Эстонцы и время

Мне уже приходилось писать об истории землепашества в Эстонии, но вновь есть повод вернуться к теме. Кратко напомню суть вопроса. Историк Юри Куускема связывает возникновение землепашества в Эстонии с находкой в городище Иру обломка шнуровой керамики. Артефакт — изделие, украшенное узором, который оставляет веревка на свежей глине, считается принадлежностью финно-угорских племен. (См. Ю.Куускема. Estica. Культура и история. Таллинн, 1998.) Обломок керамики из городища Иру, датируемый двумя тысячами лет до Рождества Христова, интересен тем, что до начала обжига на нем как будто отпечатался след пшеничного зерна. Находка позволила эстонским историкам отнести местные племена к числу пионеров землепашества в Северной Европе.

В Декларации Верховного Совета Эстонской Советской Социалистической Республики о суверенитете Эстонской ССР от 16 ноября 1988 года факт древнейшего землепашества уже не подвергается сомнению. Более того, презрев сомнения, ВС ЭССР накинул землепашцам лишнюю тысчонку лет: "Эстонский народ на берегах Балтийского моря обрабатывает землю и развивает культуру уже более пяти тысяч лет".
Таким образом, эстонский народ конкретно стал древнейшим землепашцем не только в Северной Европе, но и в Западной тоже! И это были не просто какие-то автохтонные племена, а настоящий народ, имевший собственную культуру, которую он развивал пять тысячелетий!

Правда, в наследство от пятитысячелетней культуры нам достались лишь жертвенные камни, места, где некогда произрастали священные рощи, холмы над бывшими городищами и несколько могильников, неизвестно кому — древним эстам или древним ливам — принадлежавших.
Тем не менее, в ходе мирных переговоров с советской Россией в Юрьеве (Тарту) в 1920 году эстонская сторона в обоснование своих территориальных претензий дошла в этнографической и культурной аргументации аж до IX века нашей эры! Однако дальше всех в прошлое зашёл нынешний министр обороны Яак Аавиксоо, расширив временные рамки эстонской истории далеко за пределы египетских пирамид:
"Более 5000 лет мы оказывали сопротивление немцам и ливонцам, русским и шведам, полякам и датчанам, а помогали нам русские и финны, немцы и датчане, англичане и даже американцы".

Заявление Аавиксоо свидетельствует о древнем циклогогическом восприятии времени — перманентная борьба за свободу, язык и культуру с русскими против ливонцев, с немцами против русских, и т.д. по спирали до бесконечности, в противовес современному линеарному восприятию времени. Это еще один аргумент в пользу древних хтонических корней реликтового эстонского этноса.

Эстонцы и Штирлиц

Нет полной уверенности в том, что телесериал о молодости Максима Максимовича Исаева — в будущем Штирлица — станет на телеканале "Россия" премьерой года и, тем не менее, первая его часть — "Бриллианты для диктатуры пролетариата" позабавила вдумчивого зрителя.
Разумеется, историческая канва "бриллиантов", как и его литературная основа, далеки от совершенства, но не за это мы любим искусство. В фильме добросовестно воссоздана атмосфера черно-белой Москвы и цветного Ревеля начала 20-х годов прошлого века, представлявших в то время рай для авантюристов всех мастей — графа и белогвардейца Воронцова (М.Пореченков — профиль далекий от аристократического!), целомудренной шлюхи Анны (П.Агуреева — смесь института благородных девиц с заведением мадам Жоли), суперинтеллигентного налетчика Крутова (А.Маслов), надменных и брезгливых эстонцев во главе с начальником тайной полиции Неуманом (Л.Ульфсак), жуликоватого еврея Шелехиса (Л.Мозговой), немецкого резидента Нолмара (В.Ланберг), писателя Никандрова (С.Маковецкий в образе то ли Александра Дормидонтова, то ли графа Монте-Кристо), и т.д.

В буржуе Маршане (В.Багдонас) с трудом угадывается ленинский дружок Арманд Хаммер, угадывается скорее ситуационно, чем драматургически. Понятно, что даже привилегированный автор "либретто" Юлиан Семёнов не был свободен от советской цензуры.
Даниил Страхов просто великолепен в роли молодого Штирлица. Не подражая Вячеславу Тихонову и не пародируя его, он сумел сохранить и обосновать тихоновские интонации и жесты, паузы, рубленые фразы, парадоксальность суждений, и т.д.

Приятно удивил Виктор Ланберг в роли немецкого резидента Отто Нолмара. Последний раз я видел его на сцене в спектакле Таллиннского русского драматического театра "Нельская башня" лет 25 или 30 назад. Спектакль был ужасен — до сих пор при воспоминании о нём в ушах звучит голос Аллы Пугачёвой: "Все могут короли!" В "бриллиантах" Ланберг гармоничен, хотя и двигается в кадре довольно скованно, и глазки заметно бегают на крупных планах. Тем не менее, Ланберг составляет достойного партнёра Даниилу Страхову. Можно сказать, что плеяда "прибалтийских немцев" в русском (советском) кино пополнилась еще одним убедительным персонажем.

Надо отдать должное постановочной части сериала. В кадре старый Таллинн (Ревель все же!) выглядит действительно как старый. Очевидно, больших трудов стоило выстригать из кадров приметы нового времени. Город в кадре тоже производит неизгладимое впечатление. А чего стоит ревельский автопарк! Очень напоминает первые годы нынешней независимости — масса дорогих и разновременных автомобилей, и все на ходу! Кстати, в этом городе пока ещё стоит памятник Петру Великому, но в кадре его, к сожалению, нет.

Эстонцы и ползучая оккупация

Помните анекдот про партсобрание в эстонской глубинке: "Я не спрашиваю, куда делся Николай Каротамм, я спрашиваю, куда вместе с ним исчезла колбаса по три рубля?"

Так вот, я не спрашиваю, куда делась серебряная закладная плита из-под памятника Петру Великому, хотя Александр Дормидонтов утверждает, что говорил с рабочими, которые плиту откопали, я спрашиваю, куда делась памятная табличка сподвижнику императора, предку великого же русского поэта Александра Пушкина Абраму Петровичу Ганнибалу?

С Петром Великим разобрались на заре первой независимости, теперь руки у правительства дошли и до его сподвижников. Поневоле начинаешь верить, что с ползучей русской оккупаций будет покончено раз и навсегда, причем, что характерно, без воя и причитаний русскоязычной интеллигенции. Как это в "бриллиантах" советует эстонский журналист Карл Юрла (Т.Оя):

– Заговоры! Всё заговоры! Знаете, надоели нам эти ваши заговоры, граф. Пора уже серьезным делом заниматься.
И действительно, пора.