Панармянское турне президента с охватом разных стран и континентов — событие, бесспорно, впечатляющее. И не только для нас — интерес проявляют мировые СМИ и, несомненно, лидеры государств, в которых делает остановку делегация, возглавляемая Сержем Саркисяном.

Об интересе соседей по региону и говорить излишне. Но это как бы побочные эффекты турне, на которые мы не склонны обращать большое внимание. Куда более важны встречи президента РА с соотечественниками и, собственно, сама тема этих встреч, навеянная известными развитиями в отношениях с Турцией.
Тональность и накал дискуссий в диаспоре вокруг парафированных с Анкарой протоколов свидетельствуют по меньшей мере о том, что большая армянская семья здорова и в ней все, как и положено, по-семейному. Кто-то с чем-то соглашается, кто-то спорит до хрипоты, но всем без исключения есть дело до своих национальных интересов. Было бы хуже и даже страшнее, если бы к вопросу примирения с Турцией мы относились равнодушно-спокойно.
Уже по первой остановке президента во Франции стало понятно — встречи будут горячими, возможно, даже на градус выше, чем прогнозировалось. “Остановите протоколы!” — требование участников демонстраций, приуроченных к визиту лидера РА не только в Париже, где произошла досадная стычка демонстрантов с полицией, но и в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. К дискуссиям это, правда, не имело отношения. Более того, представители общинных структур как в Европе, так в Америке активно участвовали в обсуждениях, инициированных президентом. Ознакомиться с подходами диаспоры, представить собственную позицию — такова, напомним, цель турне, призванного не в последнюю очередь подчеркнуть важность связки диаспора — Родина. “Не думаю, что настало время говорить о расколе в армянстве. Уверен, что это время никогда не настанет”, — не случайно заявил Серж Саркисян, выступая на встрече с представителями армянских общин Европы в Париже. Диаспора — Армения — тема поважнее так называемых парафированных протоколов. И именно она, эта тема, проступала в итоге проведенных в рамках турне обсуждений.
“Нас всех... объединяют чаяния Армении, ее судьба, которая напрямую связана с судьбой рассеянного по всему миру армянства. ...Все наши мысли, переживания, порой гнев и ярость, горячие споры и спокойные обсуждения... по большому счету имеют одну цель — видеть завтрашнюю Армению более сильной, более благополучной, а армянство — более сплоченным...” С такими словами президент обратился к собравшимся в Лос-Анджелесе и там же высказал предположение, что “будущая Армения будет такой, какой мы ее представим в своих мечтах, запланируем и начнем строить сегодня”. Для этого, подчеркнул он, необходима вера. “Я здесь также для того, чтобы мы вместе возродили свою веру в грядущее и в собственные силы”. Президент, судя по всему, многопланово представляет себе цель панармянского турне.

По реакции некоторых наших соотечественников заметно, что диаспора вне зависимости от своих политических пристрастий и отношения к армяно-турецким протоколам польщена вниманием президента РА. Во вчерашнем репортаже из Лос-Анджелеса, к примеру, представители АРФ Дашнакцутюн и Гнчакян, продолжая выражать свои опасения насчет протоколов, тем не менее сочли полезной встречу с руководством РА. Переубедить — не переубедил, но сама практика консультаций с диаспорой очень важна. Так в основном выражались участники дискуссии. Отметим также, что по завершении “рабочей” части встречи в зале отеля Беверли-Хилтон состоялся ужин в честь президента, на котором присутствовали более 500 человек.
О важности панармянских консультаций говорили представители наших общин и Церкви также в Париже и Нью-Йорке. “Это мощный пример диалога, народного поведения — так, в частности, прокомментировал инициативу Сержа Саркисяна председатель Союза кинопродюсеров Франции Ален Терзян. — Я знаю многих политических лидеров, которые не считаются ни с кем во время принятия решения и не объясняют принятые решения. ...Это примерный, смелый и очень редкий шаг”...
Председатель координационного Совета армянских организаций Франции Алекси Кеовчян в свою очередь выразил признательность высокому гостю, заявив, что после прошедшей встречи он укрепился в своем доверии к президенту.
О том, как это важно, что Серж Саркисян лично приехал переговорить с диаспорой, говорил в Нью-Йорке Виген Айвазян, член правления Совета Всемирных церквей. Более того, он выразил свое согласие с политикой главы РА, направленной на диалог и открытие границы с Турцией. “Армении следует перестать быть изолированным государством”, — сказал он.
“Панармянское турне президента создает новый институт для того, чтобы, прежде чем принять решения всеармянского значения, учесть позицию диаспоры”, “диаспора, несмотря ни на что, обязана быть рядом с Арменией и Арцахом” — звучало после обсуждений по протоколам в Нью-Йорке 3 октября с.г. “Важно, что президент четко дал понять: в вопросе геноцида шага назад не будет и в карабахском вопросе уступок не ожидается”, — заявил по итогам встречи Брайан Ардуни, исполнительный директор Армянской ассамблеи Америки.

Единства мнений собственно по армяно-турецким протоколам, конечно же, нет и быть не может. И поиск общего знаменателя тут обречен на неудачу. Прекрасно сознавая это, Серж Саркисян на своих встречах с общинными лидерами, представляя свою позицию, “снимает” вопросы, вызывающие озабоченность диаспоры. Никакая комиссия не собирается рассматривать проблему геноцида и ставить под сомнение этот исторический факт — речь о рассмотрении вопроса ликвидации последствий геноцида, так в пересказе звучит ответ на выражаемое опасение, связанное с включенным в протокол пунктом о создании подкомиссии историков. “Да, я верю, что возможно нормально вести переговоры, иметь нормальные отношения с Турцией и от всего этого не только не пострадать, но и получить выгоду” — а это уже прямая цитата. И вместе с тем — “общепримиряющий” контекст, где присущая всем без исключения членам армянской семьи эмоциональность и генетическая боль от понесенных в начале века невосполнимых потерь.
“...Причиной того, что сегодня мы имеем 120 словосочетаний с опорным словом “армянин” (американский армянин, аргентинский армянин, бразильский и т.д.), является Турция. Турция XIX-XX веков. Однако боль от утраты очага, семьи, любви измеряется, быть может, тысячелетиями. Сегодня, увы, мы пока не видим сожаления, более того, видим отрицание. Мы видим необоснованное ожидание того, что с течением времени наш голос утихнет. ...Наша боль глубока. Наши потери невосполнимы. Наш голос несмолкаем. Наш дух непоколебим. Все это есть. Но нам кое-что недостает — нам очень мешает недооценка собственных сил” — это из выступления президента на ужине в Лос-Анджелесе.
Лейтмотивом же панармянского турне может служить его другая фраза: “Самое главное, чтобы на этом ответственном этапе принятия решений мы нашли в себе силы понять друг друга”. Действительно, самое главное — сохранить единую армянскую семью, которая точно дороже любой границы, тем более турецкой. К тому же неизвестно еще, откроется ли она или нет. И даже если откроется... ..Следующей остановкой в панармянском турне президента будет Бейрут. Финальный “пункт” маршрута — Ростов-на-Дону.