Зимы в Узбекистане для его жителей все больше сравнимы с ленинградской блокадой, считают эксперты открытого общества «Шут me».

Тему наступления холодов и нехватки отопления в узбекской республике обсудили постоянные эксперты «Шут me»: писатель Рифат Гумеров, киновед Олег Карпов и режиссер Алишер Хамдамов.

«Я, как и наш известный дореволюционный краевед Наливкин, однажды подсчитал, что в Узбекистане благодатная погода: в году 8 месяцев тепла и 4 месяца холода, - рассказывает Гумеров. – И понял, что во всей моей квартире единственной не застекленной является лоджия, а затем вычислил, ради свежего воздуха это намного выгодней и практичней, чем закупоривать лоджию ради всего лишь четырех месяцев».

«Все бы хорошо, но в этом году никак не нагреваются батареи – теплым у меня является всего одно звено на все батареи в трех комнатах, - говорит Хамдамов. – И вот я подумал, эти ТЭЦ ведь строили давным-давно, так зачем жаловаться, вспомнив, как в советские времена люди жаловались, к ним выходил очень остроумный начальник ЖЭКа и говорил: у людей совершенно короткая память, а как люди жили в ленинградскую блокаду?»

«Ну, в принципе, у нас уже в некоторых районах та же ленинградская блокада, - считает Карпов, - если людям уже, не стесняясь, говорят: закупайте уголь, устанавливайте печки-буржуйки».

«Лично я не понимаю, как это можно решить, - продолжает Хамдамов. - Когда строится новый дом, в нем еще можно продумать систему отопления. Но раз большинство наших домов были построены тогда…».

«Слушай, но ведь 20 лет назад было же тепло в домах», - спорит Карпов.

«Но ведь это же все изнашивается, и теперь, наверное, необходимо в старых домах полностью менять системы отопления», - настаивает Хамдамов.

«А не потому ли у нас холодно, что наш газ продается в Китай. Я понимаю, что китайцам это нужнее, чем нам. Дело в том, что это напрямую связано с рождаемостью – чем холоднее, тем выше рождаемость, - иронизирует Карпов, - по принципу: жмемся мы друг к другу, чтоб теплее стало. А китайцы хотят эту рождаемость слегка понизить, значит им необходимо тепло. А если серьезно, как нам пережить эту зиму?».

«А мне кажется, проблема холода в нашей сегодняшней республике несколько надуманна, - считает Гумеров. – Потому что, я думаю, все-таки 4 месяца можно и перетерпеть, особенно, по сравнению с Норильском. А во-вторых, я заметил, когда в стране нехватка чего-либо, это к чему-либо народ стимулирует».

«То есть, если чего-то не хватает, то потом этого будет в переизбытке?» - спрашивает Карпов.

«Нет, в избытке будет здоровье, - говорит Гумеров. - Дело в том, что я заметил, большинство из людей, которые прошли через сталинские лагеря, - долгожители».

«Кроме тех, кто умер?» - вновь с иронией спрашивает Карпов.

«Нет, кроме тех, кто работал над ними начальниками – вот они быстро уходили, потому что их мучали угрызения совести, несварение желудка, - убежден Гумеров. – А у тех, кто сидел в лагерях, был режим: алкоголя не было, табака не хватало, при этом – физическая работа на лесоповале, на холоде, который закаляет организм, мяса они не ели…».

«Потом еще была одна – психологическая - причина: люди эти годы заключения за жизнь не засчитывали, а выйдя на свободу, считали, мол, теперь же мы должны пожить по-человечески…».

Подробней о проблеме отопления в Узбекистане в зимнее время и условиях выживания в любом тоталитарном государстве - в новом выпуске совместной видеопрограммы открытого общества «ШУТ me» и Uznews.net.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.