Почти 70 лет назад, в 1932 году, последователи идей Абд Аль-Ваххаба, прикрываясь борьбой за очищение ислама, создали новое государство — Саудовскую Аравию. Нечто подобное может произойти и в Крыму, где раскинула свои сети религиозно-политическая группировка «Хизб ут-Тахрир». Благодатной почвой для ваххабизма служит неблагоприятная политическая ситуация и криминогенная обстановка в автономии. Неужели власть предержащие в стране этого не видят? Когда же личные интересы «вождей» отойдут на задний план во имя сохранения целостности Украины? Или у них есть «запасные аэродромы»? Да, много вопросов возникает. И то, что рассказал в интервью «СН» лидер крымских коммунистов Леонид Грач, лишь подтверждает тревожную информацию о лоббистах, работающих в интересах других государств.

 

Мечты меджлиса

 

— Леонид Иванович, вам, наверное, известно о недавнем заявлении начальника Крымского ГУ МВД Геннадия Москаля. По его данным, на полуострове около 800 представителей партии «Хизб ут-Тахрир». В ряде стран, в частности в Германии и России, эта организация считается террористической. А у нас?

 

— У нас, к сожалению, ситуация иная. Недавно представители этой партии избили до полусмерти мусульман — крымских татар, которые пришли в свою мечеть. Это произошло в одном из сел Кировского района.

 

— Это всего лишь отдельно взятый случай. А если говорить о Крыме в целом?

— В Крыму наблюдается рост ваххабитских течений, усиливается влияние на мусульман, а их не так уж мало — более 200 тысяч человек. Кроме того, мы видим поведение крымско-татарского меджлиса — незаконно действующей организации...

 

— Но ведь меджлис имеет своих депутатов даже в Верховной Раде Украины...

— Меджлис как общественная организация официально не зарегистрирована. Более того, ее представители выдвинули целый ряд претензий в виде лозунгов, противоречащих Конституции Украины и угрожающих нашей территориальной целостности.

— Приведите хотя бы один пример...

— Скажем, они не сняли свой лозунг о создании крымско-татарского государства. Это я цитирую из программы, принятой на курултае (съезде. — Ред.). Меджлис спит и видит превращение крымской автономии... в национальную. Можете себе представить, что произойдет, учитывая угрозу ваххабизма, укрепляющего свои позиции. Прибавьте к этому и то, что Крым варится в таком пекле, которое называется предвыборная ситуация...

 

— Хотите сказать, что Крым может стать второй Чечней?

— Почему только второй Чечней? Крым может стать и Абхазией, и Южной Осетией, и Косовом...

 

— Говорят, полуостров уже давно разделен на три части: проукраинскую, пророссийскую и протурецкую. Вы тоже так считаете?

— В общественных настроениях это есть. Такой, знаете, бермудский тре­угольник или трезубец: наибольшая часть крымского общества настроена в сторону России, наименьшая — в сторону Украины. Вот так-то... Турция смотрит на Крым, как некоторые члены меджлиса с вожделением смотрят на Стамбул. Это только дураку непонятно.

 

— Этим сравнением вы оскорбляете нашу власть...

— Она даже на такое сравнение не тянет. Между Киевом и Крымом отношения далеко не партнерские. Они чреваты такими напряженностями, что Крым будет диктовать условия... по территориальной целостности Украины. Это так. Те, кто стоит на других позициях, пусть хорошенечко задумаются: кто создал прецедент Косова?

 

— Но ведь косовские албанцы и крымские татары — это не одно и то же. К чему такие параллели?

— Власть у нас импотентна. Еще в 2005 году, буквально через пару месяцев после восшествия на свой престол, Виктор Ющенко приехал в Симферополь. Там он предложил отменить решение курултая о создании государства крымских татар на территории Крыма. Но они его попросту «послали»… Если вещи своими именами называть...

 

Москаль + Киселев = БЮТ

 

— Неужели угроза, о которой вы говорите, настолько серьезна?

