С послом США в Латвии Джудит Гарбер, которая прибыла в нашу страну около двух месяцев назад, в редакции Latvijas Avīze беседовали Волдемарс Крустиньш и Инара Мурниеце.

Дж.Гарбер:

- Прежде всего, хочу сказать, что я осваиваю латышский язык, говорю по-латышски, но немного и еще медленно. (Посол сказала это по-латышски. – Ред.).

В. Крустиньш:

- Мы это высоко ценим. Я уверен, что когда миссия уважаемого посла в Латвии приблизится к концу, она будет говорить с нами по-латышски бегло. Так же, как и бывший посол США в Латвии Брайен Карлсон. Он на прощальное интервью прибыл в редакцию без переводчика, и мы говорили по-латышски. Что сейчас делает господин Карлсон в Госдепартаменте США?

- (Посол продолжила беседу по-английски. - Ред.) ... Изучение латышского языка будет для меня большим вызовом, и я буду стараться. Но абсолютно определенно обещать не могу...

С Брайненом Карлсоном мы встречались после того, как президент США номинировал меня для работы послом в Латвии и перед тем, как меня заслушали в Сенате США. Я хотела узнать у господина Карлсона, каковы его впечатления о Латвии. Сейчас он работает в Госдепартаменте США и является старшим советником заместителя госсекретаря. Он по-прежнему интересуется Латвией, и чувствуется, что у него к ней теплые чувства. Можно передать ему привет от вас?

- Обязательно! Если только это возможно. Мы в редакции встречались со всеми послами США в Латвии, начиная с первого посла Инты Силини. Политика США по отношению к Латвии была очень стабильной; единственное, что меняется – это расстановка мебели в рабочем кабинете послов США.

- Отношения США и Латвии очень крепкие и позитивные. В скором времени мы планируем сменить место нахождения посольства США в Латвии, однако я надеюсь, что это никак не повлияет на стабильность наших отношений (смеется).

- Прибытие каждого нового посла США в Латвию заставляет нас посмотреть на латвийский политический барометр, потому что тогда его стрелочка как будто немного приходит в движение. Вы шевелили этой стрелочкой барометра, еще находясь в Вашингтоне. Как вы видите свою миссию, уже проработав несколько месяцев в Латвии?

- Я по-прежнему много слушаю и учусь. Надеюсь, работая здесь, улучшить и углубить отношения между США и Латвией. Отношения между нашими государствами в большой мере опираются на общие основные ценности. Латвия и США должны вместе работать, чтобы укрепить наши партнерские отношения, в том числе и в сфере безопасности. Также хочу поддержать правительство Латвии, которое много делает для улучшения экономической ситуации в государстве и преодоления кризиса и старается, чтобы Латвия после кризиса стала крепче и сильнее. Я считаю, что мы еще многое можем сделать, чтобы укрепить экономическое сотрудничество США и Латвии. Также надеюсь, что наша совместная работа укрепит общие ценности наших государств, такие, как терпимость, формирование гражданского общества, законность.

- Хочу спросить также о тех двух посланиях, которые получила администрация США из Восточной Европы. Первое направили политические лидеры Европы, в том числе экс-президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга и европарламентарий Сандра Калниете. Потом последовало еще одно письмо, которое подписала госпожа Фрейберга и Сармите Элерте, которая, правда, еще не президент. Желает ли посол нас успокоить, сказав, что между США и Латвией все так же, как и было? Не заставляют ли все же новые контакты с Россией – президент Обама побывал со знаковым визитом в Москве – подумать, что нам в Балтии придется что-то перестраивать?

- Президент Обама выдвинул цель – формировать более позитивные отношения США с Россией и сделать более позитивным также тон этих отношений. Однако он твердо выступает за то, чтобы более позитивные отношения США с Москвой шли на пользу всем союзникам США, и чтобы улучшение отношений не происходило за счет этих союзников. Недавно вице-президент США Джо Байден был в Бухаресте, где непосредственно говорил об отношениях США с Центральной и Восточной Европой. В своем выступлении он красноречиво высказался, что главной опорой политики США было НАТО, и что мы не можем добиться успехов без активного соучастия государств Центральной и Восточной Европы. Он утверждал, что для США эти государства важнее, чем когда-либо ранее. Он говорил также о том, что при улучшении отношений с Россией или, как принято говорить, перезагрузке отношений нет оснований считать, что США поддержат какие-либо «сферы влияния». Это концепция 19-го века, которой нет места в современном мире. Государство должно быть свободным в самостоятельном выборе того, какую политику формировать, а также свободным в выборе своих союзников. США продолжат также поддерживать расширение НАТО и ЕС. Хочу очень четко сказать, что ни одно государство, не являющееся членом НАТО, не должно иметь право вето в отношении расширения НАТО.

