Американский эксперт по Центральной Азии (ЦА) М. Б. Олкотт заявила, что после вывода американских войск из Афганистана может возникнуть угроза дестабилизации стран региона. «По сравнению с 90-ми годами страны ЦА укрепили свои армии, но опасность все равно существует», - отметила эксперт. В данном контексте стоит подумать о том, кто бы мог позаботиться о центрально-азиатских государствах, если они не смогут позаботиться о себе сами.

Первый кандидат на эту роль – Россия. В Центральной Азии действует ОДКБ, которая могла бы стать гарантом безопасности в регионе. Однако при этом Москва сталкивается в ЦА с определенными трудностями. Некоторое время назад ей пришлось вести тяжелые переговоры с Киргизией и Таджикистаном по поводу долгосрочной дислокации российских военных баз в этих странах, а Узбекистан вообще решил выйти из ОДКБ и начал снова флиртовать с США.

Столкнувшись с трудностями, Кремль неохотно, но был вынужден пересмотреть свою первоначальную позицию. В частности Россия хотела, чтобы ее база в Канте осталась в Кыргызстане на 49 лет, однако в конечном итоге стороны сошлись на 15 годах. При этом Москва списала Бишкеку долг в размере почти полумиллиарда долларов, а президент Кыргызстана А. Атамбаев со своей стороны в очередной раз пообещал России в 2014 г. закрыть американскую базу в аэропорту «Манас». Это похоже на правду, поскольку член комитета по международным отношениям Сената США Д. Бартон также заявил: «После вывода войск из Афганистана в 2014 г. американская военная база «Манас» в Киргизии будет закрыта, и для предотвращения угроз, исходящих от террористических и экстремистских организаций, особенно «Аль-Каиды» и «Талибана», в регионе необходимо создание соответствующего оперативного центра реагирования на эти угрозы».

Иными словами, Америка скорее всего потеряет свою военную базу в Кыргызстане (хотя от кыргызов всего можно ожидать), и возможно передислоцируется в Таджикистан или Узбекистан. При этом первый вариант менее вероятен.

Россия вела трудные переговоры с Душанбе по поводу дальнейшего пребывания в республике российской военной базы, созданной в 2004 г. на основе 201-й мотострелковой дивизии. Привыкшая получать все даром или почти бесплатно (например, за старое оружие) Москва хотела, чтобы аренда базы была продлена на 49 лет, но Таджикистан «уперся». Это было связано прежде всего с близящимися в стране президентскими выборами и желанием Э. Рахмонова сохранить свой пост. То, что его положение нестабильно, со всей очевидностью продемонстрировали события в Хороге, где случилась настоящая война с оппозиционными силами, и перемирие было достигнуто с большим трудом. Однако напряженность в стране сохраняется и сегодня, поэтому Э. Рахмонову необходима поддержка России. Как сообщил «Независимой газете» источник, близкий к переговорному процессу: «Таджикистан хотел бы оставаться в орбите России. Но Рахмону нужны гарантии сохранения власти и стабильности в стране. Россия эти гарантии дать может. Тем более что Рахмон всегда выполнял взятые обязательства и ни разу не сорвал стратегических соглашений с Россией. Но нести финансовые издержки не хочет. Ранее Москва обещала инвестировать в экономику Таджикистана, но практически ничего не сделала».

Точку во всей этой истории поставил визит В. Путина в Душанбе, состоявшийся в начале октября этого года. Сторонам удалось прийти к компромиссу: российская военная база останется в Таджикистане до 2042 г., и как отметил помощник президента России, она будет размещаться там «практически безвозмездно». Взамен трудовые мигранты из Таджикистана смогут получать разрешение на работу в Российской Федерации на три года (ранее трудовые разрешения выдавались на срок от трех месяцев до года). С учетом того, что ежегодно они переводят на Родину около 3 млрд. долларов, это хорошая цена за военную базу.

Наконец, и Кыргызстан, и Таджикистан выразили желание вступить в Таможенный союз, то есть реинтегрироваться в российское геополитическое пространство, на котором американских военных баз не может быть по определению.

Таким образом, единственным реальным вариантом Америки остается Узбекистан (тем более, что американская база там уже была). Возможно именно поэтому он вышел из ОДКБ, а американские чиновники разного ранга все чаще посещают Ташкент. Правда помощник госсекретаря Соединенных Штатов по вопросам Южной и Центральной Азии Р. Блейк заявил о том, что «власти США не намерены создавать военную базу в Узбекистане», а в самом Узбекистане была утверждена концепция внешней политики, которая дает понять, что на территории страны не могут быть размещены иностранные военные базы.

Российский эксперт по ЦА А. Дубнов полагает, что таким образом И. Каримов дал понять Москве: если мы не с вами, это не значит, что мы против вас. Тем не менее, вышеупомянутая концепция не помешает тесному военному сотрудничеству Узбекистана с США, а военную базу хитрые узбеки могут назвать «транзитным» или каким-нибудь другим центром.

Дополнительно российско-узбекские отношения обостряет водный вопрос. Во время визита В. Путина в Бишкек была достигнута договоренность о совместной реализации нескольких крупных гидроэнергетических проектов, в результате чего Узбекистан может ощутить недостаток воды. Поэтому полуофициальный узбекский сайт Mezon написал о том, что политика Москвы в регионе ведет к военному конфликту (в схожем духе высказался И. Каримов), а это значит, что Ташкенту нужна поддержка со стороны. Короче говоря, однозначно утверждать, что в Узбекистане вновь появятся американцы, нельзя, однако такой вариант развития событий вполне реален.

Третьим внешним игроком в центрально-азиатской партии мог бы стать Китай, но последние события в Юго-Восточной Азии показывают, что скорее всего именно к этому региону будет приковано основное внимание Пекина, а роль геополитической доминанты в ЦА он оставит Москве. Это выгодно Америке, поскольку она, тем или иным образом сохранив военное присутствие в Афганистане после 2014 г., сможет действовать в Центральной Азии свободнее. Конечно Россию Вашингтон из ЦА не «выдавит», но и Кремлю будет трудно сделать то же самое с американцами.

Безопаснее ли от такой ситуации центрально-азиатским странам? С одной стороны, чем больше «нянек», тем лучше. Однако когда эти «няньки» не могут договориться, конечный результат может быть плачевным. При этом Америка не хочет заботиться о странах ЦА – ей важнее остаться в регионе как в плацдарме против Ирана, России и Китая. Поэтому единственная гарантия безопасности центрально-азиатских государств – они сами. Ну и Россия, которая хочет и может помочь, но за определенную «плату».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.