— Она уже на 90 процентов созрела. О чем речь! Осталось только в той или иной форме выплеснуться этим настроениям — и все! Из-за чего все конфликты в горячих точках начинались? Во главе угла стояли межнациональные противоречия. А потом пошло-поехало. Появлялись проблемы экономические, геополитические и так далее.

 

— Судя по всему, вы и сегодня готовы повторить то, что говорили раньше: ситуация в Крыму напоминает подожженный бикфордов шнур…

— Так оно и есть. Мы наблюдаем предвыборную ситуацию, когда происходят взрывы внутри политических и партийных процессов. Это очень красноречиво показали регионалы на своем негативном примере. Посмотрите на взрывы внутри крымского блока «За Януковича», созданного в 2006 году в новом крымском парламенте: в него вошли представители Партии регионов и Русского блока. Раньше они были родные братья, теперь — кровные враги, действующие по принципу «око за око»...

 

— О чем это говорит?

— Это говорит о процессах, связанных с пророссийскостью как таковой. Эти процессы — от языка до геополитики — не выдерживают тех напряжений, которые создаются внутри крымского общества. Оно как стояло, так и стоит на своих позициях: жестко выступает против НАТО, настроено на неразрывную связь с Россией. Как раньше крымчане не воспринимали русофобство, так и не воспринимают его и теперь. Казалось бы, и Партия регионов русофобства не исповедует. Но! Она отступила от своих предвыборных обещаний. А это значит, что вся эта «пружина» у регионалов лопнула. Быть может, где-то в другом регионе она бы не лопнула. А в Крыму это произошло в силу того, что его внутренняя природа — пророссийская. Автономия зиждется на конституционных полномочиях, а они грубо нарушаются.

 

— В чем именно?

— Во всех сферах — от языковой политики до внешнеполитического вектора Украины, где должны учитываться конституционные полномочия Крыма. Прежде чем озвучивать заявления о вступлении в НАТО, надо у Крыма спросить. Надо соображать, раз крымская Конституция такова. Также необходимо обратить внимание на экономические полномочия автономии: 100 процентов налогов должны оставаться на полуострове, а они не остаются. Так что есть прецедент: Крым нуждается в защите. В данном случае — в защите от Киева, как это ни парадоксально. А межнациональный спектр? Это сложнейшая ситуация...

 

— Неужели все эти негативные поползновения нельзя как-то пресечь?

— Что значит «пресечь»? Во-первых, надо соблюдать конституционные полномочия автономной республики. Во-вторых, нужно считаться с 70 процентами этнических русских. А пресекать нужно криминал, который уже достиг больших масштабов. Но власть не может и не хочет...

 

— А может, проблема не только во власти. Вспомните, как бывший лидер крымских регионалов Киселев обвинил Януковича в том, что якобы тот «передал власть в Крыму криминалитету»...

— Оперативными и следственными действиями по поводу всех этих заявлений достаточно активно занялся Геннадий Москаль, начальник крымского главка.

 

— Москаль прислушивается к Киселеву. Интересный получается тандем...

— Я бы не сказал, что это тандем. Эхо этих заявлений где-то пересеклось. Эти заявления могут быть подтверждены или опровергнуты путем следствия и суда. Время покажет...

 

— Но вы же не станете отрицать, что конфликт среди «людей Януковича» выгоден «людям Тимошенко». А на стороне Юлии Владимировны, как известно, выступает глава МВД Луценко. Означает ли это, что действия главного милиционера Крыма нужно рассматривать в политической плоскости?

— В нашей жизни ничего нельзя исключать. Но я бы хотел, чтобы все политические плоскости ушли, а были только государственные интересы, базирующиеся на соблюдении законов.

 

— Можно ли говорить о соблюдении законов в условиях ослабления центра власти?

— Вопрос не в слабости центра. Сам центр коррумпирован. И в этом смысле он не слаб: у него вертикаль — аж до председателя сельсовета. Взять хотя бы земельную сферу: там все одним миром мазаны. Вопрос в другом: зачем опровергать то, что доказано столетиями? Имею в виду позитивность взаимоотношений России и Украины. Не родился еще тот, кто может опровергнуть великого Богдана Хмельницкого...