- «Единство» ссылается  на усталость депутатов, но не  нужно быть наивными. Ушедший в отставку министр сообщения Айвис Роснис еще на прошлой неделе высказался, что близость выборов в самоуправления может сделать работу коалиции невыносимой.
- Конечно, близость выборов влияет  на коалицию. В этом году выборы  в самоуправления, в следующем году – выборы в Европейский парламент и в Сейм, и двадцатилетний опыт показывает, что в предвыборное время в коалиции присутствует напряженность, и тон более резкий, чем обычно во взаимных дискуссиях между партиями. Это надо воспринимать, как неизбежное зло, но я не думаю, что это может разрушить коалицию. Выборы в самоуправления, разумеется, можно воспринимать, как тест для национальной политики, но это лишь выборы в самоуправления, и дискуссия должна концентрироваться на вопросах самоуправления – утепление домов и сумасшедшие счета за тепло, организация транспорта и общественный транспорт. Если бы я был рижанином, а не юрмальчанином, я бы сейчас был опечален тем, что не ведется дискуссия по практическим вопросам. Например, нужно было бы говорить о более эффективном управлении капитальными обществами самоуправлений, раз уже счета за тепло так неразумно высоки. Может быть, там есть возможности для экономии.
 
- По-моему, улучшение  эффективности управления капитальными  обществами никак не устранит тот факт, что цена на газ, в сравнении с 2009 годом, повысилась в два раза.
- Я думаю, что административные  затраты надо переоценить - не  уходит ли куча денег на  сомнительные рекламные договоры. Если хотя бы на лат можно  будет снизить счет для  каждого, то это уже будет большим приобретением, чем сваливать все на цену на газ. А что касается цен на газ, то это заставляет нас подумать об отказе от услуг только одного поставщика-монополиста газа – Газпрома. Министерство экономики начало работать над этим в соответствии с установками Европейского союза об обеспечении конкуренции в сфере энергетики.
 
- Конкуренция – это  очень хорошее дело, но никто  не сказал, что в ее результате  газ в Латвии станет дешевле, и что другие поставщики предложат  его по более низким ценам, чем Газпром.
- Точные прогнозы никто не  может высказать, потому что мы  только в самом начале пути. Но для меня, к примеру, нет  ответа на вопрос, почему мы  полностью зависим от одного  монополиста, к тому же, для нас  цена выше, чем для Германии, даже несмотря на то, что мы ближе к России, и у нас есть Инчукалнское газохранилище.
 
- Ну, и не закончатся  ли в итоге эти игры с  Газпромом так, как говорила управдом в знаменитом советском фильме «Бриллиантовая рука»: «А не будут брать, отключим газ»…
- Нет, не думаю. Наш гарант - Инчукалнское газохранилище.
 
- Депутаты от Национального  объединения в ходе внешнеполитических  дебатов в Сейме упрекали вас  в пророссийской ориентации. Они  связывали это с тем фактом, что вы негативно высказались  о возможностях получить от России компенсацию за советскую оккупацию. Принимаете ли вы эту критику?
- Во-первых, моя ориентация  во внешней политике направлена  на соблюдение национальных интересов. А национальные интересы не  заключаются в крике с трибуны  без какой-либо ответственности. Нравится им или нет, ответственность не состоит только в красивых речах с трибун: электорат доволен, твердая позиция продемонстрирована, а мозги в это время, может быть, оставались где-то в другом месте. Моя задача – уравновешенная внешняя политика, в которой есть и европейский компонент, и компонент внешней безопасности, и экономический компонент. Мы должны содействовать экономической активности – и инвестициям, и экспорту. Меня удивляет, что некоторые коллеги поднимаются на трибуну с требованием продемонстрировать твердую позицию в тех вопросах, где нужно продемонстрировать больше мозгов и экономической ловкости. Жалобы на то, что люди уезжают, связаны не с тем, что здесь нельзя найти работу, а с тем, что эта работа слишком низко оплачивается. Только содействием нашему экономическому развитию мы можем добиться большего благосостояния, того, чтобы люди получали более высокие зарплаты. Когда я слышу, что экономическое сотрудничество с Россией это краткосрочные интересы… Ну, покажите мне другой способ, как добиться экономического процветания, сотрудничая только с ЕС, не принимая во внимание сотрудничество со странами к востоку.
 
