Когда партия Центра (крупнейшая в Эстонии оппозиционная партия, за которую  голосует большинство русскоговорящего населения – прим.пер.) впервые добилась полной власти в Таллине, я писал о постигшей столицу оккупации.  

Правда, эта оккупация была установлена не силой оружия, а с помощью демократических выборов. Тем не менее, это факт, что большая часть таллинцев не сочла городскую власть своей. Единовластие Сависаара (председатель партии Центра, мэр Таллина – прим.пер.) была для них во всех смыслах чужой и непонятной.

Сейчас, после очередных местных выборов (прошедших 18 октября – прим.пер.),  можно сказать, что оккупация удержалась. Удержалась благодаря заработанным в Ласнамяэ и Пыхья-Таллине голосам (части города, где в основном проживает русскоязычное население – прим.пер.) и по-прежнему она не отвечает надеждам и предпочтением коренных таллинцев. Для многих режим Сависаара настолько против шерсти, что они рассматривают возможность эмигрировать или, по меньшей мере, перевести свои налогооблагаемые доходы в иные места. Пока границы еще открыты... 

Но как всегда бывает при долгой оккупации, есть и явные признаки приспособленчества. Аналогично, например, с Эстонской ССР, когда непосредственно после войны население смотрело на коммунистов весьма неприветливо, но постепенно привыкло. Больше общение с коммунистическим режимом не рассматривалось как постыдное. Начали говорить, что «и с ними можно вести дела, если нажать на правильную кнопку» и «Кэбин (первый секретарь ЦК КПЭ – прим.пер.) на самом деле и не такой плохой человек». Наконец этого засланного Москвой товарища даже стали называть президентом Эстонии.  

Лагеря смешались. В какой-то мере с властями сотрудничал каждый гражданин, за исключением отдельных сверх-идейных борцов за независимость.  На месте прежних, идейных коммунистов появились «редиски» или люди, которых интересовала только карьера и которые ради нее соглашались носить в кармане партийный билет. Очевидно, нечто подобное происходит и в городе Таллине, где многие известные люди примкнули к партии Центра и наверняка примкнут еще и другие – без сомнения, только по прагматическим соображениям.
Навряд ли вокруг Сависаара осталось много тех старых бойцов, в основном это умеющие держать нос по ветру люди, целью которых является получение хорошего местечка в горуправе, набить желудок  на празднике центристов и как следует выпить.
Выбор социалистов.

Новым этапом приспособленчества станет коалиция социал-демократов с центристами, обоснование которой напоминает ставшее популярным «взятие» в 1960-х годах  Компартии, чтобы разрушить ее изнутри. Главным аргументом тогда было: «если мы, эстонцы, не пойдем сами и не сделаем, то вместо нас придут гораздо худшие из Москвы». И сейчас говорят, что если социалисты не пойдут в городское правительство, то там так и останутся заправлять жулики и мошенники, и что без социалистов власть в городе станет русскоязычной и прорусской.

Без сомнений, зерно в речах социалистов есть. Также ясно, что пребывание в оппозиции деморализует партию, и ее начинают воспринимать все меньше и меньше всерьез.  Тем не менее, это очень радикальная смена курса и я, старый избиратель социалистов, глубоко сомневаюсь, осмелюсь ли я в дальнейшем голосовать за них, если существует риск, что с помощью социалистов Сависаара посадят на Тоомпеа (Вышгород, где расположен парламент и правительство Эстонии – прим.пер.).

В Эстонской ССР оккупационная власть держалась на штыках вооруженных сил России, в Таллине она держится на голосах русских. После выборов другие партии завели старый припев: надо начинать работать с русскими! Это бесполезный разговор. Как будет выглядеть эта работа? Кто будет ею заниматься? Имеется в виду что-то наподобие народников: интеллигенция пойдет просвещать народ? Как это делала в Ласнамяэ стучавшаяся из двери в дверь Кейт Пентус (кандидат на пост мэра Таллина от крупнейшей правящей партии Реформ, уговаривавшая русских отдать голоса за нее и провалившаяся на выборах – прим.пер.)? Навряд ли от этой вызывающей смех акции была какая-то польза, так же как успеха не добились и народники. Народ не доверял рассказывавшим об идеалах странным интеллигентам, а сдавал их жандармам и надеялся скорее на царя-батюшку.

Да и как русский избиратель может доверять Лаару и Ансипу (лидеры правящих партий националистического толка Союз Отечества и Реформ – прим.пер.)? Кроме того, Сависааар от них в слишком большом отрыве и вдобавок может для получения русских голосов зайти гораздо дальше.  Лаар и Ансип сотрудничать с «Единой Россией» не будут, а Сависаар это может. Таким же образом у Пятса и Улуотса (довоенные руководители Эстонии – прим.пер.) не было никаких шансов победить Вареса-Барбаруса в его дружбе с Россией.

Иное дело, если бы на политической арене появилось некое новое лицо – например, какой-либо молодой и харизматический русский, представляющий не «нашистский» образ мышления, а западные ценности. Это может быть социалист, но почему бы и не пост-ансиповский лидер партии Реформ (в Союзе Отечества мне трудно представить подобного деятеля). Такой человек мог бы поколебать позиции и Сависаара.

И вообще – русские избиратели не какие-то грибы, которые каждую осень вырастают заново и затем ждут, когда их соберут изо мха.  У них есть свои, выработавшиеся с годами предпочтения.

Я думаю, что если Сависаар не совершит какой-либо грубой ошибки, то никто никого не переманит хитрыми фокусами на свою сторону. Это так же безнадежно, как попытки некоторых русских партий угрожать своему лагерю старыми бойцами Синимяэ (местность на северо-востоке Эстонии, где против Красной армии в 1944 году воевала эстонская 20-я дивизия СС – прим.пер.) или попытки «зеленых» привлечь на свою сторону бизнесменов от топлива.

Но это, конечно, не означает, что партия Центра будет править Таллином вечно. Когда-нибудь это время так или иначе закончится. Запасемся только терпением, мы наверняка увидим этот день.

Перевод: Хейно Сарап