Доктор Эрлан прекрасно помнит то утро 22 ноября 1966 года. Было воскресенье, окна дома, в котором он жил, потрескались, и никто не придал этому особого значения. Только что была взорвана водородная бомба.

Начиная с 1949 года, жители города Семипалатинска (ныне, Семей, расположен в степях на северо-востоке Казахстана) привыкли просыпаться по воскресеньям утром от земных толчков, вызванных испытаниями атомного оружия, которые советские учёные проводили на расположенном неподалёку военном полигоне.

С 1949 по 1989 год СССР испытал 456 ядерных бомб в крупнейшей в истории атомной лаборатории.

В течение четырёх десятилетий в результате испытаний в окружающую среду было выброшено 90.000 триллионов бекерелей цезия-137, очень ядовитого радиоактивного изотопа, срок жизни которого в окружающей среде превышает 30 лет.

Во время катастрофы на Чернобыльской АЭС в атмосферу было выброшено «всего лишь» 60.000 триллионов, согласно сравнительному анализу, произведённому сотрудниками Алма-Атинского Политехнического университета. В общественном сознании это пока не отложилось, но по своим масштабам Семипалатинск страшнее Чернобыля.

Советские медики использовали местных жителей в качестве подопытных кроликов.

19 октября этого года исполнится 20 лет со дня последнего испытания, но в Семипалатинске последствия до сих пор дают о себе знать.

Радиоактивные частицы, распылённые в атмосфере в ходе испытаний, нанесли вред здоровью более одного миллиона трёхсот тысяч жителей этого региона. Многие до сих пор испытывают последствия радиоактивного заражения, заявляют сотрудники Программы Развития ООН (PNUD).

Эрлан, медик по профессии, имел дело с сотнями случаев заболевания эндокринной системы (например, рак щитовидной железы), вызванных радиацией. Радиоактивные осадки, выпадавшие по воскресеньям утром на жителей Семипалатинска, были не единственным источником опасности.

Радиоактивные изотопы оседали на степных просторах вокруг полигона и в конце концов попадали в желудки местных жителей, которые употребляли молоко домашних животных, пасшихся на заражённой земле. Национальный напиток кумыс, приготовляемый из кобыльего молока, в течение определённого времени был просто опасен для здоровья.

В 1957 году военные власти построили так называемый Диспансер №4, официально предназначавшийся для борьбы с бруцеллёзом и туберккулёзом в районе Семипалатинска, однако его истинной целью были секретные исследования воздействия радиации на население близлежащих деревень и посёлков, превратившихся таким образом в подопытных кроликов.

Научные исследование тех времён свидетельствуют о том, что до 1970 года раковые заболевания поражали прежде всего пищевод, желудок и печень, а после 1980 года – лёгкие, грудные железы и щитовидную железу.

Согласно последним анализам, проведённым японскими и казахскими учёными, уровень раковых болезней в районе Семипалатинска на 30% выше, чем в других областях страны. Тем не менее, отнюдь не просто увязать эти заболевания с радиоактивнстью, исходящей от ядерного полигона.

«Безлюдное» место

Семипалатинск был не столько гордостью СССР, сколько местом настолько суровым и необжитым, что русский царь Николай I выбрал его в качестве ссылки для опального писателя Фёдора Достоевского.

Когда в августе 1949 года СССР испытал свою первую атомную бомбу, дав таким образом старт «холодной войне», население казахских степей страдало от превратностей сурового климата, отсутствия элементарных бытовых условий, нехватки продовольствия и питьевой воды.

Они жили в плохих условиях, были голодными, оторванными от остального мира, но, тем не менее, существовали, хотя власти СССР и пытались скрыть от остальных условия такого существования. Когда в 1947 году начальник советского атомного проекта Л. Берия выбрал Семипалатинск в качестве района проведения испытаний, он заявил, что это «безлюдное» место. Однако в самом городе и его окрестностях проживало около 700 тысяч человек.

