Мэр Риги Нилс Ушаковс (Nils Ušakovs) скоро снова станет Нилом Ушаковым. Разница небольшая, но для Латвии фундаментальная. В июле этого года  33-летний журналист, лидер центристской открыто пророссийской партии "Центр согласия", шел на муниципальные выборы как натурализированный латыш. Сейчас, управляя самым большим городом страны (в столице живет треть населения всей республики), он заявляет, что вернется к русским корням, хотя изменение фамилии на латышскую ему было необходимо для получения гражданства Латвии.

 

Ушаков стал первым в истории латвийским политиком такого ранга, посетившим Москву:  он приезжал по личному приглашению Владимира Путина на сентябрьский день города. Он не боится заявлять, что русский язык должен получить статус официального языка наряду с латышским.

 

– Он возвращает нам чувство достоинства, ведь в Риге живут в основном русские,  – говорит жительница этого города Юлия Бежовс. Латыши с беспокойством смотрят на русского мэра столицы. Русские в Латвии – это уже не просто национальное меньшинство, противопоставляющее себя латвийской государственности, после успеха на выборах в столице они хотят принять участие в управлении всей страной.

 

Еще год назад сложно было представить что-то подобное: Латвия, Литва и Эстония были антироссийскими ястребами европейской политики и в течение 18 лет вели с Россией острую игру. Латыши и эстонцы не давали русскому меньшинству странах гражданство, не хотели слышать о равноправном статусе русского языка, хотя, например, 40 процентов жителей Латвии являются русскими. Вильнюс, Рига и Таллин солидарно с Варшавой поддержали Грузию в конфликте с Россией. По историческим вопросам наши пререкания с Россией о 17 сентября кажутся салонным спором в сравнении с букетом взаимных оскорблений прибалтийских государств и Москвы. Россия обвиняет Эстонию и Латвию в фашистских настроениях, так как власти этих стран чтят память латышских и эстонских солдат СС. Прибалты же называют советский период периодом оккупации (в литовском законодательстве даже введено наказание за отрицание советских преступлений).

 

Однако сейчас прибалтийским республикам придется смягчить антироссийскую риторику. Кризис припер их к стенке, а Россия является для них важным экономическим партнером. ВВП Литвы в последнем квартале упал на 22,4 процента, Латвии – на 19,6, Эстонии – на 16,6 процента. Прогнозы не внушают оптимизма, падение продолжится, безработица резко возросла и достигает 15 процентов. Латвию спасает кредит Международного валютного фонда, скоро о такой помощи может попросить и Литва.

 

Одновременно с этим власти прибалтийских государств резко меняют свою внешнюю политику. Литва хочет найти общий язык с Белоруссией и экономически разворачивается в сторону России. "Кризис принес Литве разочарование Европой, ощущение, что мы остались одни в беде", – говорит Угниус Трумпа (Ugnius Trumpa) из Литовского института свободного рынка. Однако не стоит перекладывать вину на Европу, сами литовцы совершили в последние годы немало стратегических ошибок.

 

Кризис, пробудивший активность русского меньшинства, вскрыл драматические ошибки прибалтийских государств в их политике по отношению к местным русским: их не удалось ассимилировать, живя в социальной изоляции, они оказались восприимчивы к идущей из Москвы пропаганде. Впрочем, не она оказалась самым действенным инструментом России, а энергетика, в области которой у недавних "тигров" наметились большие проблемы. Согласно директивам Евросоюза Литва должна закрыть Игналинскую атомную электростанцию, поскольку она оснащена опасными советскими реакторами и выработала свой срок.

 

– Ситуация будет катастрофической, не знаю, откуда мы возьмем электроэнергию, – опасается Рокас Жилинскас (Rokas Żilinskas) из комиссии по вопросам энергетики литовского сейма. У правительства есть аварийный план: потребности частично покроет срочный запуск электростанция на мазуте (его необходимо закупать в России или у польской компании "Orlen") и импорт электроэнергии из России и Украины (через Белоруссию). Каждое из этих решений означает для Литвы энергетическую зависимость.

 

По правде говоря, уже несколько лет идут разговоры о проекте Игналина-2, то есть о современной атомной электростанции, которую бы совместно построили Литва, Латвия, Эстония и Польша в Висагинасе. Однако нынешний президент Литвы Даля Грибаускайте (Dalia Grybauskaite) в последнее время ставит под сомнение экономическую целесообразность строительства новой электростанции: она слишком дорога для кризисных времен. В то же время растет региональная конкуренция. Россия уже объявила о намерении построить АЭС в Калининградской области, подобные планы есть и у Белоруссии, ее реактор появится рядом с польской и литовской границами. "Прибалтийская битва за энергию – это гонка со временем, так как если Россия или Белоруссия первыми закончат свои проекты, литовская электростанция станет бессмысленной", – считает Жилинскас. Тем более что русские предлагают Польше и Литве участвовать в своем проекте.

 

Искушает также и Александр Лукашенко: две недели назад он побывал с визитом в Вильнюсе и рисовал прекрасные картины энергетического сотрудничества и дешевой электроэнергии из Белоруссии для всего региона. За внезапным литовско-белорусским сближением, за которым с опасением следит Польша, стоит литовский бизнес. Брониславас Лубис (Bronislawas Lubys) и Владимир Романов, зарабатывающие на транзите российских и белорусских товаров через порт в Клайпеде, являются главными лоббистами поворота к востоку. Последний недавно спонсировал выступления московского Большого театра в Вильнюсе.

 

– Россия не отказалась от идеи влияния на литовскую политику, об этом свидетельствует, например, создание в Вильнюсе центра "Кремлевская стратегия", – полагает евродепутат от Литвы Витаутас Ландсбергис (Vytautas Landsbergis). Этот аналитический российский центр должен стать "think-tank", который будет лоббировать интересы Москвы. Его открытие в сентябре стало прецедентом для прибалтийских государств.

 

Можно привести и другие примеры уступок прибалтов России. Рига отказалась от идеи оценки ущерба, нанесенного советской оккупацией, и распустила комиссию, которая должна была провести данный подсчет, чтобы в последствие потребовать от России компенсацию. Особенно же рискованно предъявлять соседу претензии в тот момент, когда одним из основных источников дохода страны является транзит российского сырья через порт в Риге и Вентспилс.

 

Кремль надеется, что на муниципальных выборах в Эстонии, намеченных на октябрь, удастся повторить успех латвийской пророссийской оппозиции. Это не ожидания "на вырост": русские партии в Эстонии создали коалицию, а успех им могут обеспечить т.н. неграждане  – русские, живущие в Эстонии, но не получившие эстонское гражданство (в стране с населением в 1,3 миллиона человек насчитывается 300 тысяч лиц без гражданства). У них нет права голосовать на парламентских выборах, но на муниципальных они играют важную роль. "Это ведет к углублению расслоения населения Эстонии, появляются русские анклавы, власти которых саботируют решения эстонцев", – считает обозреватель Радио Таллин Илья Бан (Ilja Ban). Полностью русских город Нарва уже готовится к столкновению: местные политики хотят поставить памятник царю Петру Первому. Премьер-министр Эстонии Андрус Ансип (Andrus Ansip) обещал не допустить того, чтобы в эстонском городе появился памятник императору. Все же, видимо, не его мнение, а состояние эстонской экономики окажется решающим в этом вопросе, так как даже символические скандалы с Москвой стоят реальных денег.