Председатель народно-патриотических сил, писатель и главный редактор газеты 'Завтра' Александр Проханов родился в Тбилиси, и уверяет, что преклоняется перед Грузией.

В разговоре с Georgian Times он делится своим мнением об оккупаци Россией грузинских территорий и признании Абхазии и цхинвальского региона, а также отвечает на другие вопросы.

- Как вы думаете, что вообще вызвало такое крайнее напряжение отношений между Россией и Грузией, которое закончилось августовской войной прошлого года и оккупацией грузинских территорий?

- Я думаю, что история существующих отношений России и Грузии ведет начало с развала Советского Союза. То, что между российской и грузинской полтической элитой существовала конфликтная ситуация, политики и писатели и так далее спорили между собой, все это берет начало с 9 апреля 1989 года, после разгона демонстрации в Тбилиси. Именно это, а также и то, что Гамсахурдия был против Советского Союза, а потом и против России, в конечном итоге вызвало порчу отношений.

Это вызвало острую, наверное, несправедливую реакцию со стороны российской политической элиты, и, в конечном итоге, все это переросло в целый букет препятствий. Эти напряженные отношения не разрядились даже в период Шеварднадзе, а в период Саакашвили они даже углубились из-за резкого сближения с Соединенными Штатами Америки. Я имею в виду не только политическое, но и военное сближение. Мы встали перед опасностью размещения на южной границе военного блока НАТО.

Россия в это время вела тяжелую и долгую войну против Чечни (первая и вторая чеченская война). Через чеченский участок российско-грузинской границы переходили бойцы, переправляли туда оружие, деньги. Россияне думали, что все это происходило с согласия Тбилиси, и это напомнило нам об опасности, идущей из Грузии. Когда Саакашвили открыто заявил, что вы должны немедленно объединиться с НАТО, это резко обострило обстановку.

- Александр Андреевич, когда Россия отказала ему (Саакашвили) в помощи Грузии, у него осталась надежда только на НАТО, вот он и попросил у них помощь. Грузия независимое государство, и у нее есть право выбрать партнера.

- Вы правы. У всех суверенных государств есть право выбирать партнера. Хотя, это право не оставит равнодушными другие государства. Например, Северная Корея независимое государство, но ее выбор раздражает китайцев, американцев,частично, европейцев. Поэтому, с этой стороны раздражение России и ее шаги, сделаные по отношению к Грузии были нормальны.

- На Северную Корею никто не нападает, а Россия оккупировала грузинские территории. В какие рамки справедливости это умещается?

- Россия после того напала на Грузию, как накал отношений достиг эпицентра. Знаете что, развал Советского Союза был явлением ненормальным. Это было неестесственно. За развалом Советского Союза последовал целый ряд событий. Была попытка отделения Чечни. В России возник вопрос татарского, башкирского, якутского сепаратизма.

В Молдове возник вопрос отделения Приднестровья. От Грузии начали отделяться Абхазия и 'южная Осетия', и это тоже был результат тектонических причин развала советского Союза. Грузины, конечно же разозлятся, но в таких случаях всегда льется кровь. Россия отреагировала на это явление. Потому что она была выдворена с Кавказа, но сейчас я не хочу говорить об этом.

- Как вы оцениваете признание Абхазии и цхинвальского региона и оккупацию этих территорий Грузии Россией?

- Я считаю, что Грузия не представляет собой единое целое. Она состоит из множества разных фрагментов, и единство она сохранила в результате протектората Советского Союза. Как только этот протекторат изчез, у Грузии начались проблемы, потому что она не является компактным мононациональным государством. Она - малая империя. В этой империи произросло национально-освободительное движение. Россия помогла двум национально-освободительным движениям после того, как они неоднократно были потоплены в крови.

Соответствует ли это международному праву, я не могу вам сказать.

- Вы сами прекрасно знаете, что пока Абхазия и цхинвальский регион не вернутся к Грузии, отношения между Россией и Грузией не улучшатся. Поэтому, как писатель, политик и общественный деятель что бы вы посоветовали правительству России?

- Я считаю, что если Россия возмет свои слова о признании Абхазии и цхинвальского региона обратно, этим она признает свое стратегическое поражение. Получится, что она не выдержала стратегического давления ни со стороны Америки, ни со стороны Грузии. Россия шла к этому признанию абсолютно осознано, и она ожидала эти препятствия, которые возникли сегодня. Поэтому-то Россия и не возмет свои слова обратно.

Если случится так, что морские и сухопутные силы США будут контролировать Кремль, тогда, возможно, послышатся слова покаяния. Россией оккупированы четыре японских острова, но ей это не мешает  иметь дело с Японией. Я думаю, что отношения России и Грузии восстановятся после смены режимов.

- Даже после признания Россией, вы правда считаете Абхазию и цхинвальский регион независимыми государствами?

- Я считаю, что Грузия не является независимым государством, как и многие страны мира. Независимых государств очень мало. Я считаю, все европейские страны уступили свою независимость Евросоюзу. Думаю, Китай независимое государство, возможно и США. Даже Россия не является независимым государством. Потому что экономические процессы происходят тут, исходя из интересов США. И Грузия не является независимым государством. Также, как и те малые отростки, какими являются Абхазия и 'южная Осетия'.

- Признаете ли вы,что Россия оккупировала эти территории, и что вы думаете о Грузии?

- Я считаю, что эти территории не окупированы, исходя из того международного права, которым вы любите аппелировать. Потому, что кроме России они признаны и другими государствами. Так и мы можем спросить, оккупированы ли США те японские территории, где расположены их военные базы.


Что касается Грузии, то я преклоняюсь перед ней. Потому  что я родился в Тбилиси. Грузия в истории России пожертвовала собственную кровь и сыграла большую роль. Она еще сыграет свою роль в духовном, интелектуальном развитии России, так же, как Багратион и великий Сталин.