В свое время я писал, что предвыборные ставки в президентском поединке Саакашвили и Иванишвили очень высоки, а Москва использует самые изощренные формы давления на своего небольшого соседа: от широкомасштабной милитаризации региона, до внедрения вооруженных банд и военных учений вблизи грузинской границы. Следует, однако, признать, что в мире политики каждое действие всегда встречает противодействие…

Уже 4 и 5 сентября Грузию посетили архитекторы европейской программы «Восточное партнерство» - министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский (Radosław Sikorski) и Министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт (Carl Bildt). Общее послание визита не оставляло сомнений, особенно после высказывания второго из упомянутых политиков: «Грузии ни в коей мере не следует опасаться российских учений Кавказ-2012».

Тем не менее, стоит обратить внимание на тот факт, что тандем Сикорский-Вестервелле (Guido Westerwelle) в последнее время заменен тандемом Сикорский-Бильдт. Это, к сожалению, явственный сигнал в адрес Москвы, что самый серьезный европейский игрок (Германия) не заинтересован в продвижении политической линии «Восточного партнерства».

6-7 сентября с визитом на Северном Кавказе побывал также генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen). В ходе своей беседы с президентом Михаилом Саакашвили он подчеркнул, что «двери Альянса для Грузии открыты». Он похвалил нынешнее грузинское руководство за проведенные реформы и участие в афганской миссии НАТО. Эта поездка, несомненно, была также инспирирована российской активностью на Кавказе.

Еще осенью 2011 года Саакашвили заявлял, что саммит НАТО в Чикаго ускорит интеграцию его страны с Североатлантическим альянсом. Спустя несколько недель в Тбилиси приезжал Расмуссен. Контакты Грузии и НАТО начали возвращаться в то русло, в каком они находились до «пятидневной войны». Упомянутая активность генерального секретаря в ноябре прошлого года, продолженная в марте этого года, пересекалась с первыми сообщениями об усилении активности российских войск на Кавказе (декабрь). С армянской базы в Гюмри тогда эвакуировали семьи российских военных, а базы в Абхазии и Южной Осетии были переведены в состояние повышенной боеготовности. Мартовские твиты Расмуссена, судя по всему, были написаны ради усиления послания, которое несли в себе американо-грузинские учения Agile Spirit-2012, и имели, как и маневры, (в которых принимало участие всего 300 морских пехотинцев США) символическую функцию.

Нынешний визит Расмуссена прекрасно вписывается в эту схему дипломатической реакции на жесткие и конкретные действия России. Мягкую западную активность, как реакцию на смелые российские формы давления на Тбилиси, замыкает визит американских сенаторов Джона Маккейна (John McCaine) и Джозефа Либермана (Joseph Lieberman), а также нового посла США в Грузии Ричарда Норланда (Richard Norland) в Кварели, которых удостоил своим присутствием лично Саакашквили.

В данном контексте необходимо напомнить, что в марте этого года Норланд представил в Сенате США приоритеты Вашингтона в контактах с Тбилиси. Он заявил, что «приближающиеся выборы в Грузии станут лакмусовой бумажкой для членства этой страны в НАТО». Сейчас эту фразу повторяет также Расмуссен. Весь диапазон предвыборных игр Запада с Грузией в главной роли кажется попыткой отпугнуть Россию и умерить ее агрессивную деятельность в регионе. Немаловажную роль в этой концепции играет натовский пряник. Однако его подача с гарниром «выборов в качестве теста готовности к интеграции» снижает степень воздействия на Москву и его привлекательности для Тбилиси.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.