Пока Сейм дебатировал о внешней политике, некоторые важные для Латвии с внешнеполитической точки зрения события остались вне выступлений участников дебатов. Например, выраженная Путиным готовность «развивать конструктивные отношения с Эстонской Республикой на основе принципов добрососедства», что, разумеется, следует приветствовать.
 
Хочется надеяться, что это больше, чем дань дипломатическому этикету во время приема в Москве верительной грамоты нового посла Эстонии. Хочется надеяться также, что эта готовность поможет уладить затянувшийся спор вокруг эстонско-российского договора о границе, утверждение которого Москва отозвала, сославшись на присоединенную эстонцами преамбулу, которая содержит ссылку на Мирный договор 1920 года. В последнее время, в особенности после эпопеи с переносом таллиннского «Бронзового солдата», были и другие остроты, которые теперь можно загладить, хотя Эстония по-прежнему во всем остается на своих принципиальных позициях. Если обещанное Кремлем исполнится, то это станет очередным подтверждением, что сохранение самоуважения государства окупается. Может быть, также и дополнительным доказательством того, что Эстония это западное государство. А именно: государство, которое уже не вернуть в прежнее политическое пространство.
 
Возможно, Эстония не так необходима Кремлю, который разворачивается на другой «игровой площадке», о чем написано в опубликованной 23 января в The Guardian статье. Ничего нового там нет: Латвия становится местом, где сливаются российские деньги, пропаганда и люди «невидимого фронта», для обозначения которых историк Улдис Германис любит использовать слово «службы хватких парней». Следует отметить, что, в понимании британцев, The Guardian левая, уважаемая профсоюзами газета (тираж около 400 000 экземпляров, распространяется во многих европейских странах), которая больше уделяет внимания критике состоятельного класса и политики Запада.
 
Раз уж газета такой направленности сочла нужным широко отразить упомянутую тему, то, наверное, причина ясна: предназначенная для нас доля российской пропаганды в виде т.н. мягкой силы остается в Латвии, а грязные деньги, преступность и хранители традиций ЧК зачастую мигрируют дальше в Европу.
 
Что тем временем делала Латвия? Решила предоставлять виды на жительство в обмен на инвестиции. Министр внутренних дел Латвии осенью на посвященной этому вопросу конференции заявил, что это не создает проблем с безопасностью. Другие источники все же утверждают, что создает, но на все, конечно, можно смотреть с разных точек зрения. В конце концов, представители преступного мира и наследники ЧК, ведя оживленную деятельность в Латвии, тратят здесь свои деньги, и в чисто финансовом смысле это выгодно. (К тому же, как говорится в комментариях в сети, эти милые люди, в отличие от туповатых британских туристов, не бегут писать у Памятника свободы). С таким же разным подходом можно оценивать «Новую волну». Одни, как в публикации в The Guardian, называют ее ежегодной тусовкой российских олигархов и шпионов, а в глазах других, например, Ингуны Судрабы, это пронизанное неподдельной сердечностью мероприятие. Оно вводит в постоянный восторг отцов города Юрмала и обозревателей жизни высших кругов. Наконец, и на уровне Сейма по-прежнему происходят столкновения мнений о том, где же Латвии нужно быть в геополитическом смысле. «Центр согласия» (ЦС), который называет себя левым, в ходе внешнеполитических дебатов говорил (в лице депутата Элксниньша), что основы государства дробит стремление правительства быть в ядре Европы. А не, скажем, недавний поддержанный ЦС языковой, или самоликвидационный референдум и другая аналогичная деятельность.
 
Главным критерием вроде бы должны быть интересы развития Латвии на долгосрочную перспективу, которые часто не совпадают, к примеру, с интересами маклеров по недвижимости. Но участвующих в таких «играх» политиков Латвии, в том числе «латышских», все же рекомендуется держать подальше от коридоров власти.

Перевод: Лариса Дереча.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.