18 лет назад страны бывшего СССР "стали" на новый либеральный курс развития, доверившись рыночникам, правым (либо именующих себя таковыми), которые еще недавно состояли в КПСС. Шоковая терапия, нелегитимная приватизация, рыночная конкуренция и культ индивидуализма, аферы с ваучерами, разгул криминала повергли в шок население, привыкшее к патерналистской позиции государства, опустошили карманы людей и отобрали у них веру в светлое будущее.

В середине 90-ых по Европе, в том числе и бывшим странам соцлагеря, прошла волна выборов, приведших к власти социал-демократов, лейбористов и социалистов. Многие коммунистические партии восточноевропейских стран, пройдя путь переосмысления, встали на социал-демократические рельсы и приняли стандарты Социнтерна.

Таким образом, правый перекос был сбалансирован приходом левых. Реализовав свои программы, партии сменяют друг друга и это закономерный процесс. Например, сегодня в Венгрии действует левоцентристское правительство, Болгарию второй срок возглавляет президент Георгий Пырванов, выдвинутый Социалистической партией страны.

Поочередная смена левых и правых периодически происходит в странах Западной Европы. Лейборист Тони Блэр сменил консерватора Джона Мейджера в Британии, христианский демократ Гельмут Коль передал пост канцлера Германии социал-демократу Герхарду Шредеру, а он, в свою очередь, - Ангеле Меркель, представительнице христианских демократов.

В странах СНГ все было иначе. На постсоветском пространстве укрепляла свое присутствие бывшая компартийная и комсомольская номенклатура, успевшая вкусить все прелести рыночной экономики и выстроившая жесткие вертикали власти, поддерживаемая олигархическими группировками.

Она передает власть своим сыновьям, преемникам либо сама удерживает ее до сих пор. А что же левые? В 1996 году коммунист Геннадий Зюганов не смог стать президентом России, в 1999 в Украине проиграл выборы Петр Симоненко. После таких провалов приход левых сил к власти в странах СНГ стал маловероятным. Исключение составили лишь молдавские коммунисты с лидером Владимиром Ворониным, однако его правление мало чем отличалось от партий лидеров других стран СНГ.

Прошедшие в Грузии, Украине, Киргизии цветные революции, отстранившие постсоветских бюрократов от власти, закрепили либеральный курс развития в этих странах. За время, прошедшее после распада СССР, левые с ошеломительной скоростью теряли кадры и инициативу, продолжали упорно следовать партийным догмам, не успевали за стремительными изменениями в экономике и социальных процессах. Светлые молодые головы не находили у патриархов понимания левых идей.

Демократические выборы, кадровое обновление и модернизация политики, как и прежде в КПСС, были чужды вождям. Для самореализации молодой волне сторонников левых идей оставался один путь - идти в партии власти. Вследствие этого в обществе сформировалось четкое убеждение, что левые партии могут поддерживать либо романтические мечтатели возрастом 60+, тоскующие по Союзу, либо те, кто не сумел себя нигде более реализовать.

Левые оказались не готовыми к тому, что их конкуренты из либерального лагеря стали использовать левые лозунги. Не нашли подходящей аргументации по раскрытию их популизма. Абсолютно неадекватными были действия по защите результатов выборов, противодействию фальсификациям, подкупу избирателей, использованию черного пиара. Избиратель, пусть даже искренне разделяющий идеи равенства и социальной справедливости, утратил видение взаимосвязи между голосом в пользу левых и улучшением своего благосостояния.

К примеру, голосуя за левых, получал пятилетнюю порцию социальной демагогии и критики правительства, а хотел реализации социальных программ - квартиры, отпуска на море с семьей, повышения зарплаты, освещения в подъезде и оборудования детской площадки возле дома вместо очередного небоскрёба.

Избиратель не видит источников и механизмов реализации социальных инициатив, предлагаемых левыми. Они кажутся ему летчиками-испытателями, умеющими летать на аудиторных тренажерах.

Ко всему еще добавилось дробление партий и взаимная конкурентная борьба за небольшой процент доверия людей. Анонсированные лозунги левых политиков призывали (и продолжают это делать) к смене общественного строя, возврату к социализму, переделу собственности, а порой и к национализации целых отраслей народного хозяйства.

Реализация этих лозунгов может лишь усилить нестабильность в стране, привести к массовым волнениям, а то и к гражданской войне. А люди, разочарованные результатами недавних революций и замордованные экономическими проблемами, хотят стабильности и достатка.

Есть ли выход? Есть - обновление! Уже сегодня российские власти, представляющие в основном консервативную "Единую Россию" пришли к выводу о необходимости диалога с левыми. Несколько лет назад была создана левоцентристская "Справедливая Россия" под руководством Сергея Миронова, к публичным дискуссиям приглашены и коммунисты.

Обновление - это то, что неизбежно постигнет все левые партии всюду на постсоветском пространстве. В левое политическое крыло должны влиться представители нового поколения политиков - то есть молодые и энергичные люди, способные критически мыслить, вырабатывать новые экономические механизмы создания и распределения общественных благ в соответствии с особенностями той или иной страны.

Необходимо изучить и обобщить опыт реализации концепта "социальной рыночной экономики" Германии, "шведского социализма" и других развитых стран Европы, США. Изучить использование социалистической рыночной экономики в коммунистическом Китае, механизмы экономического партнерства стран Восточных драконов, Арабского мира и так далее. Только представив избирателям современную программу действий, левые силы могут получить их голоса.