- Чем вы объясняете истерику, охватившую правящую коалицию во главе с «Единством», в связи с референдумами? Зачем надо было с такой силой продавливать поправки, ужесточающие проведение референдумов? Латвийское общество не назовешь особо активным, и редкий референдум у нас доходит до финишной прямой...

- Соглашусь с тем, что «Единство» все обострило. Но я вижу большую проблему в том, что на референдумы зачастую выносятся вопросы, которые не имеют большой важности для государства и общества, - и референдумы становятся политическими кампаниями. Первой так поступила Вайра Вике-Фрейберга, инициировав референдум по вопросу, который никто не понимал - о поправках к законам о безопасности.

Можно согласиться с тем, что это не совсем правильно - то, что референдумы становятся инструментами политики, причем используются эти инструменты за счет денег налогоплательщиков. Но предложенные коалицией изменения вряд ли являются лучшим решением. Речь всегда идет о деньгах. Но и эту проблему можно было решить так, чтобы не дискриминировать общество.

- Например?

- Например, в случае, если удается собрать необходимое количество подписей и референдум происходит, - возвращать организаторам вложенные деньги. Это абсолютно демократическое разделение рисков. Мы, налогоплательщики, не должны участвовать в политических кампаниях. Но в случае, если вынесенный на референдум вопрос является актуальным для общества, государство возвращает организаторам вложенные средства.

Это - только один из вариантов, который мог бы уравновесить влияние денег. Но этим путем не пошли, выбрав радикальное направление. Возникает ощущение, что правящая коалиция советуется только с узким кругом политических юристов и не хочет выслушивать другие мнения и рассматривать другие варианты, - правящие просто тянут свою линию.

- Если порядок проведения референдумов будет ужесточен, не приведет ли это к тому, что люди будут развлекаться, то и дело распуская Сейм, потому что разогнать парламент будет намного проще, чем изменить закон?

- Вопрос о роспуске Сейма надо рассматривать в контексте общего настроения. Удивляюсь, что не проводилось социологическое исследование об отношении общества к изменению закона о референдумах. У меня есть подозрения, что обществу на это наплевать.

- То есть - если бы был инициирован референдум о референдумах, подписи не были бы собраны?

- Думаю, что нет. Ситуация такова: в прошлом году политическая динамика в Латвии была очень стремительной - внеочередные выборы Сейма, выборы президента, два больших серьезных референдума. А в этом году политическая динамика сильно замедлилась. И политики, в особенности - оппозиционные, чувствуют себя некомфортно. Это не дает им возможности активно позиционироваться.

Но с точки зрения общества, все выглядит по-другому. Общество годами скучало по стабильности. И именно это может стать мотивом, который определит участие или неучастие в референдуме. Ну сколько можно дергать людей? Все это коррелируется с достаточно высоким рейтингом Домбровскиса, правительства и «Единства». С ними ассоциируется стабильность, и, думаю, люди не готовы от нее отказаться.

- Чтобы не стало хуже?

- Да, чтобы не стало хуже. Да и правящие не делают ничего такого, из-за чего жизнь стала бы невыносимой. Все смирились. На мой взгляд, при нынешнем раскладе сил, при нынешних рейтингах популярности начать роспуск Сейма будет очень сложно.

- Партия реформ Затлерса, превратившаяся просто в Партию реформ, в течение года со дня основания растеряла весь свой рейтинг. На ваш взгляд, удастся ли «реформистам» выкарабкаться из ямы и удержаться в латвийской политике?

- У Партии реформ - несколько проблем. Во-первых, с роспуском Сейма общество связывало очень большие ожидания - люди надеялись, что все изменится. С этой огромной надеждой партию Затлерса выбрали в парламент. А чем это кончилось? Ухудшением межэтнических отношений. И Затлерс ничего нового не принес, он оказался таким же политиком, как и все остальные, и также принимал участие в интригах коалиции. Что совершенно нормально, поскольку политика коалиции такая, какая она есть.

А вторая проблема - это министры от Партии реформ. Они сравнительно популярны, их позитивно воспринимает общество, вроде бы все хорошо. Но проблема в том, что министры Партии реформ не ассоциируются со своей партией. И получается, что с партией ассоциируются все неудачи, а с правительством Домбровскиса - все успехи. Если Партии реформ удастся интегрировать своих министров, может быть, ей удастся что-то изменить. Но пока рецепт найти не удается.

- Сегодня именно «Единство» является главной правящей партией нашей страны? Кто может поколебать этот статус?

- Роль «Единства» уменьшит само «Единство». Что такое «Единство» сегодня? Это премьер Валдис Домбровскис и министр финансов Андрис Вилкс. Сегодня люди голосуют за двух этих господ, которые обладают феноменальной способностью откровенно сообщать плохие новости. Два этих господина своей работой показали, что могут стабилизировать государство.

И та медлительность, которая наступила в работе правительства и за которую правительство немного покритиковал президент, - это то, что Домбровскис называет стабильностью, это то, на что в обществе есть спрос.

- Официальный лидер «Единства» спикер Сейма Солвита Аболтиня недавно свысока посоветовала малоимущим собирать сантимы, чтобы подписаться за проведение референдума. В другой стране после таких слов главы парламента начался бы грандиозный скандал - а у нас ничего...

- Аболтиня чувствует себя очень уверенно из-за сложившейся политической конструкции. Она много получает за счет стабильности тандема Домбровскис - Вилкс и поэтому иногда может позволять себе поступать очень смело. А то, что Аболтиню не бьют за жесткие слова, должно было бы заставить задуматься: а достаточным ли является ее влияние - если даже очень жестким словам уделяется так мало внимания?..

- Кажется, что и партнеры по коалиции смирились с тем, что именно «Единство» является «старшим братом»...

- Партия реформ непопулярна, Национальное объединение - слабо. В этой ситуации «Единство» может играть очень хорошо. Партия реформ не хочет вылететь из правительства, потому что с такими рейтингами, как у нее, на партии надо ставить крест. А Нацобъединение не хочет вылететь из правительства, потому что тогда националы окажутся в радикальном крыле - и могут зарасти мхом, сидя в оппозиции... И «Единство» пользуется ситуацией.

Сложившаяся конструкция стабильна настолько, насколько стабильна внутренняя ситуация в «Единстве». Домбровскис и Вилкс - это и большой козырь, и большая проблема «Единства». Если они исчезнут из правительства или изменят свои приоритеты, то тогда, конечно, все может разрушиться, но сегодня конструкция очень крепка.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.