Многие из живущих несут в своих генах атомную метку. Удельный вес мутационных изменений в ДНК жителей Семипалатинска (Семея) в два раза превосходит средний показатель по Казахстану, как явствует из исследования, проведённого под руководством генетика Юрия Дубровы и опубликованного в журнале Science в 2002 году.

Юрий Дуброва, работающий в Университете Лейчестер (Великобритания), изучил уровень мутационных изменений у жителей Семипалатинска и Чернобыля, города на Украине, где в 1986 году произошла крупнейшая авария на атомной электростанции. «Увеличение мутационных изменений схоже в обоих случаях», заявил Дуброва. Исследователь добавил, однако, что для полноценного сравнения обоих случаев ещё необходимо дополнительно изучить статистические данные.

Учёный-генетик полагает, что главной причиной этих изменений в ДНК являются радиоактивные осадки, выпавшие в результате испытаний четырёх атомных бомб в атмосфере над степной зоной с 1949 по 1956 год. Начиная с 60-х гг., большая часть испытаний проводилась под землёй. «С тех пор, после прекращения испытаний в атмосфере, радиационная обстановка коренным образом улучшилась, и я думаю, скоро она нормализуется», сказал Дуброва.

Семипалатинск вскоре придёт в себя после затяжного кошмара, считает Дуброва. В прошлом году директор Национального Центра Ядерной Энергетики Казахстана, Кайрат Кадижанов, заявил, что 80% из 18.000 квадратных километров полигона  с 2012 года снова могут использоваться для нужд сельскохозяйственного производства. Одновременно он предложил превратить в музей под открытым небом прошедшие антирадиационную обработку военные объекты, расположенные недалеко от посёлка Курчатов, названного так в честь создателя советской атомной бомбы.

Тем не менее, казахская научная сотрудниця Тогжан Кассенова, работающая в Университете Джорджии (США), считает, что единственным возможным способом почтить память жертв Семипалатинска это добиться того, чтобы «никогда в мире больше не проводились ядерные испытания. Ни в Семипалатинске, ни в пустыне Невада, ни во Французской Полинезии...»

Активисты первого в СССР антиядерного движения сумели собрать два миллиона подписей

Почти 20 лет после проведения последнего ядерного испытания, Семипалатинск постепенно приходит в себя. Недалеко от старой столицы Алма-Аты выросла новая – Астана – один из самых современных городов Казахстана.

В феврале 1989 года в Семипалатинске  зародилось одно из первых антиядерных движений Советского Союза: «Невада – Семипалатинск», во главе которого встал казахский плэт Олжас Сулейменов.

Всего за два  дня, в условиях агонизировавшей коммунистической диктатуры, активисты движения сумели собрать два миллиона подписей с призываом закрыть  военный полигон, находившийся в ста километрах от города.

В течение недель отважные люди проводили акции протеста на центральной площади Семипалатинска, на виду у огромного памятника Ленину и напротив деревянного домика, в которм когда-то проживал ссыльный писатель Ф.Достоевский. Домик сохранился по сей день и превращён в музей.

С обретением независимости Казахстан объявил о своём безъядерном статусе, и в конце 1991 года года решением президента страны Нурсултана Назарбаева семипалатинский полигон был закрыт.

В 2002 году Назарбаев открыл в окрестностях Семипалатинска памятник жертвам ядерных испытаний, который никого не может оставить равнодушным. Он представляет из себя монолит из чёрного камня, внути которого вырезано облако ядерного взрыва в форме гриба. У подножия монумента фигура матери пытается своим телом укрыть ребёнка от взрыва.

Это не единственная новость Семипалатинска. Реку Иртыш сейчасс пересекает один самых длинных висячих мостов в мире. Многомиллионный проект стало возможным благодаря помощи Японии. Обе страны вполне могут считаться породнёнными, поскольку и та, и другая испытали на себе последствия атомных взрывов.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.