Во время недавних Дней Калининградской области в Литве на одной из встреч литовских и калининградских бизнесменов и представителей власти генеральный директор Игналинской АЭС Виктор Шевалдин надолго оказался в окружении россиян. Одним из них был министр инфраструктуры Калининградской области Александр Рольбинов, к которому корреспондент «Обзора» и обратился с вопросами.

- Скажите: о чём вы разговаривали с Шевалдиным?

- Я его спросил, когда действительно остановится Игналинская АЭС.

- И что же он сказал?

- 31  декабря  нынешнего года, то есть в соответствии с обязательствами, взятыми на себя Литвой во время вступления в Евросоюз. Речь шла также о том, какие работы предполагается выполнять в оставшееся время, и после Нового года.

- А господин Шевалдин не интересовался, насколько вероятно появление на территории Калининградской области Балтийской АЭС?

- Замечу, что Балтийская АЭС будет обязательно, гарантия – 100%. Потому что соответствующие решения приняты, и постановление президент России подписал.

- Насколько часто вам задают вопросы именно о вероятности появления будущей атомной станции? Поскольку в Литве некоторые высказывают большие сомнения, что она будет построена. Такие «специалисты» считают, что «русские просто пугают Литву, никакой АЭС не будет».

- У нас с самого начала не было задачи пугать кого бы то ни было. Поэтому на сегодняшний день можно сказать, что проект уже реализуется, и, соответственно, весной следующего года уже начнутся земляные работы, а летом 2010 года – бетонные. Начало же работы первого блока планируется на 2015 - 2016 гг.  

- Вслед за Балтийской АЭС может появиться белорусская атомная. Будет ли смысл Литве строить свою станцию?

- Насколько я понимаю, пул будущих акционеров, в который, как заявлялось, входят Литва, Латвия, Эстония и Польша, до конца не сформирован. Поэтому российская сторона открыто предлагала всем принять участие в реализации будущей АЭС в Калининградской области. Так что Вильнюс сегодня также может подключиться к реализации проекта Балтийской АЭС. Более того, мы обсуждали вопрос, чтобы литовские специалисты могли участвовать непосредственно в строительстве этой АЭС.

- Скажите, пожалуйста, будущая станция будет обеспечивать только внутренний рынок или же изначально в уме держался и вариант экспорта электроэнергии?

- Конечно же, проект Балтийской АЭС учитывает и вариант экспорта. Какие государства могли бы импортировать электроэнергию данной станции – вопрос уже немножко не в моей компетенции, но я думаю, что это могут быть государства и Евросоюза, в том числе Литва и Польша. Накануне остановки Игналинской АЭС очевидно, что Литва и балтийский регион в целом становятся энергодефицитными. А Калининградская область за счёт мощностей Балтийской АЭС может закрыть потребность в электроэнергии.

- Кто проводил исследования об экономической обоснованности проекта Балтийской АЭС – российские или иностранные специалисты? И во сколько это обошлось государству?

- Не могу сказать. По той причине, что занимались этим Министерство энергетики и, соответственно, госкорпорация «Росатом». Но насколько я знаю, такое исследование проводили российские специалисты с привлечением иностранных экспертов.

- В Литве очень многих волнует безопасность Балтийской АЭС. Говорят, в частности, что её собираются построить на разломе земной коры. Каковы гарантии безопасности этой станции?

- Площадку под будущую станцию выбирали достаточно долго. Понятно, что этим занимались специалисты, что были соблюдены все необходимые экспертизы, подтвердившие, что выбранное место является устойчивым. Стоит ли ещё добавлять, что весь этот процесс происходит под постоянным контролем МАГАТЭ? Оснований для беспокойства о том, что эта станция не отвечает требованиям безопасности, нет совершенно никаких. Причём вся информация, касающаяся будущей станции, открыта. Неоднократно проводились и общественные слушания, всевозможные встречи. Такие встречи, «круглые столы» с участием представителей «Росэнергоатома», представителей проектных организаций состоялись в Советске, в Немане. Поэтому все, кто хотел узнать больше о Балтийской АЭС, могли спокойно сделать это.
И мы по-прежнему открыты в этом плане. «Росатом», к слову, планирует провести в ближайшее время ещё одну подобную встречу – в Краснознаменске. Все встречи открыты для всех желающих.

- Насколько актуальными для области останутся вопросы энергосбережения, использование источников возобновляемой энергии с вводом в строй Балтийской АЭС?

- В Калининградской области уже заканчивается реализация программы энергосбережения, которая была принята несколько лет назад. Сейчас мы готовим новую, учитывающую современные реалии жизни. Пока сложно сказать, в какие цифры выльется будущая программа, но о тенденции можно сказать уже сегодня. Мы очень большое внимание уделяем энергосберегающим технологиям, использованию источников возобновляемой энергии: ветряным станциям, небольшим котельным, работающим на местном сырье – торфе, отходах деревообработки. Тем самым мы замещаем используемые ныне объёмы каменного угля, мазута. Это связано не только с экономическими моментами, но и экологическими. Такие котельные мы планируем переводить на режим когенерации, то есть одновременного получения электричества и тепла.

- А вы могли бы сейчас назвать ориентировочную стоимость одного киловатт-часа, который будет производиться будущей АЭС?

- Думаю, что на сегодня никто такой цифры не назовёт. Могу только сказать, что стоимость одного киловатт-часа будет примерно процентов на 20% меньше, чем аналогичная цена на электроэнергию, которую будут вырабатывать тепловые станции. В любом случае атомная электроэнергия будет всегда дешевле. Причём это с учётом постоянного удорожания производства электроэнергии на атомных станциях. Если посмотреть на цену одного киловатт-часа, то понятно, что капитальные затраты на атомных станциях значительно выше. Эксплуатационные расходы, возможно, и сопоставимы, но за счёт стоимости топливной составляющей в результате общий «пирог», который влияет на стоимость киловатт-часа на атомной станции, конечно же, будет меньше процентов на 20.