Одно из главных направлений деятельности президента Литовской Республики – внешняя политика – согласно статье 84 Конституции. Уже сегодня понятно, что внешнеполитическая стратегия президента Д. Грибаускайте будет отличаться от той, которой придерживался прежний президент В. Адамкус, особенно в плане политики, ориентированной на Восток. ( В отношениях с Западом вряд ли стоит ожидать достаточно серьезных перемен.) Хорошо это или плохо для Литвы?

За два срока пребывания на президентском посту В. Адамкус сформировал определенные традиции. Первый свой визит президент нанес в соседнюю Польшу, являющуюся одним из ближайших политических партнеров Литвы.  Даля Грибаускайте не пошла по стопам В. Адамкуса, первым делом отправившись в Швецию и Латвию.

Первая в Литве женщина-президент очень быстро проявила себя в вопросах, связанных с восточной внешней политикой. Когда у литовских перевозчиков возникли проблемы, связанные с экспортом молочных продуктов, и Москва уверяла в отсутствии политического подтекста,  Д. Грибаускайте позвонила президенту Д. Медведеву. Тот пообещал поручить соответствующим российским ведомствам решить проблему конструктивно.

Упомянутый телефонный звонок (он имел место через месяц после инаугурации Д. Грибаускайте) выбивается из контекста политических традиций В. Адамкуса. Не секрет, что между Литвой и Россией существовала (и ныне существует) напряженность, связанная с историческими обидами, которые Россия не хочет признавать.  Д. Грибаускайте, проявив инициативу, показала, что готова вести открытый диалог с российской властью, несмотря на накопившийся отрицательный балласт в отношениях. Как отмечает пресс-служба Президента Литвы, за последние восемь лет это первый предметный телефонный разговор глав Литвы и России.

Другое событие, связанное с восточным внешнеполитическим пространством, представляется и вовсе неоднозначным. 16 сентября Д. Грибаускайте на высшем уровне приняла президента Беларуси, которого во всеуслышание называют последним диктатором в Европе. На момент приезда  А. Лукашенко прошло десять лет после  того, как без вести пропали политик В. Гончар и предприниматель, общественный деятель А. Красовский. Белорусская оппозиция организовала по этому случаю митинг, и есть мнение, что он был разогнан по приказу руководителя Беларуси.

Несмотря на то, что Литва осуждает преступления режима А. Лукашенко, Беларусь, как бы там ни было, географически соседствует с Литвой. К тому же, позицию в отношении Беларуси уже значительно смягчил и Евросоюз – после некоторых реверансов, сделанных А. Лукашенко, его стране предложили присоединиться к программе Восточного партнерства ЕС. В таком ракурсе и следует расценивать визит А. Лукашенко в Литву. Однако это не объясняет, почему авторитарный лидер был столь тепло встречен в Литве, между тем как президент Д. Грибаускайте отказала во встрече прибывшим в Литву родственникам пропавших белорусских оппозиционеров и представителям белорусской оппозиции.

Д. Грибаускайте несколько лет занимала в Брюсселе высокий пост еврокомиссара. Она знает, что главный принцип внешней политики умиротворенно-сытого Старого Света – избегать острых конфликтов. К примеру, Балтийские страны и Польша  однозначно поддержали Грузию во время августовской войны 2008 года, а другие государства ЕС фактически уклонились от оценок, выжидая, как будут развиваться события. Евросоюз, в сущности, не отреагировал даже на то, что Россия, подписав инициированное Н. Саркози мирное соглашение, так его и не исполнила. Это ситуация, когда государство (группа государств) идет на поводу своих эгоистических интересов. В данном случае: не стоит-де портить отношения с Россией ради Грузии, которой можно и пожертвовать… Следуя такой логике, можно принять на высшем уровне диктатора соседней страны, не вспоминая  о преступлениях его режима. Это real politique.

В Литве, похоже, немало сторонников real politique. Неоднократно доводилось видеть читательские комментарии с вопросом, почему Литва защищает Грузию (Украину) и все больше портит отношения с Россией. И впрямь, почему?

Real politique – не новейшее изобретение. Вспомним Мюнхенский (1938) сговор, когда Чехословакию «сдали» Гитлеру. В русле real politique сегодняшняя Россия пытается оправдать и пакт Молотова-Риббентропа… Более современный пример: когда в 1990-м Балтийские страны провозгласили независимость, большинство стран Старого Света не спешили протянуть руку помощи –  чтобы не войти в противостояние с Москвой. На их взгляд, это была разумная real politique.

Недавняя пассивная реакция стран ЕС на российско-грузинский конфликт сродни Мюнхенскому сговору. Никто не продемонстрировал России, что не будет мириться с агрессивной политикой, что она (и Москва, и политика) получит жесткий отпор. Москва поняла: ЕС и НАТО не станут мешать хозяйничать на постсоветском пространстве, в «зоне влияния России».

Балтийские страны и Польша, а также Чехия и Венгрия, новички в ЕС, стали своего рода политическим противовесом линии real politique так называемой Старой Европы. Думается, это явление положительное. Иначе Европа объединенная, того и гляди, погрузится в глубокий сон. А когда пробудится, то кто поручится, что ситуация будет для нас спокойной и благоприятной?