Motto:
- А как у тебя насчет терпенья и памяти? - спросил Симон.
- Пепел Клааса бьется о мою грудь, - отвечал Уленшпигель".

Но тут пепел Клааса забился о его грудь, небо разъяснилось,
солнце засияло, и Уленшпигель обратился к нему:
- Ясное солнышко! Спасибо тебе, что ты нас обогрело! А ты,
пепел Клааса, греешь мое сердце и говоришь о том, что
блаженны странствующие ради освобождения отчего края.


Шарль де Костер. "Легенда об Уленшпигеле"

Избран новый спикер. Пока не избран новый президент, но – "место пусто не бывает". Сформировано новое правительство. Молдова получила новую власть. Дальше - что?

Вопрос не праздный, поскольку на протяжении всего периода после 29 июля, когда выяснилось, что ПКРМ лишилась парламентского большинства, лидеры остальных парламентских партий – как до, так и после формирования АЕИ – предпочитали держать публику в состоянии информационного голода относительно своих властных планов.

Утвержденная одновременно с составом правительства программа его деятельности, при всем оптимизме, который излучают изложенные в ней тезисы, удовлетворительного ответа на вопрос, что делать дальше, тоже не дает.

Что новая власть выступает "за Европу" – и так понятно, тут как раз вопросов не возникает. За нее, кстати, и старая "типа выступала". Вспомним идиллию консенсуса в апреле 2005 года, первую декларацию, с принятия которой начал свою работу прежний парламент. Разве не под призывы двигаться к зияющим высотам европейской интеграции лидера той, старой власти, на второй срок президентом выбирали?

Вопрос, который витает в воздухе и ответ на который лидеры АЕИ (за одним исключением, о котором ниже) после 29 июля обходили молчанием (до этой даты ответ на него озвучивался многократно и в разных вариациях), формулируется примерно так: каким образом новая власть намерена поступить с "дурной наследственностью", которая досталась ей от ПКРМ?

Что это было?

Если формулировать кратко, то под "дурной наследственностью" мы разумеем последствия той порочной системы (у)правления страной, которую, начиная с 2001 года, установил экс-президент Владимир Воронин. Именно последствия, поскольку при отсутствии монополии на власть у какой-то одной партии сама эта система действовать уже не в состоянии.

Монополия исчезла, но означает ли это, что демократический строй начнет формироваться сам по себе? Что просто (хотя это совсем не просто) надо начать уделять "особое внимание построению правового государства" и соблюдению "принципа разделения и независимости законодательной, исполнительной и судебной властей", стремиться обеспечить "единообразное и правильное применение законов, обеспечение равенства всех перед законом" (цитируем из программы правительства, из приоритета "Верховенство закона"), и жизнь наша автоматически потечет по желанному демократическо-правовому руслу?

Уже писалось – и другими, и автором этих строк – о необходимости дать адекватную и принципиальную политико-правовую оценку периоду 2001-2009 годов. Периоду, когда государственная власть в парламентской Республике Молдова была узурпирована президентом Ворониным. В предвыборную пору представители каждой из трех оппозиционных либеральных партий говорили об этом немало, но выборы прошли, и из публичного дискурса теперь уже бывших оппозиционеров тема узурпации исчезла.

Единственный раз накануне своего утверждения на должность премьера ее коснулся Владимир Филат: "Если говорить объективно, самым большим преступником были Воронин и те, кто ему служил. Преступники будут сидеть в тюрьме. Я говорю вам это очень ответственно... Если будет доказано, что он нарушил закон, в том числе (и Воронин)", - заявил он, выступая в программе InProfunzime на телеканале ProTV.

Ранее в интервью газете Timpul Филат выразился еще определеннее: "Воронин узурпировал государственную власть, и он несет ответственность почти за всё, что происходило в республике в эти годы. Эта деятельность будет исследована с точки зрения законодательства". Там же, касаясь методов захвата чужого бизнеса Олегом Ворониным, председатель ЛДПМ сказал, что "этот вопрос не будет политизирован, и подобная деятельность будет иметь соответствующую оценку на основании судебных процессов. И тогда люди получат возможность вернуть обратно незаконно отнятые имущество и бизнес".

