Активная часть общественности Армении вчера была возмущена новыми записями в блоге одного из выдающихся представителей российской агитпроповской машины – Михаила Леонтьева, который, ни больше, ни меньше, заявляет, что Армения в настоящее время была бы некой запущенной страной, как, скажем, Молдавия, если бы не Россия. Причем опасная примечательность сей тенденции заключается в том, что этим заражены не только те россияне (от политики до быта), которые рассматривают Армению в качестве своего форпоста, но и многие армянские общественные и политические круги, которые, согласно разным социологическим опросам, составляют примерно две трети населения, т.е. пока еще подавляющее большинство.
 
В действительности, оставив в стороне соблазн ответить на эмоциональном уровне Леонтьеву и ему подобным словесами народного фольклора, стоит попытаться спокойно, рассмотрев здраво, понять, что сделала Россия для Армении, и что было бы с Арменией в настоящее время, если бы отношения с Россией были бы не вассальными, как сегодня, а партнерскими.
 
Прежде всего, для знаменосцев российской пропаганды нужно привести пример Грузии. В этой стране не было государства в те времена, когда правил бывший советский функционер Эдуард Шеварднадзе, установивший с Россией теплые отношения. Дружащая с Россией Грузия государством была лишь формально. Эта картина резко изменилась, когда пришел адепт дружбы с Западом – Михаил Саакашвили, и попытался применить западную практику в системе управления Грузии.
 
Результат был более чем осязаемым, и хотя в Грузии имеются огромные проблемы, которые та же агитпроповская машина России раздувает до вселенских размеров, тем не менее, страна, разорвав отношения с Россией, не только не погибла, но и, по сути, еще более приблизилась к перспективе становления государством.
 
В чем здесь суть проблемы? В том, что дружба с Россией для постсоветских стран стала просто грузом, по той простой причине, что торможение тенденций модернизации в этих странах проистекает из интересов России. Сама Россия находится в весьма неопределенном историческом периоде. Русские так и не смогли найти исходную точку государственной идентичности и поймать тот идеологический базис, на котором будет построена эта многонациональная и большая страна как государственная единица. Именно по этой причине политическим кредо русских продолжает оставаться призрак пустой державности, с помощью которого делается попытка поддержать внутреннюю структуру страны.
 
В результате государство сидит на сырьевой игле, нет экономического развития, хотя имеются нефтяные и газовые миллиарды. Россия никак не может выйти из сырьевой зависимости от самой себя и диверсифицировать экономику. В государственной системе управления – сплошная коррупция и вседозволенность, - сверху до низу, во всех звеньях. В этих условиях у России нет возможности представить инструментарий борьбы за свое внешнее влияние в свете привлекательности технологической либо культурных ценностей. Остается репрессивными методами пресекать те тенденции и перспективы, которые проявляются в постсоветских республиках, воспринимающихся как зона жизненных интересов России.
 
Не случайно, что после прихода Путина к власти, когда он сменил Ельцина, в России обострились великодержавные поползновения, так как Путин решил вместо того, чтобы тратить время на сложный путь новых идей и нового государственного базиса, идти по более легкому и управляемому пути разыгрывания великодержавных эмоций.
 
И не случайно, что внешняя политика России стала рассматриваться именно в этом контексте, и Россия стала интенсивно протежировать авторитарные и тиранические режимы постсоветских стран. И особенно в тех постсоветских странах, где Москва имеет большие рычаги воздействия, Россия действует довольно жестко. Речь идет также об Армении.
 
Таким образом, что получила Армения от российского покровительства и помощи, кроме затвердения мифических восприятий того, что, если не будет русских, то мы пропадем, турки и Азербайджан съедят нас заживо. На самом деле Россия в Армении покровительствовала режимам, сформированным вопреки воле народа, протежировала применение их силы против мирных граждан, а часто и сама участвовала в этих силовых мерах.
 
Что касается политики, то здесь Россия просто парализовала поле и опустошила его, а в экономическом плане Москва в Армении вела политику, направленную лишь к одной цели: неважна эффективность, но важно, чтобы все экономические мощности принадлежали Кремлю.
 
В плане общественной культуры Россия в нашей стране лишь усилила ностальгию по советской системе, способствовала кристаллизации советско-российской, по сути, стагнационной ценностной системы и парализованности воли общества. Вот те фундаментальные, институциональные направления и последствия, которые зафиксированы в Армении в результате российской гегемонии.
 
Россия, по сути, обвилась вокруг Армении, как питон, сломала хребет Армении и сегодня создала ситуацию, когда если она перестанет обвивать страну своим толстым и длинным телом, то Армения просто развалится. После всего этого российские высказывания о том, что без них Армения пропадет, являются либо следствием незнания ситуации, либо абсолютным цинизмом, происходящим из полного отсутствия уважения к армянскому народу. А это, в свою очередь, значительным образом обусловлено отсутствием государственного достоинства у властей Армении, когда годы напролет стратегические мощности страны предоставлялись Москве, и ей же было дано право принимать решения вместо Армении.
 
Однако в последний период в Армении формируется некая прослойка граждан с достоинством, которых хотя и мало, однако, они решительны в установлении статуса хозяев страны и лишены разных стереотипов и мифов, рассматривают явления только в прагматическом контексте. Одной из особенностей этой прослойки является чувство государственного и человеческого достоинства.
 
Все это дает основание надеяться, что в Армении формируется качественно иной островок мышления, который сегодня беспокоит империю, взявшую Армению в заложники благодаря манипуляциям, и ее армянскую обслугу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.