Недавно комиссар Совета Европы по правам человека Нилс Муйжниекс на своем блоге предложил автоматически предоставлять латвийское гражданство всем родившимся в Латвии детям неграждан. Сейчас этим детям уже полагается гражданство, однако родители должны активно заявить о желании такого статуса для своих детей. Согласно предложенному Муйжниексом варианту, гражданство следовало бы предоставлять автоматически.
 
Возможно, некоторым это предложение может показаться логичным: это дети постоянных жителей Латвии (неграждан), думается, что здесь они вырастут, будут учиться и со временем участвовать в рынке труда. Они не виноваты, что их родители не захотели стать гражданами государства, несмотря на то, что двери в гражданство Латвии открыты.
 
Латвия основана как национальное государство латышей, но вовсе не является государством «одной нации». С давних времен на территорию нашей страны прибывали люди разных национальностей, оставляя следы в родословных наших семей и в пестрых фамилиях. Не говоря уже о том, что латыши как народ образовались в результате исторического слияния куршей, селов, земгалов, латгальцев и ливов.
 
Однако в основе нашего государства, как и в любого национального государства (Швеции, Дании, Германии, Франции и др.), - язык и культура одного народа, в которые вливаются все остальные национальности. Этот процесс называют интеграцией, которая, к сожалению, в нашей стране сильно хромает. Тот факт, что по-прежнему в государстве есть постоянные жители, которые не желают гражданство государство, ясно свидетельствует об этом.
 
В результате Второй мировой войны наше государство на 50 лет утратило независимость и было оккупировано чужими силами. В результате войны мы потеряли примерно треть своих жителей, которых оккупационная власть заменила приезжими (иммигрантами) из большого Советского Союза. Общим для этих иммигрантов был русский язык, на котором они продолжали учиться в своих (русских) школах.
 
Латыши избегали русификации в эти годы не только при помощи своих крепких семей, но и при помощи раздельной системы школ, при которой существовал параллельный «латышский поток», несмотря на то, что в начале советской оккупации до времен Атмоды в конце 80- годов единственным официальным языком был русский язык.
 
Восстановив независимость, мы резко не изменили систему образования, а сохранили  в школьной системе «русский» поток, был заменен лишь статус «латышских» школ – они стали школами с обучением на государственном языке. За последние 20 лет многие «русские» школы вдали от центров больших городов были закрыты из-за нехватки денег. Но в Риге, Даугавпилсе и других крупных городах такие отдельные школы для детей инородцев до сих пор существуют. Там, где этого нет, и все дети вместе учатся на латышском (государственном) языке, они очень быстро вливаются в совместное общество. Интеграция происходит естественно, потому что просто нет другой альтернативы.
 
В контексте Европейского союза тот факт, что правительство Латвии по-прежнему допускает сегрегацию (разделение) школ, в которых дети постоянных жителей по-прежнему не осваивают местный государственный язык, культуру и понимание истории, является скандальным!
 
Цель ЕС – интеграция, или включение всех жителей в общую среду. В Германии. Франции, Швеции или других странах иногда возникают сложности с интеграцией приезжих в общество, но никто не может додуматься специально создавать отдельные школы, скажем, для алжирских иммигрантов, искусственно отделяя их от французских детей. Однако в Латвии происходит именно это - «русскоязычные» дети уже с детсада отделены от большинства народа и воспитываются фактически в чужой среде, что не позволяет этим детям «врасти» в латвийское общество. Как можно быть лояльным тому, что фактически незнакомо?
 
Конечно, всегда есть исключения, но в целом ситуацию надо менять. Как нам хорошо показывает пример Франции, любую нацию надо активно формировать. В случае Латвии основной состав нашей нации – это латыши и ливы, потомки древних жителей. С течением веков нашу нацию дополняли представители многих народов, которые полностью влились в совместное общество. Однако после восстановления независимости мы избегали мысли о том, что нам надо продолжать совершенствовать свою нацию. Мы, скорее, беспокоимся о существовании латышского языка и культуры – куда уж там совершенствование.
 
Для того чтобы изменить эту ситуацию, надо изменить одно из главных условий: нужно (постепенно) преобразовывать нашу школьную систему, чтобы дети всех постоянных жителей Латвии уже на дошкольном уровне учились в одних и тех же (государственных) школах, где преподавание ведется только на государственном - латышском – языке.
 
В том случае, если мы, прежде всего, изменим свою школьную систему, чтобы каждый ребенок мог влиться в общее (латышское) общество, - несмотря на национальность и убеждения своих родителей, - тогда можно будет говорить о предложенной господином Муйжниексом модели предоставления гражданства. Однако в сегодняшних условиях, автоматически предоставив гражданство детям, родители которых, очевидно, не хотят гражданство Латвии, означает в будущем доставить нашему государству и народу еще большие трудности.
 
Сегодня у нас много неграждан, которые, кажется, не хотят видеть Латвию как независимое, латышское национальное государство. По предложенному господином Муйжниексом варианту, в будущем появится больше русскоязычных и получивших образование на этом языке граждан. Это не путь к формированию единой нации, а путь к расширению, а не уменьшению раскола в народе.
 
Кришьянис Кариньш, депутат Европейского парламента («Единство»).
 
Перевод: Лариса Дереча.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.