В остальном лидеры АЕИ говорили главным образом о необходимости объективного расследования событий 7 апреля и последующих дней. На сей счет уже была создана новая парламентская комиссия, что логично, ибо от прежней "государственной комиссии" под председательством члена фракции ПКРМ Владимира Цуркана, созданной указом экс-президента Воронина 21 апреля, ничего вразумительного общественность так и не услышала. (Если предположить, что она должна была, вообще, что-то услышать).

Но ведь 7 апреля возникло не на пустом месте. И до, и после этой даты много говорилось о фальсификации выборов 5 апреля, но сейчас и эта тема забылась. Между тем, и фальсификация выборов, как и погромы – это результаты, последствия. У которых есть первопричина: продолжающиеся на протяжении ряда лет целенаправленные, явные и многократные нарушения норм Конституции Республики Молдова группой должностных лиц во главе с бывшим президентом. Не надо быть непременно историком, или политологом, или даже юристом, чтобы усмотреть здесь причинно-следственную связь.

А вот дать этим нарушениям именно ту оценку, которую они заслуживают, - на это способно лишь государство. Потому что только государство вправе вершить правосудие. Либо не способно. Оно ведь не само по себе существует, государство, не в отрыве от жизни, им всегда конкретные государственные деятели управляют.

Пока, если судить по программе деятельности правительства “Европейская интеграция: Свобода, Демократия, Благосостояние”, государство такую оценку давать не то, что не торопится – даже не готовится. Могут возразить: программа не тот документ, чтобы давать в нем какие-то оценки прошлому. У нее другие цели, она направлена на будущее, вперед смотрит. Может оно и так, но ведь в преамбуле этого впередсмотрящего документа и так фигурируют оценочные положения, совсем избежать их не удалось. Да уж больно какие-то расплывчатые положения, общие какие-то, которые в той или иной степени можно к любому государству, переживающему переходный период, отнести.

Говорится про глубокий кризис демократии и нефункциональные демократические институты, про подавление независимости юстиции, охват коррупцией всех сфер общества, даже про нестабильную ситуацию в области прав человека – чем не оценки? Но уж такие размытые, уж такие гладенькие, будто авторы документа постыдились назвать вещи своими именами. И – ни слова об истиной первопричине, об явлении, ставшим источником "кризиса", "подавления", "нестабильности".

Хотя нет, указание на источник, отсылка к прошлому все же присутствует, совсем без этого, оказывается, даже в таком совершенно "не том" документе обойтись не удалось. В увязке в положением о подрыве местной автономии фигурирует словосочетание "вертикаль власти". Его же встречаем затем в разделе "Децентрализация власти и обеспечение местной автономии", который так и начинается: "Правительство прибегнет к демонтажу “вертикали власти”…". Оказывается, что-то такое не очень хорошее, что подлежит демонтажу, все-таки было. Но что?

Пресловутая "вертикаль власти" – не более, чем эвфемизм, политико-публицистический оборот. Впрочем, авторы программы, понимая всю условность такого словосочетания, не случайно взяли его в кавычки. Нет такого юридического понятия, а есть понятие узурпации власти, о нем даже в Конституции Республики Молдова говорится – как о тягчайшем преступлении против народа. Тогда кому и зачем понадобилось заниматься литературщиной?

Кто заинтересован делать вид, что никакой узурпации не было? Кто из лидеров АЕИ хочет убедить нас в том, что парламентской республикой восемь с половиной лет не руководилось из "президентуры"? Михай Гимпу, возглавивший парламент и, временно и по совместительству, эту самую "президентуру"? Или ставший его первым заместителем по законодательному органу Серафим Урекян? Лично я в это поверить не хочу. Или, может, Мариан Лупу, будущий глава государства? А ему оно зачем?