Что касается компенсаций за последствия оккупации: о признании факта оккупации Латвия неустанно говорила с различных трибун и будет говорить впредь, но вопрос компенсаций оставлен в рамках созданной президентом комиссии историков, поскольку о нем должны говорить профессионалы. До сих пор мне никто из коллег из МИДа не подтвердил, что кто-то согласовал этот вопрос с коллегами из стран Балтии. Куда мы бежим? Популизм – хорошая вещь, выборы в самоуправления приближаются, но почему вообще внешнюю политику связывать с какими-то выборами? По-моему, вопрос нужно рассматривать на академическом уровне и согласовывать свои действия с позицией Литвы и Эстонии. К тому же, будем реалистами – наши отношения с Россией, прежде всего, обуславливает то, что мы соседние страны и будем таковыми всегда.
 
Необходимо помнить также, что во внешнеполитической концепции Латвии, которую Сейм утвердил 25 октября 2011 года, написано об основанных на уважении и взаимовыгодных отношениях с Россией с соблюдением европейских ценностей. В наших отношениях, разумеется, были проблемы – языковой референдум, обвинения в фашизме. Нас беспокоит, что отдельные граждане России приезжают в Латвию и действуют, угрожая основам нашего государства. Нам хотелось бы думать, что это их индивидуальная деятельность, но мы все равно будем на это реагировать…
 
- Как вы охарактеризуете нынешнее  отношение Кремля к Латвии? Нас  там вообще кто-то замечает? О  каком-то интересе свидетельствует  упомянутая вами индивидуальная  деятельность с подстрекательством к автономии Латгале.
- На ситуацию в Латвии  нельзя смотреть в отрыве от  глобального контекста. Мы не  изолированный и не уникальный  остров во Вселенной. Мы видим серьезное ухудшение отношений  не только в контексте Латвии (где, по меньшей мере, экономические отношения хорошие), но и в контексте Россия – Европейский союз, Россия – НАТО. Я думаю, что это связано с целым рядом шагов после повторного вступления в должность президента Владимира Путина. С одной стороны, закон Магнитского (США), с другой (российской) стороны - закон Димы Яковлева – это абсолютно не способствует развитию отношений. И предложение ЕС о создании нового договора Россия-ЕС не находит никакой отзывчивости со стороны России. Еще – Россия стала членом Всемирной торговой организации, и это огромный потенциал, но она не медлит с принятием явно протекционистских мер, к примеру, запрет на экспорт живых свиней из Латвии, который не имел никакой связи с сообщениями о свиной чуме. По нашему мнению, Россия больше заинтересована в создании политически интегрированных образований на территории бывшего Советского Союза. Если это происходит добровольно – хорошо, но если это происходит путем выкручивания рук, то это делает нас очень опасливыми.
 
Нам, конечно, хотелось бы более позитивной гаммы отношений с Россией, но мы замечаем уменьшение демократической базы в этом государстве. В любом случае – межгосударственные отношения нельзя рисовать в одном цвете, каким бы он ни был.
 
- Не может ли произойти какой-то  щелчок в отношениях с Россией, к примеру, после 16 марта, если министры от Национального объединения пойдут к Памятнику свободы…
- Думаю, что здесь в  силе сказанное премьер-министром  в конце 2011 года, что министр лишится  в таком случае должности…  Не думаю, что отношение изменилось. В Латвии день памяти солдат – это День Лачплесиса 11 ноября.
 
Меня иногда удивляет готовность отдельных людей брать на себя ответственность за действия, которые совершили чужие режимы, не имевшие никого отношения к латвийскому государству и воле народа Латвии. В планы ни Советского Союза, ни нацистской Германии  независимое латвийское государство не входило. Попытки пропагандистских машин этих режимов использовать нюансы царивших в то время настроений – это тоже один из видов тоталитарных преступлений, и, к сожалению, мы по-прежнему, спустя 60 лет, допускаем, что эти вопросы нас раскалывают.

Перевод: Лариса Дереча.

 (Публикуется с сокращениями).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.