На вопросы Neatkarīgā ответил главный редактор крупнейшей российской газеты «Аргументы и факты» Николай Зятьков, который гостил в Риге по приглашению международного медиа-клуба «Формат А3».
 
- Какие темы самые актуальные в российских СМИ сегодня?
- Читатели очень разные.  У всех разные интересы и потребности. Если говорить о политических темах, то один из вопросов, который важен для читателей, - совсем и окончательно ли умерла оппозиция в России, и есть ли какие-то возможности повлиять на власть? Для читателей, которых политика не интересует, важны вопросы быта и социальной тематики - коммунальные платежи, рост цен и тарифов. Хотя в России пенсии в прошлом году были повышены, и в апреле ожидается еще одно повышение пенсий, но все же рост пенсий не всегда опережает рост цен. Бизнес-элиту интересуют вопросы совсем другого уровня. Как адаптироваться в новых политических условиях? Какие последствия может иметь то, что правящий тандем изменился – Владимир Путин определяет политику, а Дмитрий Медведев решает экономические вопросы? Ясно одно: Владимир Путин это всерьез и надолго. Неясно, что произойдет с людьми из окружения Медведева. Меняется и оппозиция. Госдума России стала намного самостоятельнее, агрессивнее. Правящей партии сейчас разрешено намного больше, и лидерам оппозиции приходится думать, что теперь делать.

Читайте также: Латвия ущерб от СССР - 200 млрд латов
                             
- Если исходить из темы, которую российские лидеры во главе с Медведевым подняли на Давосском форуме, то важнейший вопрос - это начало волны приватизации. Если почитать «Аргументы и факты», то получается, что жители, скорее, призвали бы национализировать приватизированное….
- Приватизация интересует сравнительно небольшую группу людей. Большинство приватизацию воспринимает с опасениями. Хорошо осталась в памяти т.н. бандитская приватизация 90-х годов прошлого века. Людям была дана их часть приватизируемого в виде ваучеров, и все это было потерянно. Многим удалось нажить богатство, но большинство осталось с носом. Люди пытаются понять, как приватизация затронет их. Для тех, кому денег хватает лишь на повседневные расходы, приватизация это пустой звук, к ним это не относится. Приватизация – это выгода банков, олигархов, западных компаний. Люди понимают, что на государственные предприятия они как-то могут повлиять хотя бы при определении тарифов. Если есть газовое, нефтяное или энергетическое предприятие, и оно принадлежит государству, то касательно тарифов у людей есть возможности добиться благоприятной для себя политики. Если предприятие принадлежит европейским или китайским инвесторам, то возможностей повлиять или чего-то  добиться нет никаких. Поэтому народ волнуется. Политики и верные Кремлю журналисты пытаются объяснить, что полученные от приватизации деньги поступят в госбюджет. Только что нам от того, что бюджет увеличится на ту или иную сумму? Если полученные в ходе приватизации деньги будут направлены на приобретение облигаций США, то деньги окажутся в Америке. Что от этого простому человеку? Люди это не понимают.
 
- В среде российских интернет-СМИ звучат намного более жесткие аргументы против приватизации. Пока нефтяная отрасль была в ведении государства, финансировались геологические исследования, формировался баланс системы исследований/добычи. После приватизации денежные ресурсы будут направлены не на геологические исследования, а на покупку яхт и британских футбольных клубов.
- Это очень хороший вопрос и хороший пример. Что же эффективнее – государственная или частная собственность?

Флаги Латвии


Также по теме: Латвия была донором СССР

Во времена СССР доминировала государственная форма собственности. Затем сказали, что на Западе люди живут лучше, потому что там частная собственность. Государственной собственностью чиновники управляют неэффективно, воруют, а частник у себя воровать не будет и будет делать все, чтобы было выгодно ему, и всем от этого была польза. Теперь прошло время, и большая часть собственности уже довольно долго в частных руках, в том числе и нефтяной комплекс, порты и т.д. Возникает вопрос, - он широко обсуждается и в научных кругах, = действительно ли частная собственность эффективнее государственной собственности? Оказывается, сейчас ответ уже не столь однозначен. Выяснилось, что из всех частных компаний лишь некоторые, к примеру, Лукойл вкладывают в исследовательские работы и в будущее.
 
