Министр иностранных дел Грузии Григол Вашадзе дал эксклюзивное интервью Русской службе Би-би-си и ответил на вопросы о том, ведет ли Тбилиси переговоры с США о размещении элементов американской ПРО в Грузии и как Грузия собирается строить отношения с Россией.

Би-би-си: Каковы основные внешнеполитические приоритеты грузинской стороны в настоящий момент?

Григол Вашадзе: Наши внешнеполитические приоритеты не меняются уже 15 лет. Главное – это восстановление территориальной целостности страны и деоккупация оккупированной территории – Абхазии и Цхинвальского региона.

Второе – максимальное сближение с Европейским союзом.

Третье – что очень важно – это вступление в НАТО.

Четвертое – стабильность и безопасность на Южном Кавказе и минимум проблем с соседями. Собственно говоря, этой цели мы уже достигли – у нас образцовые отношения с Азербайджаном, стратегический союз. Стратегический союз также с Турцией и блестящие отношения с Арменией.

Должен сказать, что они формально не называются стратегическими отношениями, но являются таковыми по сути.

С Россией, к сожалению, у нас не получаются цивилизованные отношения. В Москве существует заблуждение - что Грузия, дескать, настолько важна в стратегическом, военном смысле, а также как транзитная возможность для альтернативных поставок энергоносителей в Европу, что Москва должна иметь существенный, если не сказать – тотальный – контроль за этой страной. Что мы воспринимаем, вполне понятно, как непринятие Москвой нашей государственности, потому что ни одна суверенная страна не согласится быть зоной привилегированных интересов кого бы то ни было, не только Российской Федерации.

Фундаментальная проблема в отношениях между Россией и Грузией состоит в том, что Россия так и не принимает Грузию как независимую суверенную страну, которая имеет право выбирать организации по своей воле и по собственному желанию, куда вступать и куда не вступать, выбирать себе союзников и иметь многовекторную внешнюю политику.

Москва была бы очень счастлива, если бы мы перед тем, как прилететь в Лондон, Брюссель, Вашингтон, залетали туда и просили разрешения.

Но этого не будет никогда. Отсюда все наши проблемы.

- США неоднократно высказывали слова поддержки в адрес Грузии, но в последнее время Запад все активнее сотрудничает с Россией. В связи с этим не возникает ли у Грузии чувства изолированности и ощущения того, что Грузию бросают?

- Нет. Во-первых, я хочу подчеркнуть, что Грузия не ставит своей целью, и мы были бы несчастными, если бы превратились в препятствие для улучшения отношений между любыми другими государствами – пусть то Соединенные Штаты, Российская Федерация, кто бы то ни был.

Это не наша цель.

Декларируемая поддержка Грузии отображается в практических делах. Должен вам заметить, что хартию с стратегическом партнерстве между Грузией и Соединенными Штатами, которую я имел честь подписать 9 января и которая сейчас постепенно трансформируется в краеугольное двусторонне соглашение, есть лучшее подтверждение тому, что Грузия не изолирована и что поддержка Грузии со стороны Запада и в первую очередь Соединенных Штатов сильна как никогда.

- А как вы относитесь к тому, что США решили не размещать в Грузии элементов ПРО, как того хотел президент Саакашвили?

- У вас неправильные сведения. Никогда, никто – ни президент, ни я, ни какой-либо другой член правительства – не говорил, что мы желаем разместить у себя элементы ПРО.

Мы всегда говорили, что никто к нам по этому вопросу не обращался, в теоретические дискуссии мы вступать не собирается.

Если Соединенные Штаты сочтут необходимым обратиться к нам с подобной просьбой, то мы ее рассмотрим.

К нам никто с подобной просьбой не обратился.

- А сама Грузия не обращалась?

- Не обращалась. Зачем нам обращаться по поводу компонентов ПРО, которые изначально должны были быть размещены в Чешской республике и Польше.

Это шизофренические страхи, которые бытовали в политологических кругах в Москве, что Грузия может стать составной частью этой системы.

- Давайте вернемся к Абхазии и Южной Осетии, к ситуации с этими двумя республиками и роли России. Вы говорили о восстановлении территориальной целостности. Как это будет происходить?

- Во-первых, не называйте, пожалуйста, Абхазию и так называемую Южную Осетию республиками. Это оккупированные территории. Южная Осетия практически освобождена целиком от грузинского и осетинского населения. И это не грузинские цифры. Там около 12-15 тысяч человек – вы можете взять и почитать выступления оппозиционеров, которые сбежали от режима Кокойты и теперь обитают в Москве.

Что касается Абхазии, то южнее Сухуми практически нет населения до Гали, где живут только грузины.

Это оккупированные территории в полном смысле этого слова, где нет ни торжества закона, ни прав человека, ни элементарных условий для жизнедеятельности – здравоохранения и так далее, где грузинский язык в школах запрещен.

