Весь прошлый год политтехнологи Сержа Саргсяна занимались тем, что добивались решения западных государств и прозападных сил в Армении сделать ставку на Сержа Саргсяна. Для этого заявлялось о проевропейском политическом курсе, налаживались отношения с Европой и США, говорилось об общих с европейскими христианских ценностях, даже отменили визовый режим для европейцев и осуществили бюрократические реформы, пригласили в  Ереван Баррозу и Мартенса, а вероятных конкурентов обвиняли в антизападной позиции.
 
Эта политика достигла успеха, и западные страны действительно негласно сделали ставку на Сержа Саргсяна. Правда, они не заявляли об этом публично, сохраняя осторожность и бдительность, но к другим кандидатам интереса тоже не проявляли. Это привело к тому, что Серж Саргсян действительно обеспечил себе поддержку Запада и нейтрализовал других кандидатов, которые могли бы рассчитывать на ставку Запада.
 
Но буквально на следующий день после того, как регистрация кандидатов была завершена, Серж Саргсян собрал все руководство страны и сделал ряд примечательных заявлений. Во-первых, он сказал, что безопасность станет главным приоритетом государственных органов, тем самым отведя все остальные задачи – демократию и прочее, на второй план. Во-вторых, он заявил, что стержнем безопасности Армении является военное сотрудничество с Россией.
 
Этот мессидж был направлен Западу, и это значит, что решение своей главной задачи – безопасности – Серж Саргсян связывает с Россией. Выбор Серж Саргсян «ратифицировал» Владимир Путин, который вдруг решил именно сейчас подписать с Арменией новый договор о военно-техническом сотрудничестве. Свидетельством того, что Россия опять «получила» безопасность, а значит – политику Армении, является и кампания, начавшаяся в СМИ по поводу вероятного открытия степанакертского аэропорта, готовности армянских ПВО защищать гражданские полеты и намерении России «не дать карабахцев в обиду».
 
Этот тренд наверняка заметили на Западе, и не случайно сразу после этих заявлений состоялись встречи французских дипломатов с Раффи Ованнисяном (экс-глава МИД Армении) и Грантом Багратяном (экс-премьер-министр Армении), которые считаются наиболее «соразмерными» конкурентами Сержа Саргсяна на президентских выборах.
Раффи Ованнисян не скрывал своей западной ориентации, но до сих пор она «оттенялась» политикой Сержа Саргсяна. А Грант Багратян открыто говорит о либерализации экономики, хотя и считает, что Армении не стоит превращаться в поле борьбы между Западом и Арменией.
 
Не исключается, что Запад запоздало решил найти кандидатов, на которых может сделать ставку, решив, что Серж Саргсян не оправдал надежд. И не важно, с чем это было связано – был ли европейский курс изначально политтехнологической имитацией, или же Запад предъявил слишком жесткие требования Саргсяну, не давая денег, но требуя лояльности, реформ и испорченных отношений с Россией. Но очевидно, что политика Сержа Саргсяна изменилась после визита Овика Абрамяна (спикер Национального Собрания Армении) в Брюссель.
 
В контексте этой трансформации вероятны довольно жесткие оценки со стороны международных наблюдателей, а также смена «прозападного» премьера Тиграна Саркисяна. Не исключается, что пост премьера, согласно предварительной договоренности, достанется Роберту Кочаряну или его «человеку», который «вернет» Армению в лоно российской политики.
 
Не обязательно вступление в Таможенный или, тем более, Евразийский союз, который умер, не родившись. Достаточно было того, что Серж Саргсян объявил безопасность своим приоритетом и назвал ее стержнем сотрудничество с Россией.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.