У многих нет желания вкладывать на долгосрочную перспективу, и они не видят смысла в таких долгосрочных вложениях. Богатые становятся транснациональными. Эти люди, думая о будущем своих детей, больше смотрят на Запад, потому что там ясная и упорядоченная законодательная система, упорядоченный быт, улицы чистые, легко покупать и продавать, криминальная система контролируется и т.д. В свою очередь, Россия остается местом, где получают деньги, но с которым не связывают себя на долгосрочную перспективу. Богатые чувствуют себя в России, как на временной работе. Уехать нельзя, потому что здесь получают деньги. Конечно, можно взять продать одним махом все свои активы в России и начать бизнес на Западе. Только там нет таких возможностей, нет таких больших доходов – и в банковской сфере, и в добыче ресурсов, и в других сферах. В России можно получать прибыль в десятки процентов, а на Западе только - в несколько процентов. Надежд на то, что приватизированную когда-то у государства и общества собственность удастся сохранить на вечные времена, уменьшаются, поэтому живут только сегодняшним днем. Так и формируется жизнь. Работой в России с мечтами и будущим на Западе.

Читайте также: Дело Магнитского и деньги путинской мафии в Латвии

Для государственных компаний определялись и определяются задачи, что обязательно, - политика по экономии ресурсов, увеличению добычи и т.п., а частникам это вовсе не нужно, им нужно сейчас и сразу, и нет желания думать о вложениях на долгосрочную перспективу. Главным мотивом зачастую является чисто человеческая алчность. Жалко тратить деньги на исследования. На яхту не жалко. Заодно хочется оппонировать вам по  поводу яхт и футбольных клубов. Это не только развлечения. Эти покупки имели очень важные стратегические ели. До этого на Западе никто не знал фамилии богатейших людей России. Надо было изменить имидж русского с ужасного мужика на цивилизованного человека, надо было интегрироваться в западное общество. Никакими рекламными затратами нельзя было купить тот объем узнаваемости, как в случае, когда Роман Абрамович купил футбольный клуб Chelsea. Одна покупка – и о тебе узнал весь мир. Он моментально стал знаменитым. Другой российский олигарх Александр Лебедев купил британские газеты The Independent и The Independent on Sunday и стал знаменитым и известным. Это логичный и понятный шаг. У этих покупок совсем другая цель. Это не расточительство.
 
- Свободна ли российская пресса? Как часто вам звонят из Кремля и говорят, что печатать, а что – нет. Когда был последний звонок?
- Вопрос провокационный, но не сложный. В обычном повседневном ритме из Кремля не звонят. Однако контакты есть. Регулярно происходят встречи главных редакторов с президентом, премьер-министром, отраслевыми министрами. Эти встречи проходят без записи беседы (без микрофона), чтобы все могли совершенно свободно высказываться о своих проблемах или о проблемах отрасли. По-моему, это не плохо. Я не могу сказать, что все наши проблемы этим решаются, но это важный канал обмена информацией. Так как я редактор крупнейшей газеты, то обычно мое место напротив президента. Идет откровенный разговор, во время которого есть как ответы и вопросы, так и дискуссия, в которой мы спорим друг с другом…

Также по теме: Латвия - «лицо» или «зад»?
 
Могу утверждать, что печатные СМИ России независимы и по структуре владельцев, и по тематике. В печатных СМИ самый всеобъемлющий спектр тематики, откройте «Новую газету», «Ведомости», «Коммерсант», «Московский комсомолец» (МК), «Аргументы и факты» и другие издания. 100-процентной свободы нет, но ее нигде нет. У владельцев есть своих интересы, и в любой стране мира их решают при помощи главного редактора.
 
- Были ли из Кремля звонки, чтобы что-то не писать, за последние пять лет был хотя бы один такой звонок?
- Нет! В такой прямой форме мне не звонили и такие предложения не высказывали. Очень редко бывает, когда звонят и призывают поддержать какую-то кампанию. Текст примерно такой: «Вы будете писать об этой теме? Мы знаем вашу позицию, но призываем вас уравновешенно отражать этот вопрос, предоставляя читателям возможность узнать, в том числе и нашу позицию».
 
Когда проходили митинги оппозиции, никто не звонил, и никаких рекомендаций, что писать и как писать не высказывалось.
 