- Говоря о дальнейшем расширении НАТО, вы включили в этот ответ также Грузию и Украину?

- Полтора года назад на саммите НАТО в Бухаресте было очень ясно сказано, что Украина и Грузия будут членами НАТО. В этом году в апреле и в мае в декларации саммита НАТО в Страсбурге это было еще раз повторено. Альянс создал две комиссии: одну по сотрудничеству с Грузией, другую – с Украиной, чтобы помочь этим странам достичь критериев и стандартов для приема в НАТО. НАТО сотрудничает с Латвией, чтобы можно было эффективнее помогать государствам, которые находятся на пути к приему в НАТО. Если спросите, станут ли Грузия и Украина членами НАТО уже завтра, то ответ – нет. Однако альянс обозначил очень четкий курс и ясно заявил, что Грузия и Украина когда-нибудь станут членами НАТО.

Латвия была лидером в Балтийском регионе в передаче своего опыта государствам, которые находятся на пути к ЕС и НАТО, в том числе Украине и Грузии. Латвия очень твердо поддерживает сотрудничество в рамках Восточного партнерства ЕС, и это очень важно. После прибытия в Латвию я встречалась с послами других стран, которые аккредитованы в Латвии, и многие из них, чьи государства еще не входят в состав ЕС и НАТО, признали, что Латвия в этом смысле оказывает им значительную поддержку. Я слышала об этом много хороших слов.

- В латвийском обществе принято критиковать и рассказывать, что в Латвии все плохо и становится все хуже, что демократии все меньше. Вы своими высказываниями в известной степени дали отпор таким пессимистическим утверждениям.

- При встречах с послами США нам волей-неволей надо говорить о России. В течение последнего года в Латвии усилилась борьба за изменение вектора – останется ли он западным или удастся повернуть его на Восток. В качестве маленького примера могу привести самое свежее издание – выпущенный в Москве сборник «Балтия и геополитика: 1935–1945». Он в первую очередь адресован жителям стран Балтии, и его цель навести на мысль, что страны Балтии не могут полагаться на союзников, в том числе и на США. С этой целью цитируются Франклин Рузвельт, Черчилль и другие политики. Они якобы высказывались, что оставление стран Балтии в руках СССР вполне закономерно и законно. По-моему, не случайно, что такая книга появилась именно сейчас. И местные русские газеты в это время стали публиковать статьи о том, что западные страны в свое время больше надеялись на восстановление монархической России, а не на возрождение независимости Латвии и тому подобное. Думаю, что политики, написавшие упомянутые письма, уже констатировали эти попытки изменить вектор.

- Несколько дней назад вице-спикер Госдумы России Жириновский заявил, что Россия может «взять» у Латвии отдельные территории, где живут русские. Прежде всего, в таком случае надо взять Ригу, потому здесь русских много. Хотя о Жириновском говорят как о несерьезной персоне, он все же вице-спикер парламента сверхдержавы. Мы не можем представить, что заместитель председателя Сената США заявит нечто подобное, а потом скажет: это шутка! Что вы как дипломат, а не как посол подумали бы, прочитав книгу и услышав такие заявления?

- Прежде всего, об истории. Как я уже сказала, за эти два месяца пребывания в Латвии я много училась и читала. За это время мне стало ясно, что вопросы истории в Латвии очень сложны, и у каждой семьи свой исторический опыт. Знаю, что были случаи, когда члены одной семьи во время Второй мировой войны воевали на разных сторонах фронта. Однако Латвия не единственное государство, где вопросы истории очень чувствительны, и мне ясно, что к ним надо относиться внимательно.

- Как насчет Жириновского? Тогда простой вопрос: не сомневаются ли американцы, что на Перлхарбор напали японцы? Аналогично можно спросить о 1940 годе в Латвии.

- Если говорить о японском вопросе в США, то надо признать, что после бомбардировки Перлхарбора на территории США были созданы лагеря заключения для японцев. То, как США в то время относились к гражданам японского происхождения, - в нашем обществе очень тяжелый вопрос, по которому в некоторых регионах США идут очень оживленные дискуссии. Члены многих семей в свое время были увезены в лагеря для заключения только на основании их этнического происхождения.
Даже если возможно дать очень простой ответ на вопрос, который вы мне задали, надо говорить также и об очень чувствительных вопросах истории, о примирении, прощении. В США сегодня вопрос о том, бомбили ли японцы Перлхарбор, может привести к очень чувствительным вопросам, например, об этнической принадлежности.

