«Даже там, где я живу, миллиард долларов на пять миллионов человек – это очень много денег», - заметил во время своего июльского визита в Тбилиси вице-президент США Джо Байден.

 

Цель его миссии состояла в том, чтобы заверить грузин в том, что США не забыли о них в процессе улучшения отношений с Россией. Однако этот комментарий, произнесенный за несколько минут до того, как Байден покончил с любезностями и мгновенно раскритиковал состояние демократии в стране, также указал на то, что Вашингтон хотел бы увидеть нечто большее в ответ на эти огромные инвестиции.

 

Опубликованный на прошлой неделе 1000-страничный отчет, подготовленный комиссией ЕС и посвященный причинам грузинско-российского конфликта 2008 года, вполне мог нанести еще один удар по, и без того шатким, отношениям между грузинским президентом Михаилом Саакашвили и официальным Вашингтоном.

 

Авторы отчета постарались докопаться глубже, чем любое другое предыдущее расследование и выяснить, как можно более окончательно, что произошло в те пять судьбоносных дней прошлогоднего конфликта. В результате они, по сути, осудили обе стороны.

 

В отчете написано, что Москва подготовила почву для конфликта «годами провокаций, взаимных обвинений, военных и политических угроз и насильственных действий». После начала боевых действий русские действовали агрессивно и несоразмерно реальной угрозе для миротворцев, включая незаконные вылазки на неоспоримо грузинскую территорию.

 

Однако именно Грузия сделала первые выстрелы в этой войне, обстреляв Южную Осетию, что является неоправданным действием по международным законам, так как Тбилиси не смог предоставить реальных доказательств российского вторжения.

 

Отношения с США испортились задолго до того, как результаты работы комиссии подтвердили общепринятую в Вашингтоне версию событий. Прошли те дни, когда Грузия была «звездой» постсоветского пространства под руководством говорящего по-английски, получившего образование на Западе президента, пришедшего к власти в результате продемократической и антикоррупционной «революции роз».

 

Уход Джорджа У. Буша из Белого дома стал ключевой причиной изменившейся динамики, так как Саакашвили был одним из любимчиков Буша, являвшим собой живой пример усилий по продвижению демократии, и, по слухам, между этим двумя существовали близкие личные отношения.

 

Хотя публично политика США в отношении Грузии не особо изменилась с приходом новой администрации (а Байден и госсекретарь Хиллари Клинтон вообще считаются горячими сторонниками Грузии), личностная природа недавних отношений осталась в прошлом. Обама и Саакашвили еще даже не знакомились лично, даже на недавнем заседании Генеральной ассамблеи ООН.

 

На более низких уровнях политической иерархии Вашингтона, американские чиновники, определяющие стратегию в отношении Южного Кавказа, открыто – но не для протокола – говорят, что Грузии было бы лучше без «Миши», который создает слишком много проблем, и потерял свою славу реформатора. Они не надеются, что в стране произойдут значительные изменения до следующих президентских выборов, назначенных на 2013 год.

 

Общее разочарование основано еще и на действиях грузинского президента до, во время и после войны с Россией – особенный негатив вызывает готовность Саакашвили попасться на провокацию и напасть на Южную Осетию, что привело к ожидаемой чрезмерной реакции со стороны России, отсутствию военного вмешательства со стороны Запада и потере дополнительных территорий этой и без того небольшой страны.

 

Как во все это вписывается отчет европейской комиссии, пока не ясно. С одной стороны, как говорит Линкольн Митчелл (Lincoln A. Mitchell), специалист по Грузии, преподающий в Колумбийском университете: “Отчет лишь подтверждает то, что уже стало общепринятой точкой зрения в США и Европе. Там нет ничего, что можно противопоставить уже имеющемуся у информированных журналистов и стратегов мнению».

 

Однако публичное подтверждение того, что Грузия официально представила свои военные действия в ложном свете, может оказаться как раз тем инструментом, в котором нуждаются американские бюрократы, стремящиеся усмирить печально известного своей заносчивостью Саакашвили, - а также дополнительной причиной, чтобы поставить Грузию на более скромное (и подходящее ей) место в американской внешней политике, сняв ее с пьедестала, который она раньше занимала.