Возможно, я чего-то не знаю, возможно, на ТВ отношения формируются иначе, но тираж «Аргументов и фактов» такой большой, что газета по влиянию не отстает от ТВ. Для России это очень чувствительная тема. На Западе пишут, что в России средства массовой информации несвободны. Только в России нет министерства пропаганды, которое всех строит, чтобы все синхронно выполняли приказы. Каждый может выбирать свой путь. Редактор одной большой газеты решил отражать деятельность власти, и в таком разрезе все отражает. У газеты большой тираж, и с такой позицией это не какое-то маргинальное издание. Есть путь, который выбрал Дмитрий Муратов из «Новой газеты». Это острая и беспощадная критика власти, когда идет балансирование, и я бы даже сказал, нарушение границ дозволенного, поскольку «Новая газета» не только выполняет, как когда-то говорили, агитационную и пропагандистскую работу, но и выступает как активный организатор митингов и протестов. Перед митингом они проводят конкурс на лучший плакат, а потом называют лучший лозунг. Эти лозунги во многих случаях переходят ту грань, с которой начинается гражданская ответственность, когда высказываются личные оскорбления конкретных государственных деятелей и тому подобное. Я думаю, что и Дмитрию Муратову не звонят, потому что звонить нет смысла. Это выбранный им путь, и никто не закрывает это издание.

Латвийский вопрос


Читайте также: «Русское общество в Латвии» надо прихлопнуть!

В газете МК есть рубрика «Письма президенту». Президенты меняются, а автор рубрики отсеется тот же, и почтив каждом номере есть статья, которая, словно – бац! – удар власти в солнечное сплетение. Когда мы как коллеги спрашивали, было ли когда-то что-то,  ответ такой: «Иногда случается, но такова жизнь. Если ты кого-то оскорбил, то готов принять, что оскорбленный имеет право обратиться в суд, но, прежде чем подать иск, можно позвонить и высказать все, что думаешь». То же самое относится и к вещательным организациям.
 
Государство должно влиять и сотрудничать с СМИ. Это нормально. Об этом не нужно дискутировать. В России круг проблем другой. Государству непосредственно и опосредованно принадлежит очень большая часть медиа-пространства. Государству принадлежат акции крупнейших телеканалов. Государству принадлежит огромное количество местных ТВ. Местная пресса принадлежит областным, районным или городским самоуправлениям. Это оказывает значительное влияние на рекламный рынок. Они рекламу продают за копейки… Тиражи, за исключением одного издания, не большие, но этих изданий так много, что их общий тираж огромный.
 
В этой сфере, конечно, свободы совсем мало. АиФ работает и на федеральном, и на региональном уровне. У нас 67 региональных изданий, которые являются отделом или дочерним предприятием газеты. В свое время на местном уровне не была создана система  частных СМИ, в отличие от федерального уровня, на котором приватизация произошла, и крупные СМИ были проданы частным владельцам. Это, безусловно, было позитивно. В регионах приватизации практически не было.

Также по теме: Колеров и холодная война Кремля и Латвии


- Заметно ли, что в информационном пространстве России постепенно исчезает информация о Латвии?

- Если есть конфликты и разногласия, то это способствует упоминанию какой-либо страны в информационном пространстве. С Латвией я таких процессов не усматриваю.
 
Не обижайтесь, но для большинства, за исключением тех, кто в советское время был связан с Латвией, и тех, кто особо интересуется постсоветским пространством, информация о Латвии не важна. Намного важнее информация о Египте, Турции, потому что туда многие ездят отдыхать в зимнее время. В том числе и потому, что провести две недели на базе отдыха в Подмосковье в два раза дороже, чем провести одну неделю в Турции, включая проезд туда и обратно. Для читателей намного важнее темы, будет ли принят в Египте запрет на употребление алкоголя, запретят ли на пляже находиться без религиозной одежды. Это россиян интересует больше, чем ситуация в Латвии. В этом нет ничего неестественного. Когда я путешествую за границей, то вижу: бывает, что в течение недели  на местном ТВ нет ни одной информации из России. Меня это не обижает. Это нормально. Если в России не происходит что-то чрезвычайное, то у Запада даже к России нет особого интереса.
 
Перевод: Лариса Дереча.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.