В зачитанном премьер-министром Валдисом Домбровскисом в четверг в Сейме докладе о национальной безопасности мы не найдем характеристики России, что ее «культура безопасности насквозь параноидальная». Однако хочется надеяться, что Домбровскис осознает это, хотя и использует подобающий премьер-министру язык.

Упомянутая цитата из опубликованной недавно статьи известного журналиста The Economist и исследователя вашингтонского Центра исследований политики Европы (CEPA) Эдвардра Лукаса «Заново оценивая Россию: парадокс паранойи».
 
Представления политической элиты России о своем государстве и его отношениях с остальным миром как смесь комплекса неполноценности и мании величия и никогда не удовлетворенного и агрессивного беспокойства может констатировать любой внимательный и лично не заинтересованный в благосклонности Москвы наблюдатель. И проявления российской политики зачастую характеризуются, как «параноидальные». Лукас дает конспективную и точную карту этой паранойи, в которой отдельные проявления политики России представлены в контексте мышления и представлений правителей этой страны.
 
Некоторые выводы автора могут вызвать особое беспокойство именно у стран Балтии. Например, Лукас говорит, что было бы неправильно характеризовать соседей России, как ее «врагов», потому что Кремль не хочет нападать на них в военном смысле. Звучит успокаивающе? Однако он добавляет: за исключением, может быть, Грузии и стран Балтии, которые в последние годы были частью сценария агрессивных военных учений России.

Читайте также: Дело Магнитского и деньги путинской мафии в Латвии

Военная сила - это только одно, но тесно связанное с другими средство российской политики реваншизма. В информации бюро премьер-министра Латвии об ожидаемом докладе, - словно специально, чтобы сообщение не потерялось в обширном тексте и в его дальнейших интерпретациях, – акцентированы две угрозы для Латвии: возросшая в последнее время военная активность России в Балтийском регионе и референдум о двуязычии в прошлом году, который расколол общество. Это не два разных и отдельных вопроса. Хорошо, что руководитель правительства видит их как взаимосвязанные угрозы для безопасности.
 
Три столпа

 
Лукас называет три главных элемента стратегической культуры России. Первый и самый важный – это «подозрения, граничащие с паранойей» по поводу намерений Запада. Второй – стремление к экономическому могуществу. И третий очень специфический признак этой стратегической культуры – мессианское превосходство.
 
Эти три элемента, несмотря на то, что сейчас их формулируют современными терминами, имеют вековую давность и, очевидно, сохранятся также после эры Путина. Так что, по сути неизменным, хотя и разным по проявлению, останется ревизионистское отношение к политической географии, с чем нужно считаться в первую очередь соседним с Россией странам.
 
С момента развала СССР «стратегическая паранойя» России была особо нацелена на влияние Запада в бывшем Советском Союзе. На взгляд Москвы, «цветные революции» на Украине, в Грузии и в Киргизстане это пример недопустимого вмешательства, что Кремль трактует, как только и единственно «руку Запада».

Также по теме: «Мягкая сила России» - и в школах Латвии


Однако это представление о вмешательстве парадоксально: по мнению Кремля, такое вмешательство в дела суверенных государств недопустимо не в принципе, а потому, что эти государства принадлежат сфере влияния России. Россия считает, что у других нет права вмешиваться в дела иностранных государств, но у нее самой есть доктрина о защите «соотечественников», в которой термин «соотечественники» удобно расплывчат и может оправдать вмешательство почти в любой регион «привилегированных интересов».
 
«Если Россия не может контролировать внешний мир, значит, этот внешний мир может вмешиваться в Россию», - характеризует Лукас мышление хозяев Кремля, которое находится в центре антизападной политики Москвы. Будь то в Сирии или в Балтии, Россия не хочет допускать, чтобы  что-либо, что она считает важным для себя, было решено или изменено без ее согласия.

Эдгар Ринкевич, министр иностранных дел Латвии


Второй элемент – желание иметь экономическую силу – в России так же силен, как параноидальный страх перед тем, что внешний мир хочет обмануть и использовать Россию. Сейчас это чувство особо усиливает утрата одного из важнейших внешнеполитических орудий – монополии на природный газ. Россия считала, что при помощи него она может контролировать Европу (и даже купить главных европейских политических игроков, например, бывшего канцлера Германии Герхарда Шредера). Формирование свободного газового рынка меняет это и заставляет Кремль быть еще грубее в сделках с западными «партнерами», предупреждает Лукас.
 
Тем не менее, выдумка правителей Кремля о «мессианском превосходстве» своего государства их политике, скорее, вредит, чем помогает. Для нерусских, а также для части русских представления о России, как о «третьем Риме», не кажутся привлекательными. Но идеи об исторической избранности и особой миссии России очень популярны в ФСБ (бывший КГБ) и в других кругах российской властной элиты.

