Это заголовок статьи, опубликованной в турецкой Zaman за авторством небезызвестной Сабины Фрейзер из Международной кризисной группы (ICG). Примечательно, что Фрейзер, директор европейской программы ICG, ныне обосновалась в Турции.

“Картинки турецко-армянского примирения последних нескольких дней просто потрясающие”, — пишет Фрейзер, напоминая о том, что 10 октября в Цюрихе при поддержке высокопоставленных политиков и мировых лидеров были подписаны двусторонние протоколы. А спустя четыре дня в Бурсе президенты Турции и Армении присутствовали на матче национальных сборных по футболу. Этот матч, отмечает она, смотрели с интересом во всем мире. Однозначно, что наблюдаемая “нормализация” имеет универсальные уроки, которыми не мешало бы воспользоваться и другим странам, заявляет автор статьи и переходит к выявлению различий в турецко-армянском и азербайджано-армянском “примирительных процессах”. Одно из отличий, на ее взгляд, в том, что помимо переговоров между Анкарой и Ереваном за последние десять лет развивался также диалог на уровне общественности двух стран. В 1995 году, напоминает она, Турция открыла воздушный коридор между Стамбулом и Ереваном — армяне стали свободно ездить в Турцию. “Примерно 40 тысяч граждан Армении нашли работу в Стамбуле, десятки тысяч армян проводят свои летние отпуска на пляжах Турции”, — отмечает Фрейзер “выгоду” армян, не упоминая о том, что за счет также армянских отдыхающих развивается турецкая индустрия туризма.

На протяжении десяти лет посредством разных организаций было проведено огромное количество совместных мероприятий — процесс сближения шел между художниками, фотографами, молодежью, журналистами, бизнесменами... — перечисляет автор. “Эти проекты, независимо от степени их успешности, создали базу общественной поддержки дипломатического прогресса. В то же время в Турции изменилось отношение к вопросу геноцида армян” (Фрейзер, как ни странно, употребляет слово “геноцид” без кавычек). В прошлом декабре, напоминает она, примерно 30 тысяч турок подписались под письмом-извинением перед армянами за случившееся в 1915 году. Ситуация совершенно иная в случае азербайджано-армянского конфликта. Армяне и азербайджанцы почти не имели контактов после подписания в 1994 году соглашения о перемирии. Даже футбол, пишет Фрейзер, не был использован в качестве возможности для дружественного соперничества. В 2008 году, поясняет она, Азербайджан и Армения не смогли договориться, где играть квалификационные матчи кубка Европы. Армяне предложили привычную схему игры — дома и в гостях, однако Азербайджан отказался принять армян, изъявив желание сыграть оба матча на нейтральном поле. В итоге игра не состоялась...

Развивая тему, Фрейзер отмечает, что руководство Азербайджана болезненно реагирует на поездки своих граждан в Армению, обвиняя их “в сотрудничестве с оккупантами азербайджанских земель”. Начиная с 2001 года, когда активист одной из армянских общественных организаций был избит при посадке в бакинском аэропорту, редкостью стали и поездки армян в Баку. Аналитик ICG обращается и к недавнему факту лишения аккредитации сотрудников телекомпании NTV в Баку за то, что они посетили Нагорный Карабах. “Народная дипломатия создала основу для армяно-турецкого примирения, однако в случае с азербайджано-армянскими отношениями этот шанс не был использован. Поэтому весьма вероятно, что решение нагорно-карабахского конфликта затянется, — прогнозирует Фрейзер. ...Обоим президентам все еще предстоит открыто сказать своим гражданам о параметрах соглашения по базовым принципам, которое они обсуждают с 2005 года, или по крайней мере позволить им свободно встречаться, дискутировать с тем, чтобы преодолеть подозрительность и недоверие”.

