То, что Володю Козлова отдали на заклание, уже понятно всем. Он - жертва противостояния - и политического (власть против оппозиции), и межличностного (Назарбаев против Аблязова). Причем, личностное здесь настолько перемешалось с политическим, что разделить их уже не представляется возможным. Да и потребности в этом нет: процесс «мочилова» одних другими стал неотъемлемой частью нашей жизни.

Что же касается самого Козлова, то он в данной ситуации уже перерос этот конфликт. Его жертвенность все больше уходит на второй план, и он в силу своей исключительной принципиальности все больше становится неким флагом оппозиции.

Пострадать за идею готов не каждый

Сегодня Владимир Козлов - немой укор тем, кто любит красиво поговорить об антинародном режиме, но когда доходит до дела и нужно доказывать, что за словами должно быть еще что-то, тут же бросаются договариваться, а то и попросту сдаваться.

Владимир демонстрирует качество, которого так не хватает казахстанской оппозиции, - способности пострадать за идею. Из всех лидеров оппозиции пока только Жакиянов продемонстрировал нечто подобное. Остальные, как только появлялась возможность получить свободу или возвращение на должность, тут же начинали переговоры и находили приемлемые для себя условия сдачи. Кто-то возвращался в лоно власти, кто-то принимал ее условия и правила игры, а кто-то даже активно раскаивался.

Говорю это не в плане осуждения: Бог им судья. Но факт остается фактом: «держать боевую стойку» смогли немногие. Владимир Козлов - один из них. Почет ему и уважение. Об остальных, как говорится, либо - ничего, либо - только хорошее: они для большой политики, скорее всего, уже покойники. А мы здесь говорим именно о большой политике - политике противостояния политическому режиму Назарбаева.

По слухам, следствие располагает огромным количеством показаний против Владимира Козлова. Понятно, что люди не по доброй воле его оговорили. Эти показания выбивались с помощью угроз, обмана, давления и пыток.

Сам Козлов этих людей не осуждает. В своей очередной статье, написанной на нарах, он прямо говорит: «Я далек от какого-либо осуждения этих людей, потому что не понаслышке знаю и понимаю их. У каждого - свои обстоятельства, свой «болевой порог», и каждый думает жить дальше с тем, что он сделал».

Да, кто-то продержался несколько месяцев, а кому-то и недели хватило. Владимир видит ситуацию изнутри и понимает, что кто-то подписал все, что потребовали, кто-то лавировал, старясь минимизировать вред, наносимый неправдой, а кто-то и вовсе «ушел» с честью, позиционируя себя героем. Все зависело от личных качеств, степени прессинга, общественного статуса, репутации. «Невиновные, - пишет Козлов, - оболгавшие себя и других (так требовали следователи), свободны».

Здесь я полностью солидаризуюсь с позицией Владимира Козлова - осуждать их нельзя. Каждый из тех, кто вышел на свободу по 65-й статье, сам должен определить и степень своего нравственного падения, и степень вины, и наказание для себя выбрать. Это - их право, а не наше.

Акорда серьезно боится такого Козлова

Предстоящий суд по большому счету уже не представляет большого интереса. Ясно, что при наличии установки «посадить» - это дело решенное. Все, что требуется от суда, - назначить срок заключения, хотя, думаю, ТАМ уже и этот вопрос решен.

Этот процесс Акорде нужен только для того, чтобы, опираясь на решение суда, придать легитимный характер расправе над «Алгой». Правда, что это меняет? На другой день единомышленники Козлова создадут другую незарегистрированную партию «Алга-2», или общественную организацию «Ромашка», или Клуб, скажем, любителей пива. Неважно, что это будет и как это будет называться. Важно, что люди, недовольные режимом Назарбаева, останутся и будут продолжать ему оппонировать.

Да, решение суда позволит формально обвинить Мухтара Аблязова в подрывной деятельности. Ну и что с того? События в Жанаозене и деятельность «Алги» абсолютно не коррелируются. И неважно, что там придумают следователи, и какое решение вынесет судья: для Аблязова и его команды за границей это не будет иметь никаких последствий. Кто же в Европе всерьез отнесется к решению казахстанского суда?

Мне кажется, что этот процесс в большей степени будет полезен оппозиции, так как появится возможность в очередной раз продемонстрировать ангажированность и несправедливость казахстанского правосудия, а также использовать суд в качестве трибуны для обличения антинародной сущности политического режима Назарбаева.

Уверен, это понимают все, и в первую очередь - сам Владимир Козлов, который, насколько я понимаю, готовится выполнить миссию обвинителя преступного режима в ходе судебного процесса. Думаю, это и в его интересах.

