Официальный Вильнюс планирует срочно поменять свой подход к отношениям с Россией и начать «уважать соседа». Тем более что давлением и «агрессивным тоном» добиться от Москвы компенсации за так называемую «советскую оккупацию», оцененную литовскими властями примерно в 30 млрд долларов, вряд ли удастся. Другое дело, что, по признанию самих литовских властей, пока их требования о возмещении исторического ущерба «несерьезны» и остаются «пустым сотрясанием воздуха».

Литва намерена отказаться от «агрессивного тона» и кардинально изменить свой подход к отношениям с Россией. Выстраивать оные на «взаимном уважении», считают власти прибалтийского государства, нужно хотя бы ради того, чтобы получить от Москвы компенсацию за т. н. «советскую оккупацию».

«Включение ныне столичного Вильнюса в состав Литвы – прямое следствие пакта Молотова – Риббентропа»

«Пришло время отказаться от агрессивной риторики в общении с соседними странами. Она себя изжила. Следует выстраивать отношения на основе взаимного уважения и прагматичных интересов. И это будет только способствовать достижению таких целей, как возмещение Россией ущерба от оккупации», – заявила накануне на встрече с депутатами Сейма президент страны Даля Грибаускайте, подчеркнув, что добиваться такого возмещения «обязывает воля литовского народа, высказанная на референдуме».

Напомним, закон о возмещении ущерба, нанесенного стране «советской оккупацией», был принят Сеймом еще в 2000 году. Как посчитали депутаты и эксперты, за вхождение Литвы в состав СССР Россия задолжала прибалтийскому государству как минимум 80 млрд литов.

Почему претензия обращена именно к Москве, не уточнялось. РФ является государством-продолжателем СССР, но этот статус не подразумевает несения ответственности подобного рода. При этом утверждения, что РФ – «правопреемник СССР», являются распространенным заблуждением: Россия правопреемник СССР в той же мере, что и все бывшие советские республики.

Со своей стороны, Москва неоднократно заявляла, что не намерена обсуждать с Вильнюсом эту тему и не будет «извиняться каждый год» за пакт Молотова – Риббентропа. Тем более что включение Вильнюса в состав Литвы – прямое следствие этого пакта (ранее – польское Вильно).

Любопытно, что от аналогичных претензий к Германии прибалтийское государство в свое время предпочло благополучно отказаться.

«Литва пока не готова требовать возмещения от Германии. К таким шагам необходимо хорошо подготовиться, а не доставать эту идею, как зайца из шапки. Это может нанести серьезный вред нашему имиджу», – аргументировал свою позицию теперь уже бывший литовский президент Валдас Адамкус.

Неэффективность попыток путем давления и агрессии добиться денег от России признают и сами парламентарии. С другой стороны, Вильнюс сознает, что пока у него нет базы для выдвижения Москве требований о выплате компенсации, поэтому пока все разговоры на эту тему остаются «пустым сотрясанием воздуха».

«Литва не выполнила свои домашнюю работу, и прежде всего нам следует самим кое-что выполнить внутри страны, а пока это не сделано, просто сотрясать воздух и требовать что-то компенсировать – это несерьезно. Нам следует выполнить домашние задания. Домашняя работа – это та работа, о которой громко не говорят», – отметил глава парламентского комитета по иностранных делам Аудронюса Ажубалиса.
Пока же получать доход от советского прошлого страны литовские власти намерены со своих граждан. Так, накануне Сейм издал законопроект, запрещающий отрицать «советскую оккупацию». Нарушителям новой нормы Уголовного кодекса грозят либо штрафы, либо до двух лет тюремного заключения.

При этом стоит отметить, что призывы к России забыть о прошлых обидах стали озвучиваться Литвой сразу после отставки Валдаса Адамкуса. Тогда МИД страны предложил не вмешивать темы «советской оккупации» и сталинизма в отношения двух стран. Тем более, как полагали во внешнеполитическом ведомстве прибалтийского государства, вопрос осуждения сталинизма является «делом всей Европы» и никак не уменьшает заслуг российского народа в борьбе с нацизмом.

Адамкус, по некоторым данным, в свое время воевал на стороне немцев, а в 1944 году бежал в Германию. При нем в республике крайне неохотно подтверждали тезис о решающей роли СССР в победе над нацизмом. В частности, Адамкус демонстративно отказался приехать в Москву на празднование 60-летия Победы.