благотворительностью, но и теми делами, о которых открыто не говорят и что можно назвать сохранением чести и славы Тбилисского театра оперы и балета.

Комментарий: несмотря на то, что когда 4-5лет тому назад славой и гордостью страны волею властей суждено было стать Тбилисскому театру оперы и балета, то все хорошо помнят, что тогда акцент, и, причем, очень сильный, был сделан на балет. В течение этих лет ни одни гастроли оперной труппы за границу, ни одна премьера, ни учеба молодых вокалистов в иностранных учебных заведениях, ни один гастролер в Тбилиси не обходились без финансового вмешательства Пааты Бурчуладзе и его авторитета, Паата стоял и стоит за всеми контактами и договорами. Несмотря на то, что плоды его успеха пожинают другие, правду все же надо сказать: Тбилисский театр оперы и балета живет за счет трех вещей: балет - за счет дополнительных финансов, которые он получает от властей благодаря реноме Нино Ананиашвили, опера - благодаря Паате Бурчуладзе, а балет и опера живут за счет дипломатичной, сбалансированной политики управления директора театра Давида Сакварелидзе и терпения главного дирижера театра Зази Азмайпарашвили. Разве это не помощь театру?! Дистанция с Бурчуладзе оживила и оппозицию. Теперь у них прекрасный аргумент для собственной защиты - если уж и Паату обвиняют в агентстве, тогда нам чему удивляться?! Грязь с себя смывать намного легче, если ты сидишь в камере с абсолютно безвинным человеком.

Комментарий к комментарию: Бурчуладзе неоднократно предлагали возглавить театр оперы и балета, а также сулили другие привилегии. Так что попытки Пааты Бурчуладзе помочь театру никак нельзя расценивать как корысть такого типа, во что верится с трудом, когда это касается творческой интеллигенции нового и старшего поколения.

***

Возникает вопрос: какая должна была быть у общества реакция на выступление Пааты Бурчуладзе в Москве. Ну и что, если раньше он не был замечен в гипертрофированной любви к русским (у него нет в этом необходимости, скорее, наоборот), ну и что, если он упомянул о территориальной целостности. Просто он не должен был петь! Таков наш приговор, т.е. приговор присяжных, и обжалованию он не подлежит. И хочется надеяться, что этот приговор стал следствием нашей боли и принципиальности.

Но мы, присяжные, правы были бы в том случае, если бы и к себе мы были бы так же требовательны, как к подсудимому. Если бы не было двойных стандартов, не было бы вот уже целый год тотальной хладнокровности по отношению к своей трагедии. Разве Бурчуладзе единственный грузин, который выступил в Москве?! Если мы решили не щадить никого и протест выражать принципиально, то тогда зачем мы восхваляли совсем недавно Нино Катамадзе и не спросили ее, почему она пела для русских и дарила им свое сердце (ее любимая фраза 'я дарю вам свое сердце') в самый разгар военных действий? Разве у Ананиашвили нет деловых поездок в Москву? Разве сотни знаменитых грузин (я не имею в виду грузин, живущих в России ради заработка) не продолжают жить в России? Почему до сих пор Тика Канделаки для всех каналов является самым желанным респондентом? Она же открытым текстом днем и ночью просит президентов России 'освободить' Грузию? Я имею в виду те телеканалы, которые, подобно мне, вынесли приговор Бурчуладзе.

Когда я сочиняла аргументы для защиты, то упустила главный аргумент: защита может утверждать, что искусство это искусство и что концерт был устроен некой неправительственной организацией. Ну и что?! Таким будет наш ответ, но нам тут же напомнят: чего мы требуем от Бурчуладзе и от его благотворительности, разве мы не говорили, что бизнес есть бизнес, экономика - экономика, и перед русским инвестором мы двери не закроем. Чего тут скрывать, на этом фоне претензии к Паате Бурчуладзе мне кажутся слишком уж непонятными.

Наконец-то, завершаю статью и точно знаю, какой будет реакция читателя. Он со мной не согласится. Но я хочу ему напомнить, что я журналист, и от меня требуется намного больше, чем цитирование рассерженных и несчастных людей. И, кроме того, за последний месяц я писала только об индифферентности и хладнокровии грузинской творческой интеллигенции. Писала о том, что 'вторая' Россия в сердцах грузинской 'интеллигенции' еще не умерла, и все наши несчастья здесь берут начало. Именно эта позиция дает мне право заявить, что Паата Бурчуладзе не является героем, но он и не антигерой. Правда, он относится к избранной части общества, но, в общем, он часть этого общества. Того общества, которое не проявляет смелости признаться в поражении, скорбеть по погибшим. После такого признания наступает грусть, покой и состояние, требующее размышлений. Но мы и сами индифферентны, боимся анализировать и размышлять больше, чем России. Нами утеряна способность истинной солидарности, сочувствия и принципиальности. Бурчуладзе не единственный, кто пел во имя мира. Об этом мире многие мечтали и без пения. Мир, который на самом деле является смирением с существующим положением, и больше ничего. Мир с Россией - это тот мир, который в данную минуту и в данной ситуации исключает Грузию как государство.

Перевод: Иосиф Бакашвили

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.