Оккупационная линия – бывшая административная граница – закрыта на замок. Так что "с гордостью" можно сказать, что граница на замке – ничего не изменилось.

Пограничные войска ФСБ стоят там и сооружают новую берлинскую стену. Ситуация там катастрофическая.

Не думайте, что России нужны эти территории. Эти два клочка нужны исключительно для одного – для контроля над Грузией.

Это такая приманка, морковка, за которой мы должны бежать, как мы бежали с 1991 года. Мы бежать за этим устали. Мы декларировали, что восстановление территориальной целостности пройдет исключительно мирным путем. И наше оружие в восстановлении территориальной целостности – это лучшие школы в регионе, лучшие дороги, аэропорты, порты и так далее.

И мы это делаем – максимальное сближение с Европой. Сейчас близки к подписанию или находятся в разработке четыре фундаментальных соглашения с Европейским союзом.

Это облегченные визовый режим и реадмиссия, причем облегченный визовый режим для граждан Грузии будет гораздо более привлекательным, гораздо более продвинутый чем у Российской Федерации.

Кроме того, это договор об ассоциации с Европейским союзом, составной частью которого является договор о свободной торговле.

И – "Открытое небо". Мы абсолютно дерегулируем наш рынок авиации и приглашаем к сотрудничеству все авиалинии.

Добиваться этого мы будем простым путем, точно так же, как это делала Федеративная Республика Германия.

Человек, который смотрит на свободный мир из-за Берлинской стены, рано или подзно захочет эту стену снести.

И российские войска оттуда уйдут – точно так же, как они ушли из Польши, Венгрии, Чехословакии, из ГДР, из Афганистана. И тогда у нас будет полная любовь и взаимопонимание с Российской Федерацией.

- За счет чего?

- За счет того, что Российская Федерация научится уважать три основополагающих, но вполне простых понятия: территориальную целостность, суверенитет и независимость Грузии.

Все остальное – это предмет переговоров. Мы всегда повторяли, что готовы учесть интересы Российской Федерации.

Мы понимаем, что Россия - это тоже кавказская страна, она никуда не денется, она – там.

Но, к сожалению, пока не получается.

Вспомните путь Польши, Финляндии. Мучительно больно расставаться с составными частями империи. Хотя можно использовать английский подход – обрубить это и перейти на нормальные цивилизованные межгосударственные отношения.

- Так кто должен сделать первый шаг? Может быть, Грузия?

- Мы не то что первый – мы 80-й шаг сделали.

Постоянно выступали с мирными инициативами, предлагали мирные развязки этих проблем. А сейчас как мы можем сделать первый шаг?

Первый шаг должна сделать Россия, восстановив историческую справедливость и уведя свои войска из Грузии.

А потом мы готовы сесть и разговаривать.

- В вторник на переговорах в Москве между госсекретарем США Хиллари Клинтон и министром иностранных дел России Сергеем Лавровым была поднята грузинская тема. Хиллари Клинтон вновь заявила, что США не поддерживают признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии. Но Россия не собирается отказываться от этого признания. Принимая это во внимание, как строить отношения с Россией? Кроме того, высказываются предположения, что этот регион станет чем-то вроде Северного Кипра, то есть замороженным конфликтом. Как его разморозить?

- Начну с обсуждения Грузии в Москве. Как вы помните, в январе были победные реляции из Москвы, что мол новая администрация [США] не будет заниматься Грузией, что в списке приоритетов Грузия находится низко.

Но то, что во время каждой встречи Клинтон с Лавровым или президентов Обамы и Медведева поднимается вопрос Грузии, свидетельствует о том, что этот вопрос никуда не уйдет.

И интересно – куда мы теперь пойдем? Грузинский план ясен – в случае, если Россия будет упорствовать и оккупировать эти территории, мы занимаемся остальной частью Грузии и терпеливо ждем.

Как мы знаем, раз в 10-15 лет Россия является миру в новом обличии. Будем надеяться, что упражнение "поднимание с колен" закончится и можно будет цивилизованно разговаривать.

- Но сколько придется Грузии ждать? И зачем ждать, если можно что-то делать?

- Но делать ничего нельзя! Представьте – вы ворвались ко мне в квартиру, заняли две комнаты из восьми, развесили там свое оружие, в шею выгнали моих родственников и говорите: "Сижу на этих квадратных метрах и буду сидеть!"

Шерифа – или полицейского, или милиции – пока нет. О чем мне с вами разговаривать? Вы мне говорите: "Я здесь навсегда!"

Вот Россия нам говорит: "научитесь считаться с новой реальностью". Какие переговоры здесь возможны?

Ко мне кто-то ворвался в дом и говорит: "А теперь ты к этому привыкай"

А я говорю: "Нет, ты должен сначала отсюда уйти, а потом мы с тобой пообщаемся".