Через месяц после боев таджикской армии с вооруженными группировками в горах Бадахшана ситуация в регионе вновь накалилась из-за убийства одного из полевых командиров. Среди населения усилились сепаратистские настроения.

Утром в пятницу, 24 августа, правительственные войска Таджикистана начали покидать город Хорог - центр Горно-Бадахшанской автономной области, расположенной на юго-востоке страны. Этому предшествовали двухдневные протесты нескольких тысяч жителей, которые стояли на центральной площади Хорога, требуя вывести войска и предоставить региону, граничащему с Афганистаном и Китаем, больше автономии.

Войска в Бадахшан были введены в ответ на убийство генерала нацбезопасности Таджикистана Абдулло Назарова, совершенное 21 июля. В столкновениях между армией и отрядами полевых командиров из Памира погибли несколько десятков человек с обеих сторон. Однако официальные и неофициальные данные о потерях расходятся.

И вот в среду, 22 августа, спустя месяц после кровопролитных боев, ситуация в области вновь накалилась до предела. Причиной стало убийство одного из неформальных лидеров региона, бывшего полевого командира оппозиции Имомназара Имомназарова. В ночь на среду неизвестные бросили несколько гранат в окна его дома, расположенного в центре города, а затем штурмом взяли здание и убили Имомназарова прямо в постели. Имомназаров, получивший ранение еще в начале 90-х, страдающий диабетом и прикованный к инвалидной коляске, был, тем не менее, очень влиятельным человеком в Горном Бадахшане.

Влиятельные памирские командиры

По окончании гражданской войны - в ней сражались главным образом таджики из Кулябского региона и жители Гармской долины и Памира - Имомназаров стал одним из четырех неформальных лидеров, которые контролировали таджикскую часть Памира и на протяжении нескольких лет фактически являлись чем-то вроде теневого правительства Горного Бадахшана. Считается, что именно эти четверо контролировали и основной бизнес в регионе, включая наркотрафик. Сами они, в том числе Имомназаров, свою причастность к наркоторговле отрицали.

Незадолго до убийства Имомназар Имомназаров рассказал корреспонденту DW, что он и другие едва ли не ежедневно конфликтовали с представителями властей республики - чиновниками, судьями и служащими правоохранительных органов, которые, по словам Имомназарова, вымогали деньги у рядовых жителей области.

Дилемма фонда Ага Хана

Большинство из 200 тысяч таджикских памирцев по своей вере - исмаилиты, - это ветвь шиитского ислама. Исмаилиты верят в живущего в Европе Ага Хана как в 49-го пророка и наследника Мухаммеда. Фонд Ага Хана, помогавший памирцам с момента независимости Таджикистана, сегодня оказался в сложной ситуации.

С одной стороны, именно представители фонда настояли на том, чтобы жители региона сложили оружие после ввода правительственных войск, и тем самым сыграли решающую роль в прекращении кровопролития. С другой стороны, памирцы крайне возмущены тем, что, несмотря на перемирие, убит один из тех, кого они считали своим заступником. Они уверены, что власти в Душанбе, с которыми фонд Ага Хана всегда стремился поддерживать хорошие отношения, обманули его. Выступление исполнительного директора фонда Едгора Файзова, в котором тот высказался в защиту убитого Имомназарова, противоречит прежней политике фонда.

Напряженность в Хороге сохраняется


Если до ввода войск некоторые жители города воспринимали главарей местных банд и их боевиков как реликт гражданской войны, который мешает мирному развитию региона как центра международного туризма, то убийство бывшего полевого командира сплотило памирцев вокруг них. Население считает: даже если местные авторитеты ведут нелегальный бизнес с Афганистаном, они защищают область как от нападений афганских боевиков, так и от коррумпированных чиновников из Душанбе.

Один из оставшихся в живых командиров, Толиб Айембеков, опять же по просьбе фонда Ага Хана, согласился сесть под домашний арест. Против него ведется расследование в убийстве генерала Назарова. Впрочем, домашний арест в Хороге трактуют вольно. В этом смог убедиться корреспондент DW, спокойно пройдя через неохраняемые ворота заброшенного хлебозавода в штаб, где расположился бывший полевой командир. «Я невиновен, но ради мира приму любой приговор», - заявил Айембеков.

Душанбе в тисках

Пока неясно, будут ли оставшиеся на свободе полевые командиры соблюдать мирные договоренности с Душанбе после убийства Имомназарова. Но известно, что они вместе со своими боевиками по-прежнему находятся в Хороге.

Для властей Таджикистана ситуация остается крайне сложной. Таджикская армия оказалась фактически неспособной решить задачу по ликвидации боевиков на Памире и вынуждена вернуться. Но и позволить себе дальнейшую эскалацию напряженности Душанбе не может, поскольку талибы продвинулись вплоть до Пянджа, протекающего вдоль границы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.