В Туркменистане неожиданно уволены со своих постов практически все руководители нефтегазовой отрасли во главе с министром Аннагулы Деряевым. Лишились своих постов также руководители нескольких госконцернов, - "Туркменнефтегаз", "Туркменнефть", 'Туркменнефтегазстрой'. Произошло это 12 октября, когда президент страны Гурбангулы Бердымухамедов провел совещание с руководителями топливно-энергетического комплекса. Публичным поводом к отставкам стало недовольство главы государства тем, как осваиваются средства, направляемые государством на развитие отрасли, 'не предпринимаются необходимые меры по наращиванию добычи нефти, не уделяется должного внимания внедрению инновационных технологий и современного специального оборудования, не выполняется план по бурению нефтеразведочных скважин', 'не выполняется программа по газификации населенных пунктов' . . .

Новым министром нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов назначен Оразнур Нурмурадов, занимавший до этого должность завотделом в Институте нефти и газа госконцерна "Туркменгаз".

На самом деле, 'разбор полетов' в отрасли происходил накануне, в воскресенье 11 октября в закрытом режиме. Именно там были названы истинные причины скандала, который вынудил главу государства к столь радикальным кадровым перестановкам в стратегической отрасли экономики Туркменистана. Разумеется, они не имеют никакого отношения к публично озвученным. Невозможно же представить, что лидер государства может позволить себе обезглавить отрасль, являющуюся системообразующей для страны, только потому, что ее руководители не уделяют "должного внимания внедрению инновационных технологий".

По сведениям, полученным из информированных источников в Ашхабаде, действительные причины куда серьезнее: Выяснилось, что президенту Бердымухамедову стали известны факты фальсификации данных о прогнозных запасах туркменских газовых месторождений. Тех самых, которые были озвучены английской компанией Gaffney, Cline & Associates, осуществлявший предварительный аудит месторождений группы месторождений Южный Иолотань - Осман (ЮИО). Напомним, что в феврале этого года на конференции в Лондоне менеджер по бизнес-развитию компании Gaffney, Cline & Associates Джим Джиллет сообщил, что минимальные запасы газа в этой группе месторождений оцениваются в 6 триллионов кубометров газа. Это почти в два раза больше, чем разведанные запасы знаменитого Штокмановского месторождения на севере России (3,7 триллионов кубометров) и в пять раз больше считавшегося до недавних пор самым большим в Туркменистане месторождения Довлетабад, являющегося ресурсным для закупок российским "Газпромом". Разумеется, месторождению ЮИО было тут же присвоен статус 'сверхгигантского' и его стали называть одним из крупнейших в мире. Конечно же, на этом стала выстраиваться вся внешняя политика "Эпохи нового возрождения" Туркменистана, провозглашенная президентом Бердымухамедовым. Ашхабад с готовностью раздавал всем жаждущим стать покупателями туркменского газа авансы, мол, всем хватит, вы только стройте трубопроводы к нашим границам, именно там мы будем вам отпускать газ.

На самом же деле, как утверждают наши источники в Ашхабаде, запасы "Южного Иолотана-Османа" переоценены в два-три раза, - именно это стало известно Бердымухамедову. Как это произошло, доподлинно неизвестно. Точно известно только, что в туркменской нефтегазовой отрасли проводится следствие на предмет того, как возникли утечки информации в западные компании, предполагавшие участвовать в освоении газовых месторождений, об их технических параметрах, - данных бурения разведочных скважин. Именно эти данные, как передают из Ашхабада информированные источники, вызвали подозрение у западных специалистов относительно заявленных английской компанией результатов аудита, они не соответствовали информации, оказавшейся в распоряжении западных компаний.

Сейчас трудно сказать, какая роль в этой странной, но богатой на громкие последствия истории была отведена англичанам из Gaffney, Cline & Associates. Источники в Ашхабаде предполагают, что их могли использовать "втемную", поскольку известно, что полностью данные о результатах разведочного бурения на ЮИО им предоставлены не были и скорее всего, им пришлось довольствоваться интерпретаций этих результатов, произведенной туркменскими газовиками. А уж насколько добросовестной была эта интерпретация, это другой вопрос . . .

Так или иначе, но скандал теперь будет замять чрезвычайно трудно. Характерно, что спустя два дня после первых неофициальных сообщений из Ашхабада о фальсификации прогнозных запасов "сверхгигантского" месторождения ЮИО, никаких опровержений от туркменских властей не поступало.

Характерно и то, что после сообщений о скандальных фальсификациях туркменские власти заметно понизили статус открывающегося 15 октября в Ашхабаде крупного международного инвестиционного форума. Стало известно, что ожидающееся на форуме выступление президента Туркменистана Бердымухамедова отменено, а само мероприятие неожиданно перенесено в другое, менее пафосное помещение.

Нетрудно предположить, что основным следствием разворачивающихся внутри нефтегазовой отрасли Туркменистана драматических событий может оказаться не менее драматическая переоценка перспектив амбициозных планов по строительству газопровода "Набукко". Ведь туркменские месторождения рассматривается в будущем в качестве главного ресурса заполнения этой трубы.