Возвращаясь к теме протоколов, автор статьи цитирует заявления турецкого руководства, сделанные после цюрихской церемонии. В них, как известно, ратификация и имплементация протоколов связывается с прогрессом в нагорно-карабахском урегулировании. “Я хочу вновь заверить, что Турция не сможет иметь позитивного отношения, пока Армения не освободит оккупированные азербайджанские территории” — приводится в статье цитата из заявления Эрдогана. А следом ссылка на слова министра иностранных дел Давутоглу: “Мы хотим, чтобы протоколы были ратифицированы, но они должны быть представлены в парламент в соответствующей психологической и политической атмосфере... Не только Карабах, но и семь азербайджанских районов находятся под оккупацией. Этому надо положить конец”.

По мнению Фрейзер, руководство Турции ожидает “символического жеста от Армении, чтобы утихомирить Баку и свою внутреннюю оппозицию. Оно говорило (автор не раскрывает скобок — ред.) об освобождении Арменией одного или двух азербайджанских районов или о принятии азербайджанского предложения о превращении стратегического Лачинского коридора, связывающего Нагорный Карабах с Арменией, в “дорогу мира”. Автор в то же время подчеркивает, что “эти полумеры противоречат подходу Минской группы ОБСЕ, деятельность которой с 2005 года нацелена на достижение между Азербайджаном и Арменией согласия по базовым принципам, призванным служить основой для мирного договора”.

Судя по тональности публикации, Фрейзер считает, что не в интересах Турции тормозить ратификацию протоколов. “Ожидать и требовать, чтобы урегулирование нагорно-карабахского конфликта шло “рука об руку” с процессом турецко-армянского примирения, недальновидно”, — пишет она. И объясняет: “Армения легко может воспользоваться этим требованием и занять более жесткую позицию на переговорах по Нагорному Карабаху, прекрасно зная о том, что если турецкий парламент откажется ратифицировать протоколы, это будет осуждено всем мировым сообществом. Но если ратификация и имплементация протоколов состоится, улучшенные турецко-армянские отношения могут заложить фундамент для построения мер доверия между Арменией и Азербайджаном, для ликвидации региональной изоляции Армении и снижения ее опасений по поводу собственной безопасности. В этих условиях и аргументы, приводимые Арменией в оправдание оккупации азербайджанских территорий и для обоснования своих опасений, быстро потеряют силу — причем как внутри Армении так и за ее пределами”.

Логика в словах Фрейзер, несомненно, присутствует — она выступает в качестве горячего адвоката турецких интересов, и ее мало волнуют даже сентименты Баку. Аналитик кризисной группы четко понимает, что протоколы — “подарок” для Анкары, который она должна принять незамедлительно и без оглядки на “младшего брата”. Впрочем, в ее статье Азербайджан, как и Армения фигурируют как “кузены”, с которыми Турции надо работать...

Восторгаясь вновь цюрихской церемонией подписания протоколов и отмечая, что “это не только плод процесса построения мер доверия между сторонами на протяжении лет и тихого посредничества МИД Швейцарии, но и успешной вовлеченности министров иностранных дел Франции, России и США”, Фрейзер в заключение пишет: “Прогресс в разрешении нагорно-карабахского конфликта также потребует аналогичной высокопоставленной вовлеченности”. Словом, аналогичного давления... Но до того, считает аналитик, Армении и Азербайджану следует прекратить “демонизировать друг друга. ...Доверие и диалог должны возобновиться, если граждане этих двух стран собираются принять мирный договор, на который согласятся их президенты. И тут Турция может сыграть важную роль, работая со своими азербайджанскими и армянскими кузенами...”

Автора публикации, видимо, не смущает, что “младший брат” Турции — Азербайджан — в ее раскладе из ближнего родственника превратился в дальнего, причем вместе с Арменией оказался в равноудаленности от “центра”. От Анкары то есть. Именно ей Фрейзер отводит роль главного регулировщика в регионе, фасилитатора и посредника, который подготовит почву для мирного договора между Арменией и Азербайджаном. Но для этого Турция должна как минимум ратифицировать подписанные в Цюрихе протоколы, скрепив тем самым “родство” с новоявленным “кузеном”...