Юбилей восстания Калиновского вновь обозначил расхождение официального и альтернативного взглядов на историю Белоруссии. Почему события 150-летней давности стали поводом для разногласий, разбиралась Наталья Макушина.

В Белоруссии и через 150 лет после восстания под предводительством Кастуся Калиновского нет единого подхода к оценке этого события. Взгляды официальных и независимых историков на спорные цели вооруженного мятежа 1863-1864 годов на нынешней белорусской территории, как и на многие другие исторические события, сильно отличаются друг от друга. Главная проблема - в том, что оценка истории становится своеобразной межой, с помощью которой делят граждан на «своих» и «чужих» не только власть, но и радикально настроенная оппозиция.

Когда в заложниках история

Для белорусских оппозиционеров юбилей восстания Калиновского с призывом «За вашу и нашу свободу» - особый символ борьбы за независимость. Но это не официальный праздник, как в Литве и Польше. Одиозные белорусские историки раскрашивают экскурс в далекое прошлое иными красками. По их задумке, на фоне нынешней интеграции с Россией ничто не должно напоминать о Белоруссии как о Северо-Западном крае, бывшем когда-то частью Российской империи.

Читайте также: Лукашенко объяснил, как его победить

При этом Минск приводит несколько толкований того, как относиться к вооруженному мятежу калиновцев, боровшихся за возврат к границам Речи Посполитой 1772 года. Идеологи то призывают считать восстание «советским мифом о борьбе с царизмом белорусских крестьян». То признают, что это было настоящее национально-освободительное движение против угнетателей, как утверждается на одном из официальных сайтов. То назовут поляка Калиновского обманщиком, который коварно использовал бедняков-белорусов.

Такие доводы отстраняют оппонентов от исторических дискуссий и предлагают лишь те точки зрения, которые обслуживают власть. Независимых историков преследуют, а издания их трудов запрещают, как это случилось с альтернативными исследованиями журнала ARCHE и авторов учебника «Гродноведение».

Обращение Александра Лукашенко к народу и парламенту Белоруссии


«Найти и обезвредить»

С 1991 года, когда Белоруссия стала независимым государством, оценка истории государственными идеологами неоднократно менялась - чтобы обеспечить действующей власти политическое долгожительство. Все факты, которые могли бы указать гражданам исторические примеры освобождения от властного гнета, перекраивали до неузнаваемости или изымали из учебников, которые за последние 20 лет переписывали уже несколько раз.

Также по теме: Лукашенко воюет на два фронта

Например, долгое время было нежелательным упоминание о самопровозглашенной 25 марта 1918 года Белорусской народной республики (БНР), независимой от большевистской России. Под запрет попала и неоднозначность суждений о партизанском движении 1941-1944 годов, когда в необъявленной гражданской войне местные жители грабили и убивали друг друга. Неприятна властям память о сопротивлении восстановлению советской власти в Западной Белоруссии после Второй мировой войны до середины 50-х годов.

Такими же «вредными» стали темы реформирования белорусского языка. В 1933 году была предпринята попытка сделать из него кальку с русского. Затем референдум 1995 года фактически вытеснил из официального обращения язык титульной нации, а русскому языку был придан статус второго государственного.

Не приветствуют в Белоруссии и обсуждение уничтожения Сталиным белорусской элиты. Но из истории фактов не выкинешь, и только один XX век отмерил белорусам столько бед, что всестороннее и беспристрастное изучение многих событий - еще впереди.

Читайте также: Санников - сильнейший соперник Лукашенко

Единая идея для «тутэйших»


Вместе с тем, белорусское общество подстерегает, наряду с навязанной официальной интерпретацией истории, еще одна опасность - такой же некорректный и идеологизированный подход радикальных оппозиционеров к независимым исследованиям - «кто не с нами, тот против нас», если »тот» не «тутэйший» и не говорит по-белорусски.

Это усиливает раскол, который только на руку функционерам. Стоит признать, что в массах идеи возрождения белорусской истории и белорусского языка не популярны. Слишком деликатное это дело - национальный вопрос в многонациональной и русскоговорящей Белоруссии.

Кто виноват - понятно. Что делать, чтобы «тутэйшими», то есть, местными, ответственными за судьбу страны, смогли почувствовать себя все обладатели белорусских паспортов? Ответ на этот вопрос помог бы сформулировать единую идею для всех граждан, независимо от их национальной принадлежности. Важно, чтобы никто больше не смог использовать историю Белоруссии для политических манипуляций в угоду любой власти.