Латвия должна снова ждать, затаив дыхание. За несколько недель до проведения Международным валютным фондом (МВФ) оценки, которая является необходимым условием для продолжения международной финансовой поддержки, разразилась словесная баталия между Латвией и ее кредиторами – МВФ, Европейским союзом и, особенно яростная, с Северными странами – по поводу размеров сокращения расходной части госбюджета страны на 2010 год.

В связи с тем, что доходная часть бюджета, как утверждает Рига, оказалась больше ожидаемой, непомерные сокращения расходов госбюджета в 500 млн латов (около 1 млрд долларов) можно заменить всего лишь громадными сокращениями на 325 млн, что позволит стране без лишней головной боли сократить объем государственного займа до 8,5 процентов ВВП. Обезглавливание будет заменено медленным удушением. Однако кредиторы, которые в последний момент помогли стране избежать финансового краха, предоставив в начале года кредит в 7,5 млрд евро, дали понять, что считают подобное решение чуть ли не вероотступничеством.

Это несколько чересчур. Предложенные сокращения расходов госбюджета Латвии очень велики по любым оценкам. В то время как латвийский частный сектор в последние годы активно брал кредиты – частично в результате монетарной и финансовой политик, проводящихся Латвией в процессе подготовки к переходу на евро – государство вело себя достаточно ответственно. До прихода кризиса бюджет был сбалансирован. Навязывание более значительных сокращений сейчас продлит спад латвийской экономики – и это в то время, когда другим государствам рекомендуют иметь дефицит, чтобы подстегнуть свою экономику. Ответственность за нынешние неприятности Латвии не лежит исключительно на ней одной – есть и другие виновники.

Кроме того, никому не выгоден «обмен любезностями» в балтийском регионе. Рассматривая возможность законодательно ограничить выплату латвийцами займов по ипотеке, позволив им выплачивать лишь стоимость их в значительной степени обесценившихся домов, вместо полной стоимости их займов (по большей части, в евро), Рига продемонстрировала свою готовность пойти на меры, которые нанесут ущерб банкам (в основном, шведскими), представленным на латвийском ипотечном рынке.

Принцип ограничений выплаты займа по ипотеке – применяемых, к примеру, в США – сам по себе не так уж удивителен. Использование законодательства для изменения условий текущих договоренностей было бы неправильным. Но подобный ход (как альтернатива равноценным потерям в результате дефолта по внешним займам) будет неизбежен, если Латвия будет вынуждена девальвировать свою валюту по отношению к евро, что в свою очередь ударит по другим восточноевропейским валютам.

Латвия хочет сказать: если нам позволят обанкротиться, это не пройдет для Европы незамеченным. Она, безусловно, права. Латвия испытала более сильный экономический спад, чем любой другой член ЕС, и сейчас пытается предотвратить финансовый Армагеддон. Европе стоит поддержать ее в этом.