Черное море — колыбель цивилизаций, культур и торговли. Но теперь Причерноморье стало регионом неразрешенных конфликтов, незащищенных границ и борьбы.

По Северному Кавказу распространяется терроризм и мятежи, что усугубляется притоком боевиков с Ближнего Востока и из Южной Азии. Вся контрабанда — от наркотиков до снабжения атомного проекта Ирана — идет через этот регион. В Грузии напряженность сохраняется со времен войны 2008-го года с Россией; в Нагорном Карабахе и Приднестровья насилием грозят сепаратисты.

Нестабильность усугубляется отсутствием эффективных институтов, которые могли бы обеспечить региональное сотрудничество в Причерноморье.

Дышат на ладан такие проекты, как «Инициатива синергии в Причерноморье» Европейского Союза, Организация экономического сотрудничества в Причерноморье и операция «Гармония на Черном море» — морская коалиция во главе с Турцией.

Вдоль берегов Черного моря расположены три страны НАТО — Болгария, Румыния и Турция, — но альянс почти не уделяет региону внимания. Россия и Турция стремятся господствовать на море и не пускать туда военные корабли прочих стран; впрочем, даже если бы этого не было, все равно согласно конвенции Монтре 1936-го года военные корабли третьих стран не имеют права находиться там дольше трех недель.

Впрочем, не исключено, что назревают условия для появления новых инициатив к сотрудничеству в области обеспечения безопасности на Черном море.

Россия очень хочет обеспечить безопасность зимней Олимпиады 2014-го года в Сочи, у самого края северокавказского региона. Украина желает успокоить преимущественно русскоязычное население Крыма, а России нужна стабильная договоренность насчет базирования там ее флота.

Турция (с ее большой диаспорой выходцев с Северного Кавказа), а также Азербайджан и Грузия надеются, что насилие на Северном Кавказе пойдет на убыль. Также Турция беспокоится насчет безопасности нефтяных танкеров, следующих через проливы Босфор и Дарданеллы. Кроме того, все страны регионы хотят положить конец контрабанде и незаконным передвижениям террористов.

На первый взгляд Россия представляет собой не только инструмент решения проблем, но и (в той же мере) проблему. Эта страна наращивает присутствие своих наземных войск и авиации в Абхазии и Южной Осетии (это грузинские территории, аннексированные ею после стычки 2008-го года с Грузией), а также на базе в Гюмри в Армении. Присутствие этих войск нарушает стабильность, так как они легко могут помешать транспортировке нефти и газа из прикаспийского региона. Кроме того, Россия обещает разместить в Черном море еще больше военных кораблей, а также занимается строительством морской военной базы в Абхазии. И, несмотря на некоторые признаки грядущих перемен, Москва до сих пор отказывается иметь дело с правительством Грузии.

Но Россия уже перенапряжена, а значит, может оказаться заинтересованной в разрядке политической напряженности. Модель авторитарного правления, избранная Владимиром Путиным, должна выдержать новое испытание, что, в частности, подтвердилось неспособностью государства потушить бушевавшие этим летом лесные пожары. Российские лидеры сейчас активно пропагандируют экономическую модернизацию и привлечение иностранных инвестиций. Россия улучшает отношения с Турцией и Украиной, а на вторую годовщину войны с Грузией Кремль не стал разжигать патриотическую лихорадку, как в прошлом году.

Россия, Турция и Украина — крупнейшие государства Причерноморья — должны взять на себя руководящую роль в активизации сотрудничества в области безопасности с целью снижения опасности существующих угроз. Все государства Причерноморья входят в состав Совета евроатлантического партнерства при НАТО, а также в состав Организации безопасности и сотрудничества в Европе; оба эти объединения могут послужить площадками для развития региональных инициатив.

Сотрудничество во имя снижения транснациональных опасностей должно укрепить межгосударственные связи между правоохранительными органами, службами охраны границ и военными организациями, а также стать основой совместных операций по борьбе с контрабандой.

Благодаря сотрудничеству страны должны лучше справляться с угрозами биологического и ядерного характера, в частности, более активно участвовать в инициативе обеспечения безопасности в сфере нераспросранения ядерного оружия, а также в «Глобальной инициативе борьбы с ядерным терроризмом», которую совместно возглавляют Россия и США. Новый региональный диалог в области энергетической безопасности способен обеспечить меры установления сотрудничества с целью взаимного предоставления информации о перевозках грузов и об опасностях, а также проведения совместных подготовительных учений.

НАТО способно предоставить уникальные возможности в области воздушной и морской разведки, а ЕС — помочь с правоохранительной деятельностью, охраной границ и взаимным предоставлением информации.

Прошлой весной независимая комиссия по делам Причерноморья справедливо посетовала, что «Черное море до сих пор не привлекает к себе достаточно внимания». Предстоящие в этом году встречи на высшем уровне должны это исправить.

На этих встречах НАТО, Евросоюза и Организации безопасности и сотрудничества в Европе (ОБСЕ) черноморский регион должен стать главной и центральной темой. Надвигается Олимпиада в Сочи, так что России это должно быть очень интересно.

Денис Корбой, бывший посланник Европейской комиссии в Грузии и Армении, возлавляет Институт кавказской политики при Кингс-колледже (Лондон). Уильям Кортни ранее служил послом США в Казахстане и Грузии. Кеннет Ялоуиц, бывший посол США в Белоруссии и Грузии, возглавляет Центр международного взаимопонимания имени Дикки при Дартмутском колледже.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.