Как бы то ни было, но пока нам дано наблюдать рядовую смену власти. Обыденный, словно мы уже не одно поколение живем в условиях устоявшейся демократии, трансферт полномочий по управлению страной от прежнего руководства к новому. Разве что мировой финансовый кризис напортачил, дела в молдавском хозяйстве пришли в упадок. Да подавший в отставку глава государства слегка "малину подпортил", не пожелал исполнить соответствующую церемонию в парламенте, факсом ограничился.

Относительно последнего эпизода, впрочем, довелось услышать мнение одного из сторонников АЕИ, что надо быть снисходительнее, сделать скидку на дурной характер "дедушки". Победители, дескать, должны являть великодушие.

И, главное, не тратить времени на разборки. Быстренько расставить кадры – и вперед. Засучив рукава, взяться за реформы. Доказать на практике, что бывшая оппозиция может не только критиковать, но и дело делать.

Зов не к отмщению – к справедливости

Все вроде правильно. Вот только получится ли быстренько? Не с кадрами, тут вопросов нет (хотя тоже есть, но сейчас не об этом), с реформами?

Не скроем, в аспекте содержащегося в ней реформаторского потенциала программа правительства Владимира Филата производит впечатление весьма положительное. При том, что выглядит она скорее как набор деклараций о намерениях, видно, что писавшие соответствующие разделы люди ясно понимают, каким они хотят видеть наше общество и государство через четыре года. И о механизмах, как этого достичь, имеют понятие. И наверняка амбициозный молодой премьер искренне хочет доказать всем, что умеет решать поставленные задачи.

Сомнение вызывает лишь один аспект – есть ли у этой команды реформаторов тот запас прочности, который необходим, чтобы осуществить намеченные преобразования? Которые – это следует подчеркнуть – назрели в Республике Молдова уже давно, еще лет десять назад. И которые, преобразования, не проводились по той простой причине, что ПКРМ не хотела (и не могла) их провести.

Под запасом прочности мы имеем в виду даже не столько фактор времени (готовы допустить, что нынешнему парламенту удастся избрать Лупу президентом и АЕИ будет править все четыре года), сколько необходимый для проведения любых непопулярных реформ запас социальной стабильности. Ведь среди намеченных к реализации правительством Филата преобразований встретятся и такие, которые затронут тот или иной слой населения. А население, известное дело, не любит, когда его трогают. Последний яркий тому пример – протесты у столичной примэрии в связи с повышением тарифов на проезд в городском транспорте.

Но предположим даже, что правительство сумеет в открытом и честном диалоге с населением убедить его в необходимости, затянув на время пояса, потерпеть. И что люди ему, правительству, поверят. Даже при столь идеальной и трудновообразимой сегодня картине, все равно, остается проблема, не решив которую, рискуешь в какой-то момент очутиться один на один и с порушенной идиллией, и, что окажется обиднее всего, с незавершенными реформами. Повторно незавершенными, между прочим, потому что нечто подобное мы ведь уже проходили – вспомним судьбу АДР и правительства реформаторов Иона Стурзы.

Остается проблема, и имя этой проблеме – ПКРМ. Не компартия вообще (синдром антикоммунизма здесь не при чем, ибо не в идеологии дело), а конкретная Партия коммунистов Республики Молдова. Представители которой, включая лидера, повторимся, более восьми лет кряду систематически попирали Конституцию страны. Статья 2 которой ясно определяет: "Ни одно частное лицо, ни одна часть народа, ни одна социальная группа, ни одна политическая партия или иное общественное объединение не могут осуществлять государственную власть от своего имени".

Вот и надо разобраться – каким-то одним "частным лицом" самим по себе и "от своего имени", или вместе с подвластной ему "группой частных лиц", или в целом политической партией, в которой все эти товарищи, сомкнув ряды, дружно состояли, и которая их во всем поддерживала и безропотно одобряла все их действия, - осуществлялась в Молдове власть?

Разобраться хотя бы потому, чтобы впредь никакой другой партии, которая самостоятельно получит после каких-нибудь очередных или внеочередных выборов парламентское большинство (подобное ведь в будущем исключить нельзя), неповадно было пойти по пути, проторенному ПКРМ. И чтобы в будущем никакая другая "Семья", пусть состоящая из одних гиперпрофессионалов, даже думать не пыталась, что можно использовать государство в своих интересах.

