Никто не хочет вкладывать деньги в Армению. Все – и Россия, и США, и Европа – имеют весьма естественное желание как можно дешевле получить в Армении влияние - военное и политическое.
 
Побывавший на днях в Ереване министр обороны России Сергей Шойгу уверенно говорил о наращивании военно-технического сотрудничества и «новых элементах» безопасности. Также говорилось об открытии неких сервисных центров по обслуживанию военной техники и сборки грузовых машин на базе шасси КаМАЗ.
 
Сколько это будет стоить, есть ли за всем этим конкретные проекты и инвестиции, во время визита не говорилось. И есть оправданные опасения, что все эти заявления в итоге выльются в открытие пары ничего не значащих мастерских на российской военной базе. Зато политический эффект получился весьма громкий.
 
Такая же ситуация и в армяно-американских отношениях. После визита Шойгу посол США Джон Хефферн и руководитель армянского офиса Агентства международного развития США Карен Хилиард анонсировали «беспрецедентный договор» с Арменией о содействии развитию демократии и системы управления. Беспрецедентный договор «стоит» 32 млн. долларов на 5 лет, то есть, около 6,4 млн. долларов в год. Как сказал один умный человек, как раз хватит на зарплату премьер-министру и министрам. Но опять же получился громкий политический эффект от слова «беспрецедентный».
 
То же самое произошло с Европой: буквально на следующий после визита Шойгу день Армения и Франция подписали договор о военном сотрудничестве. Громко сказано, но, как оказалось, речь идет об обучении и повышении квалификации, наверное, десятка офицеров в год.
 
Дело не в неблагодарности армян, которые, видите ли, не довольны, что им просто так дают деньги и обучают их военных, открывают сервисные центры и прочее. Армяне всегда признательны за помощь. Дело в том, что политический эффект от громких и беспрецедентных заявлений оказывается настолько негативным, что покрывает экономический и оборонный эффект.
 
Армению словно разрывают на части: идет борьба за политическое влияние в стране, которое может понадобиться, если, не дай Бог, начнутся неприятности в Иране, если будет решено окончательно прижать к стенке Турцию и открыть подбрюшье России.
 
Идет война и за степанакертский аэропорт, который, как пишет уже российская пресса, может совместно использоваться Россией и НАТО. Идет борьба за Грузию и Армению вместе, потому что крен одной из стран непременно потянет за собой другую.
 
В этой ситуации армянским властям, элите, обществу должно хватить ума оценить ситуацию, не верить политическому эффекту разного рода заявлений, «хозяйским» визитам и прочему. Нужно руководствоваться интересами Армении и понять, что мы вправе выдвигать свои претензии перед всеми, кому нужна Армения.
 
Американский посол говорит, что если выборы пройдут нормально, если будет независимый суд и прочее, в Армению потекут американские инвестиции. Серж Саргсян пока никак не прокомментировал перспективу «инвестиционной экспансии» США в Армению, возможно, потому, что он не верит в такую перспективу. Но не исключается, что он просто не желает этого. Иначе он предпринял бы более действенные меры, чтобы привлечь американские инвестиции. Более того, это должно было стать главным приоритетом его экономической политики и главным требованием к США. Кроме того, как говорит политолог Игорь Мурадян, Армения сейчас имеет возможность «требовать», чтобы западные страны поставляли ей современное вооружение.
 
Что касается отношений с Россией, то и тут Армения не выдвигает конкретных требований. Единственный раз это случилось в декабре в Москве, когда Серж Саргсян обвинил Россию в поставках вооружений Азербайджану. Но ощущение было такое, что это было согласовано с Россией, которая буквально в те же дни вынуждена была отказаться от Габалинской РЛС, и ей нужен был повод «наказать» Азербайджан.
 
Но у Армении есть возможность выдвигать перед Россией гораздо большие требования, чем пара сервисных центров и КамАЗы с туманной перспективой.
 
Никто, естественно, не желает вкладывать в Армению, и обществу нужно выяснить, почему: власти и без инвестиций соглашаются со всеми требованиями, или все дело в том, что ни те, ни другие не доверяют нынешней армянской власти?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.