Без лишней рекламы и присутствия прессы в четверг в Reval Hotel Latvia состоялся «круглый стол» латвийских и российских историков и политологов «Балтийско-российская историческая политика. Как придти к уменьшению напряженности?».

Организованное латвийским центром политики EuroCivitas и латвийским отделением германского Фонда Фридриха Эберта мероприятие прошло в так называемом out of record режиме. Это означает, что журналистов любезно не приглашали, ораторов в СМИ не цитировали. Как отметили участники дискуссии, отсутствие прессы, наверное, было причиной того, что и латышские, и русские участники мероприятия выступали более откровенно, чем в других случаях. Во время «круглого стола» не сложно было договориться о том, что историки в действительности не могут ничего существенного изменить в определенных политиками направлениях.

С латвийской стороны в мероприятии принимали участие госсекретарь МИДа Андрис Тейкманис, советник президента по вопросам истории Антонийс Зунда, историки Илгварс Бутулис, Густавс Стренга Карлис Даукштс, а также политологи Андрис Спрудс и Нилс Муйжниекс.
«Встреча, разумеется, была ценной, но мы уже видели такие», - признал ассоциированный профессор Рижского университета Страдиня Андрис Спрудс. Он отметил, что такого рода российско-латвийские «круглые столы» традиционно проходят «довольно вежливо», и «большие остроты на них не затрагиваются». Если российских историков условно разделить на «западников» и «славянофилов» (первые представляют западный, а вторые – русский имперский взгляд на исторические события в Европе в 20-м веке), то в Ригу в основном прибыли принадлежащие к первому лагерю. По словам Спрудса, это и задало тон. Однако, надо помнить, что в России перевес все же за вторыми, и именно имперски настроенные доминируют в публичном медиа-пространстве России – на телевидении, в прессе. «Историю ведь нельзя оторвать от политических целей и интересов. А нынешний интерес России – закрепить свое влияние на постсоветском пространстве, поэтому и используется история, усиливается «образ «освободителя», - отметил политолог.

По наблюдениям его коллеги Нилса Муйжниекса, активнее свое мнение высказывали представители демократического крыла - такие, как профессор Борис Соколов, журналист радиостанции «Эхо Москвы» Виталий Димарский и другие, в то время как более близкие к Кремлю в основном молчали. К последним относятся заместитель главного редактора журнала «Родина» Татьяна Филиппова и руководитель дирекции стран Балтии и СНГ агентства РИА «Новости» Алан Касаев.

«Было интересно, что российские делегаты начали спорить между собой. Стоит отметить, что они были чрезвычайно критически настроены к отношению своего государства к истории, историческим документам», - добавил Муйжниекс.

Настрой на российской стороне «круглого стола» подтвердил, что и в Москве большинство историков, мягко говоря, не симпатизирует  созданной при администрации президента России Дмитрия Медведева комиссии, задача которой якобы в противодействии попыткам фальсификации истории, а в действительности – в ее трактовке только в интересах России. Не секрет, что неофициальное мнение академических кругов российских историков о событиях 1940 года в большей мере совпадает с доминирующим в Латвии и в других местах Европы, однако открыто признать оккупацию для московских историков означает маргинализировать себя. По политическим соображениям такой человек сразу будет отстранен от выражения взглядов в центральных СМИ, а его возможность говорить публично ограничат.

Перевод: Лариса Дереча