- Я не хотел услышать ничего другого, кроме того, что уважаемая госпожа посол не собирается отрицать нападение на Перлхарбор и не скажет, что «это точка зрения». Нет, это факт. До сих пор ни Россия, ни многие латвийские «русскоязычные» неспособны признать, что Латвия была оккупирована, и ссылаются, что «это точка зрения». Нет, это тоже факт. Отношения латышей и инородцев не улучшатся, пока в обществе не будут признаны факты истории Латвии. Однако в Латвии вы, наверное, часто услышите, что советской оккупации «не было», а «была только инкорпорация».

- Хочу подчеркнуть, что США никогда не признавали оккупацию Латвии и ее включение в состав СССР. Мы горды тем, что Латвия в советские годы была представлена в Госдепартаменте США.

- В кресле, в котором сидите вы, в свое интервьюировали двух послов России – господ Калюжного и Вешнякова, и в беседе с ними мы наталкивались на один пункт: мол, все было бы хорошо, если бы в Латвии был благоприятный «фон» для латвийско-российских отношений. Но, как констатировали послы России, «фон» портят государственные мужи Латвии. То есть: мы могли бы хорошо торговать, много что купить у вас, но – что вы там говорите! США в лице своих послов всегда призывали Латвию улучшить отношения с Россией, формируя их прагматическими и хорошими. И МИД Латвии старается, и президент Затлерс старается, и Калвитис три часа пил чай с господином Путиным. Но тут выходит Жириновский и говорит: мы заберем часть территории Латвии. Что как консультант скажет миссис Гарбер?

- Я скажу, что Латвия сейчас является государством-членом сильнейшего из существовавших когда-либо в мире альянсов – НАТО. Пятый параграф договора НАТО определяет, что нападение на одно государство это нападение на всех.
Президент Обама также очень четко указал, что в НАТО не существует деления на «новых союзников» и «старых союзников», что все союзники равноправны. И мнение Латвии в этом альянсе имеет вес. Вице-президент США Джо Байден в Бухаресте указал, что США очень плотно консультируются со своими партнерами по НАТО по вопросам, связанным с Россией и ЕС. И я тоже высоко ценю взгляды представителей Латвии об отношениях с Россией, потому что вы страна-сосед России. Латвия знает Россию так хорошо, как США никогда не смогут ее узнать, потому что у США нет непосредственной границы с Россией. Поэтому при разработке политических установок США очень плотно консультируются со своими партнерами по Европейскому союзу и НАТО. НАТО сейчас работает над новой стратегической концепцией о том, какими будут дальнейшая миссия и развитие НАТО. США очень удовлетворены тем, что в рабочей группе, которая работает над ней (концепцией), есть также представитель Латвии. Это дает Латвии очень сильный голос в НАТО при разработке стратегической концепции.

- У США ведущая роль в НАТО, и мы должны сказать спасибо, что генералы США не сидят, сложа руки, а заботятся о зонтике НАТО. Но латвийские генералы сидят и говорят: «Над нами зонтик НАТО, и никакой дождь нас не пугает!».

- Латвия вносит свой вклад в создание зонтика, потому что она тоже платит членский взнос и участвует в работе НАТО. Очень важный пример - совместная служба солдат Латвии и США в Афганистане. Я слышала отзывы, что работоспособность и навыки латвийских солдат там ценятся высоко, что они хорошо подготовлены, на них можно положиться. Но мы также хорошо знаем цену, которую Латвии приходится платить за участие в этой операции, что там лишились жизни несколько латвийских солдат. Участие Латвии в этой миссии свидетельствует о том, что здесь понимают, каковы сегодняшние вызовы, и что свобода это не то, что приходит очень легко.

И.Мурниеце:

- Сегодня говорят, что необходимо разработать план НАТО по обороне Балтии, и к этому призвала президент Литвы Даля Грибаускайте. США поддерживают это?

- Мы считаем, что в рамках альянса НАТО необходимо постоянное планирование обороны, и что эти планы надо обсудить как составную часть новой стратегической концепции НАТО. Поэтому очень важно, что у Латвии есть свой голос при разработке и в дебатах о новой стратегической концепции НАТО.

Перевод: Лариса Дереча