Если верить тому, что показывают тут по телевизору, на этой неделе Грузия была полностью оправдана независимой европейской комиссией, проводившей расследование причин прошлогодней войны с Россией.

 

Забудьте о выводе комиссии о том, что Грузия спровоцировала войну, или о ее отказе принять грузинские заявления о том, что Тбилиси действовал в рамках самообороны против массированной российской атаки. Все три главных телеканала страны повторяли безо всяких оговорок официальные правительственные утверждения о том, что окончательный доклад комиссии «подтверждает, что Россия напала на Грузию».

 

Доброжелательное освещение в новостях является одной из причин, почему публикация долгожданного отчета вряд ли повредит политической репутации президента Михаила Саакашвили внутри страны, по крайней мере, в краткосрочной перспективе.

 

Еще одна причина состоит в том, что большая часть грузинской общественности, особенно те, кто поддерживают президента, давным-давно пришла к выводу о вине России, говорят аналитики.

 

Саакашвили, получивший образование в США юрист, которого поддерживала администрация Джорджа У. Буша, и который столкнулся с критикой за свое противодействие демократическим реформам, поприветствовал результаты расследования в четверг, после непривычного молчания, последовавшего за публикацией в среду.

«Они [комиссия Евросоюза] сказали даже больше правды, чем я мог себе представить, - рассказал он жителям Грузии во время встречи, транслировавшейся по телевидению в прямом эфире. – Это огромная дипломатическая победа для Грузии».

Но в докладе было сказано, что Грузия нарушила международные законы и спровоцировала августовскую войну 2008 года, подвергнув бомбежке отколовшийся регион Южной Осетии. Отчет комиссии также отклонил часто повторяемые заявления Саакашвили о том, что Россия начала крупномасштабное вторжение, что потребовало от него приказа о контратаке. В докладе было сказано, что эти заявления бездоказательны.

«Они говорят, что Грузия не соблюдала все и нарушила кое-что, - сказал Саакашвили. – Но это неважно».

Публикация отчета вызвала новый раунд взаимных обвинений между Саакашвили и загнанной в угол грузинской оппозицией. Оппозиционеры уже давно обвиняют президента в навязывании редакционной политики национальным телеканалам и в том, что он плохо справился с войной и потерял 20 процентов грузинской территории.

Оппоненты президента, как правило, остерегаются попыток изобразить их на одной стороне с Россией, но бывший спикер парламента Нино Бурджанадзе, возглавляющая оппозиционную партию Демократическое движения «Единая Грузия», воспользовалась моментом, чтобы активизировать критику Саакашвили.

«Саакашвили лгал грузинскому народу по поводу российского вторжения, - сказала она. – Конечно, со стороны России существовала угроза, но президент должен быть избежать российской ловушки, о которой многие, включая и меня, предупреждали его многократно».

Еще один представитель оппозиционного лагеря Ираклий Аласания, бывший посол Грузии в ООН, обвинил Саакашвили в принятии «политически безответственного решения, приведшего к полномасштабной войне и поставившего под угрозу государственность Грузии». Однако он не отважился обвинить президента в обмане общественности по поводу российского вторжения.

Комиссия Евросоюза признала, что некоторое число российских военных, похоже, вошло в Грузию до того, как Саакашвили приказал начать нападение на Южную Осетию, и грузинское правительство представило эти сведения как доказательство вторжения. Правительство также подчеркнуло выводы комиссии о том, что южноосетинские ополченцы при поддержке российской армии провели этнические чистки грузинских деревень, и о том, что вторжение России в Грузию было незаконным и неоправданным.

Грузинские газеты и радиостанции, освещавшие публикацию отчета, пытались сохранить равновесие в своих репортажах. Три национальных телеканала, которые являются самым популярным и влиятельным СМИ в стране, сообщили о критике со стороны оппозиции, но презентовали новости в пользу властей.

«Большинство национальных телеканалов дружески относятся к правительству, поэтому они заняли позицию, выгодную правительству, и отчет позволяет подобный подход к освещению событий», - говорит Гиа Нодия, политолог Государственного университета им. Чавчавадзе. Нодия утверждает, что отчет был написан столь аккуратно, что разные стороны конфликта могут отобрать из его результатов лучшее, чтобы поддержать свою версию истории войны.

«Грузинская оппозиция надеялась использовать отчет с выгодой для себя, но этого не получится. Как повод для обсуждения война уже исчерпала себя, и отчет был недостаточно силен, чтобы возродить эти дебаты», - добавляет Нодия.

Весной Саакашвили пережил войну оппозиционных уличных протестов, требовавших его отставки, и его помощники говорят, что, согласно опросам общественного мнения, его популярность остается на высоте.

Но Линкольн Митчелл (Lincoln Mitchell), специалист по грузинской политики из Колумбийского университета, говорит, что, со временем, правительственная стратегия подчеркивания лишь тех частей отчета, которые поддерживают его позицию, может потерпеть неудачу с избирателями.

«Это правительство потратило весь прошлый год на твердые заявления о том, что оно не причастно к началу войны, - сказал он. – Либо грузины решат, что их правительство солгало им, либо они решат, что Евросоюз – против них. В любом случае, это не очень удобное положение для Грузии».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.