Чем громче он заявит о своем несогласии с выдвинутым обвинением, чем принципиальнее будет отстаивать свою политическую позицию в части оценки режима Назарбаева, тем больше шансов у него выйти из тюрьмы досрочно. Именно такого Козлова боятся в Акорде. И именно такой Козлов будет для власти серьезной головной болью в течение всего срока заключения.

Посадить Козлова - оппозиционного политика - это совсем не то же самое, что посадить госчиновника Джакишева. Тут гарантированы очень серьезные проблемы. И это Назарбаев поймет уже на другой день после обвинительного приговора. В этой ситуации самое лучшее для Акорды - договориться с Козловым вести себя тихо, не касаться политики, а лучше вообще «деятельно раскаяться».

Убежден, такого рода попытки уговорить уже предпринимались, наверняка предлагали сделку: эдакое джентльменское соглашение - он соглашается на 65-ю статью или, на худой конец, ведет себя на процессе лояльно по отношению к власти, а ему за это обещают скостить срок.

Для власти такая сделка - победа. Владимир Козлов оказывается за решеткой (все равно обманут), но при этом власти дискредитируют его в общественном мнении. Для них очень важно сломать его, дегероизировать в глазах протестно-настроенной части общества. В противном случае Козлов, находясь за решеткой, превращается в символ политической стойкости и принципиальности, а это - мощный импульс для всех, кто сегодня недоволен властью Назарбаева.

Обществу нужен человек-знамя

Обществу, оппозиции, молодежи нужен пример для подражания, нужен человек-знамя. По большому счету, это - тот самый недостающий компонент, которого так не хватает оппозиционному движению. К сожалению, Атабаев и Мамай не сумели стать таковыми, хотя и могли. Теперь, как это ни цинично звучит, надежда на Володю.

Кто-то скажет, что рассуждать так - цинично и жестоко. Возможно. С точки зрения лежащих на диване и смотрящих на мир через экран телевизора, это действительно так. Но что делать, если политика, на самом деле, очень цинична и жестока. Не зря говорят - грязное это дело. Видимо, поэтому политика противопоказана тем, кто не готов жертвовать собой во имя политических целей, кто мягок телом и слаб духом.

Поэтому давайте оставим это неблагодарное, но, по сути, очень благородное дело тем, кто может стать выше своего благополучия, кто готов пострадать во имя идеалов, в которые верит и которым служит. А цинизма здесь не может быть уже потому, что этих людей в оппозицию никто за руку не тянул. Они сами сделали выбор, прекрасно понимая, чем это грозит. Они отлично знали, что настанет час испытаний, когда придется делом подтверждать свои слова, свои лозунги и призывы. И вот он настал - час проверки на прочность, "на вшивость".

Вопрос - в том, как в этой ситуации должен вести себя лидер, за которым пошли люди, ему поверившие? Понятно, выбор у него невелик - либо спасать свое благополучие, свою свободу, теряя в глазах людей, либо оставаться верным тому, что проповедовал, к чему призывал, но обрекая себя на неволю и страдания. Третьего не дано. И приходится выбирать между свободой или политической смертью, потому что всякий компромисс, всякое желание схитрить - это демонстрация слабости духа и, в конце концов, - предательство собственных принципов.

Нужно ли объяснять, что как нельзя быть чуть-чуть беременным, точно так же нельзя и чуть-чуть раскаяться. Тут либо - либо. А как оставаться лидером, как вести за собой людей, если все видели, что ты допустил слабость, прогнулся, встал на одно колено? Для политика, претендующего на лидерство, это очень принципиальный момент.

В этом плане, считаю, Владимир Козлов поступает как настоящий мужчина, как принципиальный и последовательный политик. Его позиция достойна уважения и подражания. Я горжусь тем, что был знаком с этим смелым человеком, и очень сожалею, что не был членом его «ОПГ».

По слухам, но авторитетно

Понятно, что на вынесение оправдательного приговора Козлову власти Казахстана не пойдут ни за какие коврижки. Для тех же "ястребов" из Акорды это - сродни признанию своего поражения с соответствующей утратой целого ряда позиций, с трудом завоеванных на политическом олимпе страны. Поэтому в кулуарах властного олимпа якобы начала обсуждаться другая версия событий: мол, решение суда будет обвинительным, но накажут его не лишением свободы сроком на 10-12 лет, а... депортацией.

Штрихи к портрету

Судя по поступающей в редакцию информации, в том числе - от наших источников в силовых органах, Владимир Козлов остается при своем мнении и категорически не желает идти на компромиссы с властями, как это уже сделали некоторые другие общественные деятели, «причастные» к жанаозенским событиям. За жесткость позиции отдельные обитатели коридоров власти в Астане даже прозвали его «Железным Феликсом».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.