Само собой понятно, что разбираться надо в рамках открытого, во всех отношениях транспарентного и подробно освещаемого в СМИ судебного процесса. Что станет дополнительной гарантией неукоснительного соблюдения всех предусмотренных УК и УПК процедур и прав обвиняемых, чтобы затем не опозориться в Европейском суде по правам человека.

Суд по фактам узурпации власти и должен будет ответить на вопрос, кто и в чем виноват? Будут признаны виновными лишь отдельно взятые конкретные лица – пусть ответят они. А очистившаяся о "перерожденцев" ПКРМ и дальше гордо понесет в вытянутых руках реющее знамя оппозиции. Если же выяснится, что доля вины лежит и на ПКРМ в целом – что ж, значит ответит политическая партия.

В конце концов, это будет и в интересах тех самых "тысяч рядовых коммунистов", которые "ни в чем не виноваты", потому что "их никто не спрашивал". Не вечно же им огрызаться в ответ невоспитанным грубиянам-оппонентам каждый раз, когда последние обзывают их "стадом баранов". Хотят считать себя коммунистами, хотят Марксу и Ленину поклоняться – пусть себе, у нас демократия, места всем хватит. Но и Конституцию уважать пусть тоже научатся, хотя бы наравне со своими марксами-лениными. И лидеров себе впредь таких выбирают, которые ее тоже уважать станут.

Потому что нынешний, который "дедушка", в этом плане безнадежен. Нынешний лидер ПКРМ так ничего и не понял, и уже не поймет. Только и способен раздраженно бубнить, как заводной: "Депутаты нашей фракции голосовать за президента не будут, потому что так решил ЦК…". Даже в этом Конституцию нарушает, ибо она ведь гласит, что депутат находится на службе у народа, ни про какое ЦК в Конституции не говорится. Право слово, безнадежен.

Наконец – и вот это, пожалуй, самое главное, – такой процесс нужен еще и потому, что у режима, установившегося в Республике Молдова в 2001-2009 годах, когда у власти находилась ПКРМ, были свои жертвы. И было их немало. И случайностью все это не назовешь, в рамках того режима действовали свои закономерности.

Те, у кого были незаконно отняты деньги или бизнес, получат возможность вернуть их себе обратно, об этом Владимир Филат уже заявил. И это правильно. А как быть с теми, у кого не было ни денег, ни бизнеса, но у кого режим узурпатора незаконно отнял то, что не измеришь никакими деньгами – свободу?

Кто вернет этим людям месяцы и годы, безвинно проведенные в заключении? В котором они оказались вследствие вынесения незаконных судебных решений по сфабрикованным уголовным делам. Как быть с искалеченными человеческими судьбами, с загубленным на тюремных нарах здоровьем? И речь идет не только о заказных делах людей известных, о которых писала пресса.

Мы ведем речь и о многих шитых белыми нитками "делах", по которым за годы режима были осуждены невиновные граждане Республики Молдова. Осуждены без всяких доказательств, только потому, что на кого-то взъелся полицейский, на кого-то прокурор, на кого-то еще какое-нибудь "власть имущее" мурло. Осуждены, некоторые, с лишением свободы. Граждане, имена которых известны только их родственникам да редким в наших краях правозащитникам. Кто вернет им то, что у них отнял режим "дедушки"? Вот что можно вернуть, к примеру, родным бизнесмена Сергея Еду, доведенного до самоубийства?

Как поступит новая власть со всем этим "наследием"? Каким образом намерена она возвращать безвинно пострадавшим от режима людям такие "долги" предшественников, которые не оценить в денежном выражении? А не возвращать нельзя, потому что в противном случае "долги" лягут на нее. Оно ей надо?

Пепел стучит сегодня в сердца людей. Пепел сгоревшей в огне произвола веры – веры в Закон, веры в Государство как воплощение этого закона. Стучит не как призыв к отмщению, а как зов к справедливости. Зов к справедливому правосудию, которое – воздаст. И, воздав по справедливости, вернет людям веру.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.