Любопытные выборы состоялись недавно на Кавказе. Они привлекли к себе очень мало внимания, хотя заслуживают большего. На крошечной и непризнанной территории Нагорного Карабаха (территория эта полностью армянская, но мир считает, что юридически она является  частью Азербайджана) оппозиционный кандидат в президенты показал исключительно хорошие результаты.

Не пользуясь поддержкой ни одной политической партии Нагорного Карабаха, где сильна традиция государственного контроля, Виталий Баласанян набрал 32 процента голосов в борьбе с действующим главой этой территории Бако Саакяном, которого вновь избрали президентом. По данным местной статистики, в голосовании приняли участие около семидесяти тысяч человек. Баласанян по любым меркам показал впечатляющий результат. На большей части постсоветского пространства оппозиционные кандидаты никогда не набирают треть голосов избирателей. Результат этот еще более поразителен, если учесть условия, в которых живет Нагорный Карабах. На последних (и оспоренных) президентских выборах в Армении бывший президент и лидер оппозиции Левон Тер-Петросян получил 21 процент голосов. Теперь армянская оппозиция может воспрянуть духом в преддверии очередных президентских выборов, намеченных на февраль 2013 года.

Читайте также: Что произошло в Нагорно-Карабахской Республике


На этих выборах борьба велась не вокруг вопросов внешней политики и безопасности. По поводу статуса Нагорного Карабаха там существует единое мнение, и оба кандидата заявляли, что территория должна быть независимым государством, существующим отдельно от Азербайджана. Баласанян во время конфликта 1991-1994 годов был одним из главных военных командиров, и его репутация как патриота безупречна. Он занял даже более жесткую позицию, чем его соперник. Баласанян заявил, что Карабах должен настаивать на присутствии его представителя за столом переговоров и решительно отверг идею возврата Азербайджану оккупированных территорий вокруг Карабаха (это центральная составляющая мирного соглашения, которое сегодня обсуждается, и с ней согласен Ереван).

Различия между кандидатами были в вопросах внутренней политики, хотя недовольство избирателей, скорее всего, было направлено не против президента, а против неоднозначной фигуры премьер-министра Араика Арутюняна. Наибольшую  поддержку оппозиционный кандидат получил в трех сельских районах – Аскеран, Мартакерт и Мартуни, где больше всего социально-экономических проблем.

Голосование в Карабахе указывает на одну любопытную тенденцию – самые состязательные выборы на постсоветском пространстве проходят на непризнанных или частично признанных территориях.

Сепаратистское Приднестровье недавно избрало своим новым лидером молодого депутата парламента Евгения Шевчука, который одержал верх над кандидатами, поддержанными старой гвардией и Москвой. В Абхазии в 2004 и 2011 году были исключительно острые по накалу борьбы и состязательности выборы, и на них оба раза победу одерживали кандидаты, позиционировавшие себя как политики, не входящие в круги власти. Даже Южная Осетия, население которой в настоящее время составляет не более сорока тысяч человек, а бюджет на 99 процентов финансируется Россией, сумела в прошлом году провести драматичные, немного похожие на фарс выборы, на которых победу одержала кандидат от оппозиции Алла Джиоева. Тогда результаты голосования были аннулированы, однако ставший в итоге победителем Леонид Тибилов по местным меркам был весьма независимым претендентом, который после избрания на пост президента назначил Джиоеву в свой кабинет министров.



Также по теме: Нагорный Карабах стремится только к миру и безопасности


Что же там происходит? Если у меня и имеется объяснение на сей счет, то оно весьма парадоксальное. Поскольку государственность на этих территориях - слабее, рядовые члены общества больше полагаются на себя и меньше поддаются давлению. Там больше политики снизу. Но слово «состязательность» я бы использовал осторожно. Там налицо дефицит демократии, отчасти связанный с тем, что данные территории не признаны в качестве суверенных государств (хотя это не должно лишать их демократических устремлений).

Серьезнее проблема «не участвующего населения» из числа азербайджанцев и грузин, которые не могут принимать участие в голосовании, будучи перемещенными из-за войны лицами. Согласно последней советской переписи 1988 года, 23 процента населения Нагорного Карабаха составляли азербайджанцы. Сейчас все эти люди являются беженцами в пределах собственной страны.

Каким должен быть международный вердикт по поводу таких выборов? Зарубежные обозреватели поставлены в очень трудное положение, и ими недовольны как армяне («Почему вы игнорируете нас, если мы проводим честные демократические выборы?»), так и азербайджанцы («Нельзя доверять территории, суверенитет которой не признает никто, даже Армения»). Организация Freedom House начала составлять рейтинги демократии для самопровозглашенных территорий, но у нее практически нет представителей на местах, чтобы готовить свои суждения и выводы.

По крайней мере, есть политическое мнение, что граждане этих территорий крайне заинтересованы в постепенном мирном урегулировании конфликтов, и что им желательно иметь легитимных руководителей, способных выступать от имени народа.

Читайте также: Нагорно-карабахская проблема близка к разрешению


Готовя в марте 1992 года планы проведения мирной конференции по карабахскому конфликту (прошло двадцать лет, а она так и не состоялась), тогдашнее Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (ныне это Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе) попыталось совершить невозможное, заявив, что «на конференцию будут приглашены избранные и прочие представители Нагорного Карабаха» (то есть, армяне и азербайджанцы, соответственно).

Сегодняшние посредники из ОБСЕ сделали все возможное, чтобы сохранить такую позицию в своем последнем заявлении. В нем говорится: «Сопредседатели признают необходимость того, чтобы фактические власти Нагорного Карабаха при помощи такой процедуры попытались демократическим путем организовать общественную жизнь своего населения. Вместе с тем, Сопредседатели отмечают, что ни одна из их трех стран, и вообще ни одна страна мира не признает Нагорный Карабах в качестве  независимого и суверенного государства».

Руководитель внешнеполитического ведомства ЕС баронесса Эштон выступила с аналогичным заявлением, подвергнув критике основу выборов, но не сами выборы: «Хотела бы вновь подчеркнуть, что Европейский Союз не признает конституционный и  правовой механизм их проведения. Эти «выборы» не должны наносить ущерб определению будущего статуса Нагорного Карабаха в рамках общего переговорного процесса по мирному урегулированию конфликта».

Весьма сложный язык этого заявления отражает затруднительность ситуации. Чем дольше будут продолжаться такие затяжные постсоветские конфликты, не находя своего разрешения, тем большую международную проблему будут представлять эти выборы. И проблема эта будет усиливаться, а не уменьшаться.

Томас де Ваал – старший научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.