Читайте также: СМИ Латвии об отношениях с Россией

Широкий фронт с ловушками      
                                                                                                                  
 
Лукас указывает, что Россия в отношениях с Западом пускает в дело «подход широкого спектра», который включает в себя публичное и частное дипломатическое давление, шпионаж, коммерческий торг, информационную войну и использование денег в политике. «Разделяй и властвуй» - это и средство, и цель такой политики. (Один из упомянутых Лукасом примеров – покупка вертолетоносца у Франции с расчетом, что в результате Франция будет менее готова защищать своих союзников в регионе Балтийского моря, где планируется использовать эти корабли). Многие предоставляемые Россией разнообразные выгоды и заключенные сделки каждая по отдельности вроде бы не ограничивают действия партнеров, однако в целом они «цепь ловушек», и в случае кризиса все игроки на Западе могут осознать, что они ограничены уже заключенными договорами или страхом потерять обещанные.
 
В особенности подвержены риску Грузия, Латвия, Литва и Молдова, считает Лукас. Россия может добиться существенных успехов в случае совпадения благоприятных результатов выборов и экономического кризиса в этих странах, предупреждает он.
 
В Латвии мы постоянно слышим только об «интересах бизнеса», которые здесь якобы есть у российских компаний и инвесторов. Уместно напоминание Лукаса о том, что хотя у российских экономических игроков есть свои планы и коммерческие интересы, их «независимое поведение имеет границы». Самым ярким примером того, что происходит с теми, кто становится слишком независимым от Кремля, по-прежнему остается в свое время крупнейшая нефтекомпания Юкос, которая уничтожена, а ее руководитель Михаил Ходорковский находится в лагере.

Также по теме: СМИ Латвии о российском правительстве

То же самое в полной мере относится к симпатизирующим Кремлю и зависящим от него политическим игрокам. Нет сомнений, что и у участников здешнего крупнейшего проекта Кремля под названием «Центр согласия» очень разные собственные интересы как в политике, так и в экономике. Однако удивительно, что договор этого объединения с путинской партией «Единая Россия» не мешает большинству политиков и политических наблюдателей считать «Центр согласия» «левой», «оппозиционной» или «русскоязычной», но просто политической партией.
 
Упоминание в докладе премьер-министра языкового референдума как угрозы для национальной безопасности заставляет вспомнить о «границах независимого поведения», которые в не меньшей (скорее, в большей степени), чем у бизнесменов, есть у прокремлевских политиков. Ушаков (Нил Ушаков – мэр Риги («Центр согласия»). - Прим, переводчика) очень не хотел подписываться за референдум. Но когда речь идет о стратегических целях России, «наш симпатичный парень Нил» был и остается пай-мальчиком политики Кремля.

 Президент России Владимир Путин выступает с ежегодным посланием к Федеральному Собранию РФ в Георгиевском зале Кремля


Что делать с параноиком?
 
Лукас предупреждает – было бы огромной ошибкой отвечать на реваншизм России «терапевтическим» отношением, которое основывается на предположении: чем лучше будет чувствовать себя Россия, тем лучше она будет себя вести. К сожалению, даже профессиональные наблюдатели допускают эту ошибку и пытаются угодить паранойе России, а не сопротивляться ей. «Паранойю России может унять только доминирование в соседних странах», поэтому примиренчество это «рецепт в лучшем случае для нестабильности, в худшем – для войны», убежден Лукас. До тех пор пока Россия остается параноидальной, ответ Запада должен быть особо жестким.

Читайте также: 13 мифов о Латвии


Частью такого ответа должно быть более тесное, поддерживаемое США сотрудничество стран Балтии и Северных стран, а также не только большие, но и более разумные оборонные бюджеты европейских стран. Но это не может заменить неприкосновенность судов, политических, медиа- и финансовых институтов, которую пытаются подорвать российские деньги. И особо важно дать отпор развернутой Россией информационной войне, подчеркивает автор.
 
Опасно угождать России или делать вывод, что она слаба, и поэтому не стоит беспокоиться по поводу ее амбиций. Путинская Россия угрожает соседним странам. Важно ясно осознавать, что создает эти угрозы, и понять, как на них отвечать. Лукас ставит диагноз и предлагает основные направления  действий.
 
* * *

 
Комментарии читателей
 
Marlix: Военные учения у стран Балтии объективны – они отрабатывают сценарии против тех стран, которые легко завоевать, если Запад потеряет бдительность, или что-то изменится так резко, что всему миру будет до одного места, что Россия делает в Балтии… Влияние России уменьшается с каждым днем. Большой мощный трюк «вставание с колен» закончился. Везде они теряют позиции, потому что их представления о мире устарели, методы грубы, возможности ничтожны, в сравнении со временами СССР. Единственное, что может привлечь внимание, - это блокирование какой-нибудь резолюции. В политике США никто не говорит о России. Всем ясно, что там контролируемый бардак внутри, агрессивный вопль для внешнего мира, а в действительности Россия зависит от своих «врагов», потому что они поддерживают ее жизнь – покупают ресурсы.
 
Karamba: Напрашивается поговорка – от волка убегал, на медведя нарвался. Вся политика Латвии уже 22 года держится на универсальной страшилке «русские идут». Под прикрытием этого ловкие латыши с теми же плохими русскими добились еще небывалой политической паранойи, когда бедняки с восторгом голосуют за своих господ, которых ежедневно ругают, чиновников и т.д. Найти еще одну страну в мире, где, простите, голодранцы, голосуют за «правых», – это достойно Книги рекордов Гиннеса.
 
Перевод: Лариса Дереча.