Может ли кризис объединить русских и латышей?

Преподаватель Балтийской международной академии политолог Илзе Островска считает, что в критической ситуации, когда «волки сыты, но овцы уже дышат на ладан», долготерпению народа может прийти конец. И не дай бог увидеть бессмысленный и беспощадный латышско-русский бунт! Его предвестником стал протест жителей Бауски против закрытия больницы.

 

— Может ли Бауска стать той искрой, из которой разгорится пламя народного негодования?

— Если бы в любой стране Евросоюза правительство решилось на сокращение пенсий, это моментально вызвало бы мощный протест населения, но такое нарушение прав человека там в принципе невозможно!

У нас другая структура населения: те, кто способен на решительные действия, уехали из страны на заработки, а те, кто остался, замерли в страхе потерять тот мизер, что имеют. Латвия страна стариков, которые прожили тяжелую жизнь и уже физически не могут выйти на улицы с протестом.

Ho бауское противостояние — опасный сигнал. Если начнутся поиски виновных с целью наказать, то, действительно, из искры может разгореться пламя. Было видно, что местная власть, даже сохраняя нейтралитет, не поддерживает решения правительства. И полицейские, которые должны были обеспечить порядок, заняли нейтральную или откровенно сочувствующую позицию по отношению к «бунтовщикам».

 

— Дает ли победа «Центра согласия» на выборах в Рижскую думу основания утверждать, что латыши больше не боятся русских во власти?

— Я общалась с избирателями, которые говорили: «Придется голосовать за «Центр согласия» или за Рубикса — больше не за кого». Тут скорее сработала не солидарность, а принцип протестного голосования: раз нас предали и обобрали свои, назло им выберем русских! В результате те, у кого не вызывали доверия ни Шлесерс, ни Кристовскис, отдали голоса за Ушакова.

Но русские протестуют, потому что им не дают полноценно участвовать в политике, а латыши в массе рассуждают так: «Пусть воруют, лишь бы нам тоже что-то оставили».

 

— Значит, кризис не сплотил латышей и русских?

— Реальный момент для сплочения двух общин был упущен. Когда утихли волнения по поводу реформ в школах, русские ждали поддержки от латышей, однако этого не произошло. Но если народ доведут до крайности, когда будут затронуты основы существования — нет работы, не на что ребенка отправить в школу, нет возможности оплачивать коммунальные услуги, — латыши и русские могут сплотиться в стихийном протесте.

 

Между дураком и вором

— Скандальный журналист Лато Лапса, автор книги «Шкеле. Хапуга», заявил, что если выбирать между хозяйственником, который всегда будет блюсти свои интересы, и некомпетентным политиком, то он предпочитает первого...

— Как избиратель я не вижу особой разницы между дураком и вором — хрен редьки не слаще. Что касается «разоблачений» Лато Лапсы, то, на мой взгляд, это такой цивилизованный способ разборок между нашими олигархами, обмен «любезностями», который пришел на смену перестрелкам. По сути, ничего за этими разоблачениями не последовало: ни шагов со стороны прокуратуры, ни судебных разбирательств. Полные безответственность и безнаказанность.

 

— Не совсем: Лембергса-то посадили — правда, большинство обвинений он уже сумел опровергнуть...

— Лембергс действовал не по понятиям большинства наших властителей: себя не обделил, но и о жителях Вентспилса не забыл. A кое-кому кажется, что делиться надо только со своими!

Если Лембергс станет премьер-министром, то какой пример он покажет другим? Истинная причина его преследования — не дать ему попасть в центральную власть. Лембергс опасен тем, что умен, независим и активен. Гораздо удобнее иметь в правительстве управляемых дураков.

 

— А почему молодые, в том числе ваши студенты, не идут в политику?

— Их туда и не пускают. Когда создаются партии, молодежь охотно берут, чтобы обеспечить численность и чтобы было кому делать черновую работу. После выборов круг, который принимает решения, сужается — чужие там не нужны.

С другой стороны, престиж профессии резко упал. Ведь политика — это, по сути, принятие решений и распределение ресурсов. А распределять-то уже нечего!

 

Язык в Европу приведет

— Откуда у латышей, пришедших к власти, такое отношение к своему государству? Почему идеи атмоды так быстро были забыты?

— Это не столько латыши, сколько хомо советикус — власть имущие, у которых нет внутреннего барьера и ответственности за то, что происходит в стране. Они воруют и ждут, не остановят ли, как это было на партсобраниях, не погрозят ли пальцем. Нет, никто не останавливает — значит, можно продолжать дальше.

Нет у них демократической политической культуры и понимания, что обретение независимости само по себе не несет благодати и процветания — это проверка на прочность и огромный труд. Причем трудиться должны все, независимо от должности и счета в банке.

 

— На днях президент Затлерс отрапортовал американским латышам, что Латвию ждет светлое будущее. Непонятно, на чем основан его оптимизм. Что, на ваш взгляд, ждет страну и нас в обозримом будущем?

— Любой кризис рано или поздно заканчивается. Подъем начнется там, где начался спад, — в Америке, потом в Европе. Дойдет и до нас. Региональный комитет Евросоюза обратил серьезное внимание на плачевную ситуацию в Балтии. До сих пор скандинавские банкиры получали от нас прибыль, но, очевидно, им придется в какой-то мере разделить и ответственность за ту пропасть, на краю которой оказалась наша страна.

Что касается более отдаленного будущего, то у Европы нет иного выхода, как объединиться. Когда на большой территории будут жить как в одном государстве 500 миллионов человек — это сила, которая может противостоять экономическому напору Китая, Индии, конкуренции США.

Старшее поколение особенно утешить нечем, а вот у молодых есть шанс изменить свою жизнь. Европе нужна дешевая рабочая сила, поэтому я студентам объясняю: надо знать кроме английского немецкий и французский, чтобы претендовать на что-то большее, чем сортировка картошки. Плюс хорошее образование, которое можно получить и в Латвии. Это самые лучшие инвестиции, которые могут сделать родители.

 

— А что же будет с латышским языком, который на деньги налогоплательщиков защищают специальные комиссии и ведомства?

— Он останется нашим «эксклюзивом» для внутреннего пользования. Латышский язык и сейчас уже дорого обходится как неконвертируемый.