На прошлой неделе желающие могли зафиксировать сразу несколько событий, позволяющих утверждать, что в литовско-российских отношениях наступил новый период.

Сначала в Литву с Днями Калининградской области наведались наши ближайшие западные соседи. Потом с Днями Санкт-Петербурга Вильнюс навестили другие соседи, географически чуть более дальние, но духовно и культурно не менее близкие.

Мало того, именно на прошлую неделю выпало очередное заседание Литовско-российской межправительственной комиссии. Её в Вильнюсе возглавлял министр транспорта России Игорь Левитин.А ещё раньше с балетом «Корсар» в литовскую столицу приезжали артисты Большого.
Это перечисление, к большому удовольствию, можно было бы продолжить. И оно наверняка окажется длиннее, чем перечень претензий, предъявляемых ныне Литвой к России. Да и то, как признают даже некоторые литовские политологи, крайне редко позволяющие себе отход от «линии партии», в экономических разногласиях Вильнюса и Москвы политический подтекст просматривается ну уж с очень большим трудом.

В одном из литовских еженедельников так и было написано: «В условиях экономического кризиса каждая страна заботится, в первую очередь, о своём производителе, не стесняясь порой в выборе мер».

Такое массовое «нашествие» россиян, как можно было предположить, наверняка должно было аукнуться в местных СМИ соответствующим «ответом Чемберлену»: карикатурами с изображением огромного медведя с бутылкой и балалайкой или россыпью статей-предостережений о том, что неугомонный не дремлет враг, что нужно бдеть и бдеть. И так далее.

Однако таких выступлений оказалось на удивление мало. Конечно, я бы не стал утверждать, что Дни Калининградской области и последующие Дни Санкт-Петербурга были оценены по достоинству. Но это уже другой вопрос.

Может быть, что-то уже изменилось? Может, уже не срабатывают «вечные» аргументы? В одном из еженедельников о предложении, например, губернатора Г.Бооса литовской стороне принять участие в строительстве Балтийской АЭС сказано: «Русские подсовывают нам свинью, а мы радуемся». Мол, Москва пытается использовать предстоящее закрытие Игналинской АЭС исключительно в целях полного энергетического закабаления Литвы.

Кто мешал Литве заблаговременно построить новую станцию, кто проваливал её переговоры с Польшей, Латвией и Эстонией о строительстве Игналины-2? Такими вопросами теоретики «закабаления» не задаются.

Ну, да Бог с ними! Сегодня важно ведь то, что Литва буквально заново открывает для себя Россию, и небо не рушится при этом на землю.

Для кого-то это, возможно, и страшная трагедия.

Но это уже их проблемы. Лишь бы они эти проблемы не навязывали нам, живущим реальной жизнью, решающим реальные, а не выдуманные задачи.

Вот, например, в эти дни очень много говорится о Национальном соглашении. Его суть в том, что представители нашего с вами общества совместно вырабатывают, а на самом деле утверждают уже выработанный правительством план ещё большего затягивания ремней. При этом некоторые критики замечают, что это соглашение очень уж напоминает сделку: договорятся двое – власти и бизнес, - а ремни придётся затягивать всем остальным.

Вот эта проблема, согласитесь, задевает нас с вами за живое гораздо больше, чем, скажем, предположение некоторых «экспертов», что «навязываемое» Литве Москвой общее информационное и культурное пространство, в основе которого – русский язык, это оружие в пропагандистской войне Кремля с Литвой.